У осени в долгу

Глава 3. Перекресток.

 

Глава 3

Перекресток

Самое страшное - это лишить человека права

сделать собственный выбор.

Без свободы воли мы - ничто. Рабы.

Вещи, и ничего более.

Чарльз де Линт "Лезвие сна"

  

 

Суэр был крупным торговым городом, самым близким к столице. Сюда со всей страны съезжались купцы и караваны соседних государств, все ремесленники стремились торговать на рынках Суэра. Веда была здесь несколько раз и была неприятно удивлена похожестью этого города на столицу своей родины. Те же вечно спешащие люди, не замечающие никого вокруг, те же попрошайки на каждом углу, и те же приторно улыбающиеся продавцы, стремящиеся «впарить» раззевавшемуся покупателю ненужный товар.

В Суэре было несколько рынков - продуктовый, ремесленный, оружейный и магический. На ремесленном можно было найти все, начиная от одежды, заканчивая кухонной утварью, а на магическом продавали в основном зелья и амулеты. Было также очень много маленьких уютных магазинчиков, обычно располагавшихся на первых этажах жилых домов.

Сам город по-своему был красив, с этим сложно поспорить. Удобные широкие улицы, мощёные камнем, яркие черепичные крыши и аккуратные фасады домов. Веда особенно ценила чистоту, царившую всюду. Не было тут мусора под ногами и вони от сточных канав. Нищие и бродяги были, но куда без них? Хотя и они собирались только в строго отведенных местах – у храмов и богаделен. За этим строго следила стража.

Наместник Суэра был не глуп и понимал, что избавиться от нищеты и преступности полностью не сможет, но в его силах загнать всю эту пакость в рамки собственных правил. Так и вышло – нищие побирались, воры и убийцы делали своё дело, но стоило им выползти за пределы отведенных им кварталов, стража хватала без разбора, а там уж как судья решит. Кого-то просто изгоняли, кого-то вешали, кого-то отправляли в рудники.

И, конечно, здесь был рай для владельцев гостиниц. Огромный поток людей не иссякал даже в весеннюю распутицу, все стремились продать или купить. Поэтому гостиниц здесь было, как грибов после дождя.

Веда въехала в город поздно ночью и уже отчаялась найти себе место для ночлега, когда увидела скромную вывеску на перекрестке двух улиц. Постоялый двор так и назывался "На перекрестке". "Вообще, странный выбор, для мира полного фейри" - подумала она, ведь всем давно было известно, что именно на перекрестках дорог тварный мир истончался и фейри, как добрые, так и злые, оставляли на них ловушки для простаков. Обычно люди избегали таких мест, но этот постоялый двор явно пользовался популярностью. На первом этаже находилась таверна, откуда сейчас доносились веселые голоса и музыка.

Отбросив сомнения и чувствуя, что до другой гостиницы просто не дойдет, Веда уверенно толкнула массивную дверь. "Рябины нет" - отметила она про себя и взглянула на косяк двери, ножа тоже не было.*

*Прим. автора: Имеется ввиду способ защиты жилища от фейри, предполагающий наличие либо железного ножа в дверном косяке, либо венка из рябины. Считается, что фейри боятся этих предметов и порог не переступят.

Помещение было светлым и уютным. На массивных столах расстелены чистые скатерти, пол сияет чистотой, а аппетитный запах жареного мяса разбудил аппетит. Веда, изголодавшаяся за время поездки, сглотнула слюну и поспешила к стойке. Опрятный мужчина средних лет ласково улыбнулся и, молча, выставил перед девушкой огромную кружку горячего морса. Ведика благодарно отхлебнула и только потом завела разговор.

- Приветствую, уважаемый. Мне нужна комната и ужин, – она постаралась, чтобы голос звучал дружелюбно.

- Десять серебряных. И, думаю, вы еще захотите ванну, – он понимающе смотрел на измученную дорогой девушку.

- Было бы отлично, – она выложила на столешницу плату и, получив заветный ключик, поспешила наверх.

Комната была чистой и вполне достойной такой высокой цены. Скинув грязные сапоги, Веда растянулась на кровати, с удовлетворением почувствовав, как мышцы расслабляются, а ноющая боль в ногах отступает. Клонило в сон, но засыпать в грязной одежде не хотелось. Вскоре служанка позвала постоялицу мыться, и в предвкушении горячей ванны сон исчез сам собой.

Ванных комнат в гостинице было две. Одна для женщин, другая для мужчин. По опыту Веда знала, что это правило соблюдалось редко, но на случай непрошеных гостей на двери имелся крючок. Запершись, она с облегчением сняла пропыленную и пропитанную потом одежду, распустила косу и окунулась в восхитительно горячую воду. Деревянная бадья, заменявшая ванну, была достаточно велика, и девушка с комфортом вытянулась во весь рост, устроив голову на бортике. Горячая вода сделала свое дело и Веда все-таки задремала.

Разбудили ее голоса за стеной, оттуда, где была вторая комната, предназначенная якобы для мужчин. Голоса были женские, и они весело щебетали наперебой, рассказывая какую-то забавную историю. По крайней мере, мужчине с хриплым смехом она явно пришлась по вкусу. Не желая подслушивать, Ведика быстро промыла волосы и вылезла из остывшей воды. Пушистое полотенце, пахнущее лавандой, замерло в руках, когда из-за стены донеслись стоны, а потом дикий крик. Не думая о последствиях, Веда выскочила в коридор и распахнула соседнюю дверь.

Картина, открывшаяся ей, меньше всего походила на приятные посиделки. В такой же бадье, которую она только что покинула, сидели трое. Мужчина с темными от воды волосами повернулся к ней и расплылся в кровавой улыбке.

Кровь была повсюду, на полу, брошенной одежде. Вода в бадье тоже была алого цвета.



Маргарита Польская

Отредактировано: 22.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться