У осени в долгу

Размер шрифта: - +

Глава 16. Боль во спасение.

- ... А к нам сюда возвращается не так уж много героев.

- Большинство героев вообще никуда не возвращаются.

 Энн Маккефри "Майор запаса"

 

- У тебя руки-крюки! А еще Высокий! – Зло шипел Ллойд на Авагду на следующий день. Мальчик старательно выводил мелом на полу расчищенной от мебели гостиной, какой-то сложный рисунок, но Магистр считал его усердие недостаточным. И совсем его не беспокоило, что этот самый мальчик еще и Высокий фейри.

До обеда все бегали по каким-то неведомым делам, избегая Ведику. В воздухе витало неприятное чувство вины и обреченности. А Веда, наоборот, истерично хихикала про себя.

«Как к похоронам готовятся» - веселилась она, в душе понимая, что так оно и есть. Подсчеты подсчетами, но непредвиденные факторы никто не отменял. Есть огромная вероятность, что, даже найдя фейри и напоив его настойкой, придающей силы, она просто упадет замертво от истощения и боли. Если не свалится раньше, так и не дойдя до цели.

После обеда к ним присоединился Авагду и работа по подготовке ритуала закипела. Ллойд носился с каким-то огромным свитком, постоянно сверяя с ним рисунок на полу. Мужчина заметно нервничал и старался скрыть это, постоянно срываясь на фейри.

Ави же, понимая причину такой придирчивости, старался держать себя в руках, но фейрийская гордость иногда поднимала голову и в адрес библиотекаря летели гневные взгляды и отборная ругань.

Альда морщилась от слов, вылетавших из уст сына, но молчала, в бешенном темпе накручивая пельмени на кухне. Для чего она их запасала, Веда не знала, но мрачный юмор подсказывал, что так женщина готовится к поминкам. Её так и подмывало посоветовать еще и киселя сварить, но она не знала, принят ли в таком случае этот напиток на Эвире. Как-то не доводилось ей еще напрямую связываться с похоронными обрядами.

Только Сэн не скрывал своих эмоций и бродил по дому тусклой пушистой тенью. Его глаза были полны непролитых слез, а маленький носик постоянно всхлипывал. Веде очень хотелось обнять и утешить домового, но она понимала, что тем самым разорвет плотину и её затопит водопадом слез. А это сейчас было бы не к месту.

К вечеру обстановка накалилась и любое неосторожное слово или действие могло привести к взрыву. Девушка уселась на крыльце и старалась не попадаться на глаза печальным друзьям. Ей казалось, что стоит только намекнуть, что она передумала, и Ллойд сразу же свернет ритуал.

На улице пахло прелыми листьями. Этот запах прочно слился у нее в голове с обликом рыжего Высокого и сейчас вселял в душу уверенность в успешном исходе авантюры. Веда вспоминала вечер, когда они с Сэном жгли костер во дворе. И на душе становилось легко, сомнения и страх ушли, оставив решительность и светлую грусть.

- Пойдем, нужно тебя подготовить. – Мрачно позвал ее Ллойд, и Веда пошла за ним с удивительно легким сердцем.

Её попросили вымыться, для чего натащили воды в огромную бадью. Скрепя сердце и стараясь не поддаваться панике и воспоминаниям, Веда залезла в ванну и послушно выполнила задание.

Альда принесла маленькую баночку из темного стекла с какой-то травяной мазью, которую нужно было втереть в кожу. Мазь была маслянистой, жирной, и совершенно не впитывалась в кожу. Было не очень приятно, но Веда терпела, понимая, что все это не просто так.

Облачилась в мешковатый балахон, напоминающий больничную ночнушку из родного мира, которая тут же прилипла к телу, создавая еще больший дискомфорт.

Наконец, Ллойд проводил её в гостиную и поставил в один из трех кругов, нарисованных на полу. Пока Магистр готовился, Ведика осмотрелась в изменившемся до неузнаваемости помещении.

Исчезла вся мебель, ковер, даже шторы с окон сняли. Из пержней обстановки остался только камин, но с него открутили решетку. Наверное, потому что она была железной, а это могло помешать ритуалу. 

На дощатом полу были вычерчены три круга, перекрывающие краями друг друга. По их окружности и в местах пересечений густо расположились меловые знаки и символы. Для Веды, совершенно незнакомой с символикой, они выглядели странными закорючками. Еще в каждом круге стояло по свече, которые кто-то уже зажег, и лежало по веточке омелы.

Ллойд положил какой-то предмет в соседний с Вединым круг, а сам встал в оставшийся третий. При ближайшем рассмотрении предметом оказался абсолютно ровный шарообразный камень, красивого сиреневого цвета. Больше всего он напоминал цельный кусок аметиста, с мелкими золотыми искорками внутри, которые просвечивали через толщу камня и ритмично пульсировали.

Теперь в комнате остались только Ведика, Ллойд и камень. Остальные вышли, бросая на девушку тоскливые взгляды, а Сэн опять начал всхлипывать. Хотелось всех утешить и приободрить, но ей и самой было страшно. Поэтому Веда только с трудом сглотнула вставший в горле ком и отвела глаза.

- Стой ровно и не шевелись. – Попросил Ллойд чужим, таким холодным, голосом. – Даже, когда…будет больно.

Веда смогла только кивнуть, тяжело вздохнув и мысленно попросив терпения. У кого просила и сама не поняла, но перед мысленным взором вспыхнули змеиные глаза фейрийского княжича.

А потом началась боль. Нет, не так. Началась БОЛЬ!

Ллойд завел какие-то песнопения на незнакомом языке. Его глаза были закрыты, голова запрокинута назад, а руки распахнуты в стороны. И с каждым словом в теле девушки нарастало невыносимое напряжение, будто что-то распирало изнутри. Последнее, что она успела заметить, был светящийся сиреневый камень, протянувший золотистые лучи в её сторону.

Сначала начало выкручивать суставы на руках и ногах. Больно, но вполне терпимо. Затем жаркой волной прокатилась судорога, скрутившая предплечья и ноги, а потом жар дошел и до позвоночника, выгибая стройное тело дугой. Рот распахнулся в немом крике, ногти впились в ладони, но Веда стояла ровно, боясь даже дышать. Все её существо сосредоточилось только на одной мысли: «Стой!».



Маргарита Польская

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться