У холода нет сердца

Размер шрифта: - +

5

Дома, конечно, очередной втык по поводу мокрой куртки и мокрых сапог. А также вопль: «Вот как хочешь, так и иди теперь гулять с собакой!». Я повесила куртку на плечики, в сапоги забила газеты и положила на батарею. Влезла в старые кроссовки и осеннюю куртку. Погуляла с Плюшкой. Вернулась, получила очередной втык. За то, что пошла гулять с собакой в неподходящей одежде. Объяснила, что другой нет. Получила крик, что «и без меня бы погуляли». Напомнила, что мама сама сказала, что гулять с собакой никто другой не будет. Ответ: «Я, конечно, говорила, но надо же головой думать».

Я чего-то не понимаю в этой жизни.

Пытаюсь отогреться, наливаю горячий чай и грею пальцы о стенки чашки. Мама ходит вокруг и ворчит. Говорит, чтобы не смела болеть, потому что в школу все равно придется идти. Приводит в пример сестру, весь прошлый год она кашляла так, что ее ветром мотало (чего?), а все равно ходила в школу. Я вспомнила, что после этого подвига сестра таблетки пьет просто килограммами, и решила, что геройские поступки не для меня.

 

***

На следующий день я с тоской думала о предстоящей встрече с Марком. Интересно, что его брат наговорил про мой вчерашний тупизм? Что я умудрилась заблудиться в крохотном переулке в три дома? Так и представляю себе пятилетнюю девочку с варежками на резинке. Капюшон упал ей на глаза, ребенок решил, что солнце съел крокодил, и громко ревет. Наверное, я так же выглядела, когда вертелась посреди улицы, вся залепленная снегом и не знала, куда дальше идти. Ох, а Марк еще и спортивным ориентированием занимается! В лесу, зимой. Кандидат в мастера спорта. А я заблудилась в Москве, стоя посреди улицы, в двух шагах от его дома. Позорище. Плюс, его братец мог что-нибудь приукрасить. А Катя расскажет про то, что я вазочку разбила. Ой! Я же своего мутанта так и не стерла с доски!

К счастью, наша встреча откладывалась. Первым уроком был английский, а мы с ним в разных группах. Марк – в сильной. А в нашей бедная учительница проводила экзекуцию, самостоятельную работу, и пыталась заставить нас перестать списывать. А именно, велела всем сдать свои тетрадки с конспектами. Люди выкручивались, как могли: кто-то «забыл» тетрадку дома (и получил пристальное внимание педагога), другие сдавали на стол учителя липовую тетрадь, наспех замаскированную под английский. Саша Юрьев не стал заморачиваться и под видом тетради сдал дневник. Учительница смирилась. 

Потом химия, но у нас была лабораторная, и учеников сразу припахали раскладывать материалы по партам. Также у Любы Полянок возник конфликт с учительницей – девочка не взяла с собой учебник, и куда теперь смотреть? Преподавательница недовольно ворчит: «Конечно, не взяла! Ходишь в школу с кошельком». Это она про Любин клатч. В нашу школу вернулась мода ходить вместо  портфеля с клатчами, а туда кроме тетрадок и ручки ничего не помещается.

Следующим уроком был русский, но не успели мы войти в кабинет, как пришла завхоз и попросила мальчиков помочь перетаскать что-то тяжелое. Они радостно ушли (радостно, потому что планировали задержаться дольше, чем длится перемена). Ну да, сейчас же все-таки весна, а весной всегда начинаются какие-то ремонтные работы…

Эх, ностальгия… Каждую весну у нас начиналась практика. Вообще, насколько я понимаю, практика – это такая проба работы по специальности. И, судя по тому, чем мы обычно занимались, директор и завуч видели нас только в качестве уборщиц. Ну, в крайнем случае, разнорабочих. Мы мыли полы и лестницы (безрезультатно, на мой взгляд). Собирали листья на улице, белили деревья (и каждый раз вместе с деревьями «белился» один из учеников, а родители потом устраивали разборки по поводу испорченной куртки). Нас все время звали на субботники, у каждого ученика было определенное число часов «практики», которые нужно было отработать. Ну, то есть, мы так думали. Помню, стоим мы у ограды, вроде, листья выметаем, а мимо проезжает на велосипеде Андрей Звонарев. Он так вокруг нас кругов десять сделал и каждый раз с таким удивлением смотрел: «А что это вы делаете?». А мы парились: полчаса списали всего, осталось семь с половиной… А я завидовала тем девочкам, за которых родители убирали, и с них списывали часы. Например, у Иры родители окна мыли, а ей засчитали. Нет, я, конечно, свою маму прекрасно понимаю, я бы тоже не пошла сама мыть. Интересно, а можно клининговую компанию нанять, чтобы вместо родителя класс ребенка убрали? Есть такая практика?

  После окончания учебного дня сразу же материализовались классная и завуч. Они грудью встали возле выхода, не давая ученикам покинуть помещение. Следом пришло еще несколько педагогов. Это у нас собрание по поводу ГИА. Учителям надо решить, какие дополнительные экзамены мы будем сдавать.

 Сначала, конечно, спросили, может, кому, что нужно выбрать для дальнейшей учебы? Женя Чиркина смущенно сказала, что ей нужны химия и биология. Учителя посовещались, может, всем сдавать? Посмотрели на класс, совершенно равнодушно треплющийся на посторонние темы, и поняли, что это плохая идея. Тем более, биологию надо сдавать за весь курс, а у нашего класса каждая новая тема сразу же замещает предыдущую. И это еще в лучшем случае, в худшем там и замещать нечего. Про химию вообще зря упомянули. На итоговой контрольной бедная учительница ходила по рядам и «исправляла ошибки», а, точнее, буквально решала задания за добрую половину класса.

В итоге, на амбразуру бросилась Надежда Михайловна и пообещала, что подготовит нас к истории. Класс отнесся к предложению равнодушно. Какая, в сущности, разница? Надежда Михайловна была в ударе и сказала, что раз уж на то пошло, то давайте вторым предметом возьмем обществознание. Две консультации в неделю, и через два месяца будем готовы. Реакция зала – никакой. На том и порешили.



Ольга Гуцева

Отредактировано: 21.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться