У кошки две жизни

Размер шрифта: - +

Глава 13.

Музыка в «Улье» как будто стала громче. Стремительный гитарный риф прокатился по залу, и девушка почувствовала, как по спине побежали мурашки. Маша, выпив второй коктейль, сильно захотела потанцевать, только было бы с кем, а Катя наоборот – задумчиво грызла гренку и медленно потягивала пиво через трубочку. Вася, проглотив свой кекс, открыл какую-то игру на смартфоне, заскучав в обществе девушек, ведущих разговоры об учёбе.

– Покурим? – наконец, не выдержал Василий и обратился к Кате. Она согласно кивнула, виновато глянула на подругу и бросила:

– Мы быстро.

И парочка оставила Марусю одну с недопитым дайкири и смартфоном.

Маша отодвинула в сторону бокал на тонкой ножке и вдруг почувствовала, как по столу побежала вибрация от звонка. Она схватила смартфон, откинула крышку чехла, увидев на экране слово «Любимый» на фоне лёшкиной фотографии. Говорить по телефону в шумном баре она не решилась, повертела головой, нашла глазами вывеску «WC» и устремилась в туалет, подальше от музыки.

Там, в тишине, остановившись у раковин, напротив огромного зеркала, девушка ответила на звонок.

– Ты где? – грозный голос Лёши прозвучал для Маруси раздражающе. Удумал ревновать, после того  как сам с другой целовался?

– В «Улье» с Катькой! – резко ответила Маша. – А ты с Викусей небось?

– Чё? С какой Викусей? Ты бухая, что ль?

– Не бухая, а подшофе! А ты иди, целуйся со своей Викусей, она мне фотку прислала!

– Маш, ты дура? – вопрос прозвучал до обидного риторически. – Я с Вованом, одноклассником бывшим, гулять ходил.

– Значит, её теперь Вованом зовут? – девушка увидела в зеркале своё лицо с порозовевшими от злости и алкоголя щеками. – Я тебе скину фотку, полюбуйся!

Маруся сбросила вызов, зашла в диалоги и перекинула Лёше присланную Викусей фотографию. Ответ не заставил себя ждать.

«Это сестра Вована, она просто прикалывается!»

Значит, он сразу знал, о какой Вике идет речь, и более того, ничего не упомянул о ней в разговоре. Маша ему переслала всю девичью перебранку, но Леша отрицал и это:

«Не верь ей, она не всерьёз. Она долбанутая».

Снова посмотрев на себя в зеркало, девушка открыла кран и умылась прохладной водой, приводя себя в чувство. Пора домой, иначе она потом не расплатится с Васей и Катей за коктейли.

«Зай, – продолжал в сообщениях Лёша, – не обижайся».

Холодная вода помогла тяжелеющим от алкоголя векам распахнуться и увидеть себя немного со стороны. Наверное, Лёшка, общаясь с этой Викусей, ей тоже рассказывал, что Маша долбанутая. Девушка достала телефон и написала:

«Пошёл ты на...» А в конце, вместо смайлика поставила точку. После чего расплакалась, вызвав неудовольствие, заглянувшей в женский туалет Катьки и обнаружившей её у раковин, лохматую и зарёванную.

– Мы расстались! – прорыдала Маша и бросилась обнимать подругу.

– Блин, Машка, опять чудишь! – Савельева, конечно, обняла её в ответ, погладила по спине и обреченно зашептала: – Только сильно не дави на меня...

Маруся всхлипнула носом и засмеялась сквозь слёзы.

– А вы с Васей увезете меня домой?

– Нет! – скрываясь в кабинке, заявила Катя. – Оставим тебя тут с тем волосатым дядькой в татухах! Будет тебе новым парнем!

Маша ещё раз умылась, привела себя в относительно приличный вид, подправив макияж, и направилась обратно в зал, оглушенная старой рок балладой «Don't cry».

***

– Я всё ещё люблю тебя, детка[i], – проговорила кошка, просыпаясь.

– Что? – бледный Лабернамар вымученно посмотрел на неё. Всю ночь его рвало, а под утро он смог ненадолго неспокойно задремать.

– Нет, ничего, – Маруся подложила лапы под голову, поджала хвост к телу. Стало тепло и грустно, а эльф устало прикрыл глаза.

– Лабернамар, – муркнула она, подняв взгляд. – А у вас делают... маринады? Ну, знаешь, когда собирают овощи и засаливают их, чтобы лучше хранились?

– Зачем тебе это? – промычал он в подушку.

– Я, возможно, знаю, как тебе помочь, чтобы ты сегодня смог отправиться на занятия, но для этого тебе придётся найти банку или бочку, что у вас там, с засоленными овощами! – Маруся как-то пробовала утром пить рассол, больше из любопытства, чем по необходимости. Бодрило это на удивление хорошо.

– Бочки есть в подполе, под обеденным залом... – вспомнил эльф, не открывая глаз.

Маруся хищно посмотрела на него и, забравшись на спину, начала перетаптываться, нарочно выпуская когти. Читать ему нотации о том, что много пить вредно, кошка не стала – сама же студентка, с кем не бывает, но вернуть эльфа в строй надо бы побыстрее.



Зари Лен

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться