У кошки две жизни

Размер шрифта: - +

Глава 18.

Двери автобуса с грохотом сомкнулись за спиной одинокой девушки, вставшей на остановке, а транспорт, монотонно гудя как шмель, поехал дальше, увозя с собой бывшую одноклассницу и разрозненные воспоминания о школе.

Маша оглядела знакомую улицу и почти побежала до дома от автобусной остановки. Как назло не горели фонари. Закат давно сменился темнотой, а ночная тишина наполнилась далёким лаем бездомных собак и непрерывным стрекотом кузнечиков.

Жуткая тревога охватила девушку. Она крепче прижала к себе сумочку и, глядя только вперёд, стремительно и целеустремленно пошагала по асфальтированной дорожке мимо забора парка, где сегодня выгуливала Джека. Параллельно ей, по парковой дороге шатался черный силуэт, несвоевременно напоминающий студентке восставшего мертвеца.

Маша то и дело косилась на него, надеясь, что он не заметит. Парковая и пешеходная дорожка вскоре слились в одну, обещая девушке неприятную встречу. Маруся ускорила ход в слепой надежде, что ей всё ещё удастся проскочить быстрее, чем «зомби» вылезет из мрака.

Пьяница вышел из парка, остановился и попытался прикурить, но зажигалка фыркала рыжими искрами в его руках и не давала огня. Девушка опустила глаза и прибавила ходу.

– Красавица, огоньку не найдется? – спросил мужчина сиплым голосом.

Маша не решилась даже отвечать, просто втянула голову в плечи, стараясь не глядеть на него.

– Не куришь? – вслед выдал пьяница, источающий вокруг себя тошнотворный аромат дешёвой водки. – Молодец...

И он пошел за девушкой. Неторопливо, кренясь то в одну, то в другую сторону, и в то же самое время, сердце Маши от ужаса подскакивало до самого горла. Она за долю секунды успела вообразить, как её насилуют, жестоко убивают, расчленяют, съедают, а останки тела закапывают где-нибудь за городом, чтобы не нашли.

Девушка встряхнула головой, сконцентрировавшись на желтом свете загоревшегося фонаря, как мотылёк летя к нему и борясь с искушением побежать. Где-то слышала, что нельзя бежать от преследователя, иначе он начнет догонять, ведомый своим темным инстинктом.

Из кустов выскочила крупная рыжая собака. Маша не выдержав, вскрикнула, а псина, то ли почуяв её страх, то ли уловив слабый запах выпитого дайкири, ощерилась, пригнулась и зарычала, выпрямив хвост.

Девушка осталась между двух огней – пьяницы и злобного зверя. Она раньше не боялась собак, но прежде не сталкивалась с такими разъяренными мохнатыми чудищами, роняющими пенистую слюну с оскаленных клыков.

Пёс дважды, угрожающе громко, утробно гавкнул. За спиной раздался невнятный, преисполненный агрессии крик.

***

Кошка проснулась ранним утром, от того, что Лабернамара тошнило в бадью. Большой круг космовера только достиг малого квадрата. Рядом сидела Ви, робко хватаясь лапками за край простынки. Шапочка лежала слева от неё.

Маша тяжело вздохнула, смотря на страдающего эльфа, и поняла, что если сегодня она не проникнет вместе с Ви к Мелдалену и не наведёт шороху в его незаконном самогоноварении, Лабернамару придётся туго. Страдать от жестокого похмелья всегда не весело, особенно когда не знаешь, чего именно выпил и сколько.

– Маш, – простонал эльф. – Сделай что-нибудь... У меня голова кружится.

– Сделаю, только пообещай мне ничего не пить в обеденном зале! – кошка выпустила когти и посмотрела на них. – Уж я прокляну этого Мелдалена... На всю жизнь запомнит!

– Это он. Только я не смог отказаться от предложенного. Пригласил меня на разговор насчет свитка, – Лабернамар отодвинул бадью и вытер рот рукавом. Смотрелся он жалко, несмотря на смазливое лицо. Глаза потускнели, щеки порозовели, рот перекосился, волосы взъерошились.

– И что же он сказал? – взволнованно отозвалась Маруся с кровати.

– В основном насмехался над тем, что я не смог сотворить такое простейшее заклинание. Потом, что не сердится… Великодушно так сказал, аж противно стало. И потом поинтересовался, что я всё это время искал в библиотеке, – эльф закрыл лицо руками. – Я боюсь, что он о тебе подозревает.

– Ничего, сам первым вылетит, как только мы раздобудем доказательства того, что он умышленно причинил тебе вред, – Маруся решительно посмотрела на Ви. Мышка с пониманием перехватила взгляд, и её усы задрожали.

– Хорошо всё-таки, что я призвал тебя, а не фамильяра для секса. От него столько пользы бы не было?

– От него? – ошарашено вскинулась Маша.

– Неё, – поправил себя эльф. Ви половину разговора не понимала, но ушки навострила.

– Оправдывайся теперь, – насмешливо промурлыкала Маруся.

Лабернамар, сутулясь, встал и, держась за живот, дошёл до кровати, рухнув на неё с протяжным стоном.

– Все хотела спросить, – Маша подобралась поближе. – А у вас на каком уровне медицина?

– Что? – переспросил Лабернамар.

– Медицина. Ну, есть ли врачи, лекари, целители? Как вы простуду лечите?



Зари Лен

Отредактировано: 13.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться