У нас, в Заримании

Глава семнадцатая

  116.

 Фольки рассказывал какие-то  однообразные былины про богов и великих героев, что могли выпить бочку эля, задушить голыми руками морское чудище и оттрахать за ночь толпу девственниц.

Доминика слушала и посмеивалась. Былины ей нравились. В палатку за мачтой члены команды являлись только ночевать, а днем никто из них не появлялся на глазах своим пассажирам. Как они там выживали на палубе, на ветру? Закаленные, сволочи!

Завернувшись в шкуры, Николай мрачно смотрел на алый стержень, болтающийся на цепочке в центре под полотняным пологом. Его повесила Доминика в самом начале путешествия.

От стержня шло вполне ощутимое тепло и из-за этого в здесь, под пологом из паруса, среди сквозняков еще можно было как-то существовать. Технологии…

«Пятый или шестой день сегодня?»

Он потерял счет времени. От эля и недожаренного мяса   болел живот. Стыли ноги в грубых сапогах. Непрекращающаяся качка действовала на нервы. Хорошо, что морская болезнь не приключилась.

На скрипучем корабле, гарцующем по волнам, сходить по нужде за борт уже было подвигом! Свесив задницу над стылой  бездной, держись крепче за веревку. Ледяные брызги орошают зад, и мурашки бегают по спине величиной с апельсин….

«Тор все еще не вернулся из далеких краев, где он продолжал воевать с Гримтурсенами, когда Хеймдалль, стоя на страже у радужного моста, увидел, как к воротам Асгарда приближается какой-то великан. Сбежавшиеся на его зов Асы уже собрались было позвать Тора, но потом, видя, что он великан безоружен, решили сначала спросить, что ему нужно.

- Я каменщик, - отвечал тот. - И пришел предложить вам построить вокруг Асгарда стену, которую не сможет преодолеть ни один враг.

- А что ты за это хочешь? - спросил Один.

- Немного, - ответил исполин. - Я слышал, что у вас в Асгарде с недавнего времени живет прекрасная дочь Нйодра, богиня любви Фрейя. Выдайте ее за меня замуж, а в приданое ей дайте луну и солнце. Предложение великана показалось богам настолько дерзким, что они рассердились…. «

-Я бы тоже рассердился! - подал голос Николай.

Фольки замолк на полуслове.

-Николас, ты чем-то недоволен? - вкрадчиво осведомилась Доминика.

-Да всем я доволен. Приключение что надо!

-Я слышу раздражение в твоем голосе.

Доминика двинула бровью и Фольки  вылетел из палатки наружу.

-Прошу прощения. Я же «груз», а груз права слова не имеет!

Девушка подсела ближе, улыбнулась ласково.

От этой улыбки Николай похолодел. Идеальное прекрасное лицо Доминики почему-то внушало страх, словно не живая  женщина, а ожившая ледяная статуя…

«Ну кто меня за язык тянул!?»

-Хочешь, я прикажу раздеть тебя догола и привязать к форштевню?

-Чтобы я был еще счастливее?

-Нет, чтобы ты держал свой поганый  рот на замке…

-Земля! Земля по курсу!-завопили простуженные басы снаружи.

Доминика гибко  поднялась на ноги.

-Николас, боги Асгарда услышали твои молитвы! Сегодня будем ночевать на берегу.

 

«Вставал впереди Магадан, столица колымского края….»

Откуда-то из прочитанного всплыла эта фраза, когда Николай подошел к штевню, разглядывая приближающийся берег.

Под серым, низким небом, на фоне  заснеженных, приплюснутых то ли сопок, то ли холмов выделялось скопище  черных домишек, со шлейфами дымов, стелящимися по ветру. Ничего привлекательного в этой картине не было. Разве только то, что морское путешествие окончено. Не надо больше терпеть качку, дурную еду и общество вонючих дикарей .

«Какая-то тундра…Жопа мира…»

Когда оставили по левому борту длинный, низкий мыс, Одноухий Нут проревел команду и  дикари со смехом  разбежались по местам, окуная лопасти весел в серую воду. Фольки пробрался к штевню и,  вытащив бронзовый, позеленевший штырь, снял с навершия голову дракона.

-Это знак для местных, что корабль идет с мирными намерениями.-сообщила Доминика.

«И этому верят? Что им стоит обмануть? Эти бородатые морды мне доверия не внушают.»

Николай обернулся. Лохматые бородачи  в лад гребли и не сачковали. Вертели веслами как спортсмены перед финишем.

Волны исчезли и качка прекратилась.

Ветер, от которого слезились глаза, доносил запах дыма и чего-то  жаренного на огне.

Николай невольно проглотил слюну.

«Хоть какая-то цивилизация…»

Доминика не глядя на парня  сказала ровным голосом, совсем без эмоций:

-Огерсторм-свободное северное княжество. Князь-конунг никому не подчиняется. Здесь, на севере он  и император и бог. Но он любит деньги. За деньги с юга по Огеру ему привозят всякие приятные  вещицы. Как пристанем, явится специальный чиновник со стражей, все проверят и все перетряхнут. Потом скажут  пошлину, какую  надлежит уплатить.

Держи я зык за зубами, Николас.

«За зубами, так за зубами…»

Когда подошли ближе выяснилось что скопище домиков торчит на холме, на левом берегу реки, а на правом высится   замок из камня, без шпилей, без крыш черепичных. Приземистый как лягушка и такой же безобразный, словно  его строили наспех руками  людей, не имевших понятия о гармонии и симметрии.

Башни разной высоты и пропорций, стены  сложены из камней небрежно.

Драккар увидели издалека. С ближайшей башни хрипло каркнула труба.

Корабль подался правее, туда, где у стен замка, на узкой полоске берега чернела пристань. Огер не казался широкой и полноводной рекой. Метров двести шириной. Вода, конечно,  стала за бортом куда светлее, чем в открытом море. У противоположного берега у городской пристани стояли низкие, но широкие одномачтовые суда с убранными парусами.



Фирсов Алексей Сергеевич

Отредактировано: 31.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться