У нас, в Заримании

Глава пятнадцатая

103.

……Как то Маше удалось опять заснуть. Спала плохо, то и дело просыпалась, прислушивалась  к шорохам, скрипению дерева.

Под утро, когда  уже заснула крепким сном, поспать и не дали. Явился со стуком и шумом наглый слуга. Принес на подносе  миску с пресной, невкусной  овсянкой, сухари и горячий чай травяной.

Маша все съела и выпила и мучительном безделье провела время до обеда под  плеск весел по волнам. Галера увозила ее в неизвестность, все дальше от Лаварии, от войны за короля Магнуса  и от людей к которым она успела привыкнуть. К вечеру, как и обещал барон, галера встала на якоря и за Машей, совершенно одуревшей от духоты и безделия, пришел оруженосец барона - мальчишка лет пятнадцати, кудрявый и смазливый как ангелочек, но в кольчуге и с коротким мечом на поясе.

-Сударыня, извольте следовать за мной!

-Куда?

-Мы сходим на берег.

"На берег это хорошо…просто замечательно!"

Маша представила себе как легко она сбежит от охраны в сумерках. Достаточно пришпорить лошадь.

Увы, все оказалось не так как хотелось и думалось.

На палубе оруженосец крепко держал Машу под руку. В  шестивесельной лодке с фонарем в руке ее ждал Хайнс, барон Потербро, причем со стальным шлемом на голове. Опасался чего?

Матросы гребли  быстро и ловко, бросая украдкой взгляды на  девушку.

Обогнув камыши, лодка ткнулась в берег. Здесь с факелами в руках их ждали вооруженные люди. На пологом берегу стояли оседланные кони  и повозка, черная, без окон, запряженная в пару лошадей.

-Повозка для вас.

Дверь была в торце повозки, позади. Машу подсадили внутрь и захлопнули дверь. Едва она наощупь нашла  куда сесть, повозка дернулась  и, набирая скорость, понеслась куда-то по кочкам и ухабам.

Вцепившись обеими руками в  сиденье, обшитое толстой кожей, в темноте в тесной глухой коробке, Маша ощущала себя последней спичкой в спичечной коробке, которую трясет великан, пытаясь по звуку  определить - есть ли чего внутри.

"Они из меня душу так вытрясут!"

 

 

104.

Продираясь через растущую толпу зевак у глинтвейной, Николай пытался вспомнить адрес прачки, к которой водил Степу.

Он никого в Норведене не знает. Кроме как у прачки ему негде  затихарится. Прачками в городе были тетки крепкие и часто одинокие. При этом они обычно с готовностью принимали в свои дома и постели мужчин. Нет, прачки не были проститутками. Они не брали денег за любовь, они просто хотели получить хоть иллюзию  счастья и любви.

Иллюзия лучше, чем ничего…

Все равно, Николай отгонял от себя мысль о том, что Степа-убийца. Разгильдяй, конечно, скандалист, но не убийца….

"Я должен все прояснить сам, пока стража не добралась до Степы. Ведь я его поручитель перед прево!"

Улица прачек пересекалась с улицей  ведущей к дому  господина Харальда, главы гильдии оружейников и Николай быстро до нее добрался. На  дверями горели тусклые фонари, многие окна во тьме и закрыты ставнями. Прохожих нет. Снег с булыжниковой мостовой сметен и следов не разглядеть в тусклом свете.

Он прошелся до угла, пытаясь вспомнить дом.

Вроде третий или четвертый справа…

Разглядывая двери и фасады, Николай шел не спеша и в тишине скрип двери за спиной показался оглушительным.

Мгновенно развернувшись на месте, он схватился за рукоятку кинжала на поясе.

На мостовую выступила   женщина, закутанная в шаль с фонарем в руке. Из приоткрытой двери на улицу повалил клубами пар.

-Господин кого-то ищет?

-Марта?

-Магда, господин. - Спокойно уточнила женщина.

Николай подошел ближе.

-Степа у тебя?

-У меня, заходите.

Николай вошел в дом и в глубине комнаты у чана с дымящейся водой увидел нахохлившегося как  мерзлая ворона Степу.Руки в карманах.Морда бледная…

-Привет, братан! Чего пришел?

-А ты не догадываешься?

-Какие еще догадки на….?!Бросил ты меня у этого….кровопийцы! Он  у меня всю кровь через….!

Николай шагнул вперед.

Сзади захлопнулась дверь, отрезая сквозняк и холод.

-Ты был в глинтвейной сегодня?

-Чо я там забыл в этой….дыре? У меня и бабла столько нет чтобы там …….!Эт ты у нас богатый Буратин!

-Не темни, Степа.

-Не был я ни в какой глинтвейной! - крикнул Степа. - Ты чо, не веришь мне?!

-Ты чего руки в карманах держишь?

-А чо, нельзя?

Внезапно возник звон в ушах, и  каменный пол бросился в лицо….

….Зверски болела голова. Точнее-затылок.

Не открывая глаз, Николая потрогал голову. Не шишки, не раны….

-Очухался? - осведомился  кто-то знакомый.

Открыв глаза, Николай обнаружил себя на полу клетки для преступников. За прутьями стоял сержант Риман.

-Почему я здесь?

Николай сел, держась за голову. Пояса с кинжалом, шапки  зимней, теплой куртки на нем не оказалось. По полу сквозило холодом.

-Ты и сам знаешь, Николас.

-Знаю?

-Да. Расскажешь, за что ты убил  своего друга Андрея? Ради денег? Из-за женщины?

-Я его не убивал. Я же пришел в глинтвейную после твоих стражников….Альдина же видела убийцу!

-Ну-ну…Расскажешь завтра утром прево обо всем.

-Кто меня оглушил? Почему я здесь?

Риман отвернулся и пошел к выходу, унося с собой фонарь.

-Риман, постой!

От крика голова заболела еще больше. Хлопнула дверь, и лязгнул  железный запор.

Николай опустился на пол, привалившись спиной к решетке.



Фирсов Алексей Сергеевич

Отредактировано: 31.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться