У нас, в Заримании

Глава четвертая

18.

Только к рассвету доехали до пещеры шамана. Николай зевал так, что боялся вывихнуть челюсть. Подремал немного на быке и весь отдых!

За скальным выступом неровную дыру  в камнях сразу и не разглядишь. Пегий бык без рогов дремал возле сухого дерева.

-Здесь?

-Да, тут старый хрен отсиживается-ждет подношений.

Федор слез в быка, присел несколько раз, разминаясь. Снял ружье со спины, щелкнул курками. Кивнул мирекам. Те втроем резво и бесшумно рванули к пещере.

-Если не прирезал в жертву духам, то жива, небось, твоя "булочка"!

-В жертву? Как?

-Миреки раньше жертвы приносили духам гор-глотку перережут и бросят в пещере. Духов надо задабривать. Я это дело запретил, но старик Вихо-упертая сволочь. Чего он тут в тихую делает? За всеми не уследишь.

 Николай поежился.

-Надо было пешком идти!

-Быстрее не намного бы вышло. Ну что там?

От пещеры рысью прибежал мирек.

-Хозяин, там никого. Немного крови на  полу и все.

-Так и знал! - Федор матюгнулся.

Перешагнув через тлеющие под пеплом угольки костра, они вошли в низкую пещеру. Пыльные шкуры, связки грибов по стенам, какие-то ущербные миски и плошки.

-Где кровь? Это?

Федор присел на корточки, потрогал пальцем темное пятно на пыльном полу.

-Немного. Когда горло режут - больше бывает. Похоже рана небольшая.

Из глубины пещеры тянуло влажным сквозняком.

-Эгей, есть тут кто?! Выходи! - гаркнул Федор в темноту.

Ответило эхо.

Один из миреков сбегал в ближайший корявый лесок, цепляющийся  изо всех сил узловатыми корнями со скалистый грунт, принес  сухие палки сосновые.

Раздули угли и подожгли   эти  плохонькие факелы. Гуськом прошли  через проход и оказались в большой пещере. Здесь оказалось прохладно и пахло плесенью. Шумела вода, как в маленьком водопаде.

Быстрый прозрачный поток в каменной промоине появлялся из-под стены пещеры и уходил с клокотанием в дыру напротив. Речка в двадцать метров длиной без начала и конца.

Миреки нашли разбитый кувшин и полуобгорелую палку.

Палку понюхали  и сообщили, что  жгли недавно.

-Хреново, Коля. Уплыла твоя Маша по реке к подземным духам.

Оттуда  никто не возвращается.

-Может шаман ее дальше увел? Надо его искать.

Искать долго не пришлось. Мертвый Вихо торчал вверх ногами, застряв между  двумя блестящими от воды валунами.

  19.

…Машу несло и крутило в холодном потоке без дна в полной темноте.

Несколько раз приложило  ногой и плечом о камни. Зацепиться за камни не получалось-руки соскальзывали…Воздуха на поверхностью воды хватало и девушка  плыла по течению. После страшного видения восставшего мертвеца  пугаться в воде уже не получалось.

Сначала воды нахлебалась и ртом и носом, но потом  прокашлялась. Попыталась нащупать  ногой дно, но не вышло-ухнулась с головой.

Холод начал пробирать до костей!

"Куда-то вынесет…скорей бы!"

Река несла ее в темноте все дальше от страшного старика и от  выхода на  белый свет.

Время тянулось как резина. Течение заметно замедлилось, когда девушка уже ни рук, ни ног не чувствовала. Под ноги ткнулась твердая поверхность.

Маша встала, шатаясь, на ноги и побрела осторожно вперед. Вода по грудь, по пояс, по колено…Все! Она села на камень, неровный, но сухой. Обняла себя за плечи. Нет, так не согреешься! Кое-как разделась до белья, сняла кроссовки  и, вспомнив  Коляна и его способ согрева, принялась приседать. Ноги ныли и молили о пощаде…

На двадцатом  приседании   девушка пыхтела как паровоз дяди Федора. На сороковом  уже дышала с трудом. Рухнула на холодный камень, с трудом отдышалась. Зато согрелась! Отдышавшись, обулась, выжала сырую одежду. Надевать ее на себя не хотелось. В темноте идти куда-то было страшно. Она таращила глаза, напрягала слух. Только журчала вода в подземной речке, да  где-то капала вода, как из плохо закрытого крана. Тут же напомнил о себе желудок. Пора, мол, стресс заедать! Заедать было нечем.

Немедленно вспомнился последний обед: лепешки, мясо, молоко….Маша с трудом проглотила слюну.

"Если есть вход, значит, есть и выход! Должны же меня найти?!"

Решив ждать спасателей на месте, она закрыла глаза. Тупо ныли ушибы на руках и ногах.

Тут же немедленно вспомнился страшный старик, похожий на зомби….

Машка открыла глаза и завертела головой.

Он же может внезапно и тихо подкрасться! Надо спрятаться!

Куда?

Пошарив руками вокруг, нашла гладкий булыжник, весом  как кирпич, зажала в руках.

"Пусть только подойдет!"

Прошло время…Раздетая до белья Маша устала боятся и  опять начала мерзнуть.

Не выпуская камень из рук выполнила  еще два десятка приседаний. Немного согрелась. С трудом натянула на себя штаны и майку. Опять замерзла. Опять приседала. Заболели колени и желудок. От камня ныла задница.

Все было очень плохо…Девушка разозлилась сама на себя. Сидеть тупо ждать - не вариант, надо искать   выход из подземелья. Осторожно, приставным шагом она прошла вперед и опять вышла в воде, шагов через десять. Еще одна речка?

Вернулась обратно. Прошлась, уже смелея   вдоль берега. Берег ощутимо делал поворот.

"Я на отмели? На острове? Я как слепая!"

С трудом, найдя в темноте широкий плоский камень, на котором сидела  раздетой, обрадовалась. Попыталась лечь на нем, поджав ноги и сжавшись в комок для тепла. Жестко и холодно…Сунув руку под голову, Маша лежала, смотрела в темноту и опять мерзла.



Фирсов Алексей Сергеевич

Отредактировано: 31.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться