У кошки девять жизней

Размер шрифта: - +

2 глава. Замужество

Всю неделю я чувствовала себя отвратительно. С батюшкой я не разговаривала, демонстративно отворачиваясь, когда он обращался ко мне с вопросом. Было заметно, что он очень переживал, но мнения своего не переменил, по-прежнему считая, что поступил правильно. Более того, что это был единственный выход. Я злилась еще больше, так как сама понимала это. Если отбросить личности и представить, что на моем месте находится, к примеру, Элоиза, моя подруга по торжественным случаям, то я считала, что решение правильное. В самом деле, что еще остается, когда ты балансируешь на грани банкротства? Не будучи уверен в завтрашнем дне, ты выдаешь единственную дочь замуж за богатого человека. А если учесть, что этот человек - сын твоего лучшего друга, то вариант идеальный.

     Но повторяю, благоразумно и логически я была способна рассуждать лишь о других. А когда дело касалось меня, действовал лишь один довод: нравится мне это или нет. И если не нравится, то путь это тысячу раз благоразумно и правильно, все равно это отвратительно, подло и гадко.

     Альфред пытался настроить меня на миролюбивый лад всеми своими силами. Подозреваю, что именно для этого он и остался у нас погостить. А вовсе не для того, чтобы присутствовать на свадьбе. Можно представить, как меня это злило!

     Кузен использовал для моего убеждения все средства вплоть до самых вероломных. Он, негодяй, знал, как я люблю верховую езду и практически каждый день, когда выпадала свободная минутка, звал меня прокатиться. Я не могла в этом ему отказать. Отец тоже не препятствовал этому, хотя в любое другое время стал бы причитать, что я слишком злоупотребляю прогулками, и что рано или поздно сверну себе шею. Но так как до сих пор этого не произошло, ограничивался лишь замечаниями.  А в свете последних событий вообще делал вид, что ничего не видит, не слышит и не понимает.

     Накануне самого отвратительного события в моей жизни, вновь будучи на прогулке верхом,  Альфред продолжал действовать мне на нервы, свято уверенный в том, что еще немного - и я соглашусь, что меня ожидает великое счастье.

- Изабелла, - говорил он чрезвычайно мягким тоном, которым разговаривают с маленькими детьми и душевнобольными, - не стоит так расстраиваться. Все девушки выходят замуж. Рано или поздно это случается со всеми.

     До сих пор мне удавалось как-то терпеть это, но в тот день я была чрезмерно агрессивно настроена, вероятно, потому, что время моей казни стремительно приближалось.

- Прекрати! - рявкнула я, - прекрати, прекрати! Если ты и дальше будешь говорить со мной, как с буйно помешанной, я тебя стукну, как в старые, добрые времена.

- Не знаю, для кого они были добрыми, - насупился кузен, - но для меня это были темные времена. Я был весь в синяках. До сих пор не осмеливаюсь поделиться своими переживаниями с друзьями. Они ведь поднимут меня на смех. Какая-то маленькая, сопливая девчонка затерроризировала меня до потери сознания.

- Не преувеличивай, - фыркнула я раздраженно, - вовсе не до потери сознания.

- Да? Я боялся тебя до судорог.    

- Ну надо же, - произнесла я вполголоса, - вот уж не думала, что способна на такое.

- Ты еще и не на то способна, - хмыкнул он, - как вспомню, что ты устроила неделю назад, так волосы дыбом встают. Взрослая, умная девушка, а такое сотворить! Неужели, тебе не было стыдно?

- Нет, - отрезала я, - я еще и не то сделаю.

- Ну, Изабелла, не надо! - взмолился он, - представь, что будет! Соберутся уважаемые люди, родственники, знакомые…

- Кто о чем, а ты опять о свадьбе, -  вновь разозлилась я, - и слышать об этом не хочу. А если вы так боитесь, что я вновь наряжусь пугалом, то успокойтесь. Это не производит на герцога никакого впечатления. Такое ощущение, что ему это доставляет удовольствие.

     Тут Альфред расхохотался.

- Ну, если быть честным, то это было забавно, - откровенно заявил он, - чего у тебя не отнять, так это чувства юмора. Но, боюсь, у дядюшки для этого его явно недостаточно.

- Ну и что, - фыркнула я, - надоело это выслушивать. Всю неделю ты твердишь мне о том, чтоб я примирилась со своим положением. И ни слова сочувствия, словно ты не понимаешь, как это отвратительно. Довольно, Альфред. С меня хватит. Я выйду замуж, черт возьми! Ясно?

     Из всей моей речи его возмутило лишь то, что я выругалась. И кузен принялся читать мне длиннейшую нотацию о том, что хорошо воспитанные девушки не произносят таких выражений в приличном обществе. Не знаю, что разозлило меня больше: его занудность или то, что он до сих пор не понял, как я отношусь к подобным заявлениям. Так что, терпение дало трещину и развалилось в считанные секунды.

- Оставь меня в покое! - вскричала я, - нотации будешь читать своей супруге, если только найдется девушка, способная это выносить.

     С этими словами я подхлестнула лошадь и помчалась напрямик, не разбирая дороги. Сперва позади слышались крики кузена, но потом они затихли. Видимо, он не смог меня догнать. Впрочем, это было неудивительно. До сих пор я еще не встречала человека, способного нестись сломя голову за мной и не свернуть себе шею. Так что, может быть батюшка и был прав, когда запрещал мне прогуливаться подобным образом.



Екатерина Бэйн

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться