У Реки

Font size: - +

У Реки

1

У Серого человека не было денег, чтобы купить Уриш. Он пришел в начале осени, по старой дороге из жёлтых камней, вдоль берега Реки. На голове — выцветший платок, одежда старая и потрёпанная, кафтан и кожаный жилет — как у пограничников. За плечами — тощий мешок. Девочки даже зашепталась, что он дезертир. Но когда незнакомец ушёл вместе со старостой в общий дом, они замолкли. Раз староста его знает, значит, всё в порядке.

После обеда Серый человек и староста пошли к высохшему колодцу. Уриш спряталась от них под крыльцом, но не смогла удержаться и не посмотреть на чужака. Весь он был какой-то неправильный, серый, тощий, с запавшими глазами. Уриш встретилась с ним взглядом, от страха отпрянула и стукнулась головой о доски.

Уриш из-под крыльца смотрела, как Серый человек ощупывает сруб их колодца, потом кидает ведро. Это было бесполезно, подумала она. Колодец высох, ещё когда были живы родители. Мужчины попытались его разрыть, но вода не вернулась. Однако, поднятое ведро оказалось полно грязной от глины воды. Серый человек вылил её под ноги старосте и бросил ведро обратно.

Они вернулись в общий дом, и через час староста позвал Уриш внутрь. Там он показал её сидящему перед общим очагом гостю. Уриш смогла разглядеть незнакомца вблизи, и увиденное её напугало. У него было острое длинное лицо с горбатым носом и почти сросшимися бровями. Длинные волосы серые, словно пыльные. Уриш даже не думала, что так может быть. В их деревне все были здоровыми и крепкими, с розовой кожей, рыжими волосами и тёмными глазами. Ещё есть пограничники, у которых глаза жёлтые. Но они на то и пограничники, чтобы быть не такими, как должно быть людям.

— Пойдёшь с ним, — объявил староста. — Теперь этот человек будет о тебе заботиться.

Гость медленно кивнул.

Уриш ничего не ответила, и староста встряхнул её за плечо.

— Ты оглохла?!

— Я всё поняла!

— То-то же!

Серый человек отложил миску с кашей и поманил Уриш к себе. Она осторожно подошла.

-Видишь? — он закатал рукав своего кафтана почти до локтя.

— Вижу, — Уриш действительно увидела у него на коже ряд из странных коротких и длинных чёрточек. Они выглядели, словно по руке мужчины плясали воробьи. — Что это?

— Ничего важного, — Серый человек опустил рукав. — Собери свои вещи.

После смерти родителей Уриш жила прямо тут, у очага общего дома. Вещей набралось не много, самой тяжёлой в узелке оказалась её старая кукла. Во дворе её уже ждал Серый человек. Уриш поняла, что случилось, только когда на улице от неё все разбежались, а матушка Идера запричитала и очертила вокруг себя круг.

Староста её продал.

 

Они вышли из деревни. Уриш переставляла ноги, но ничего не видела вокруг. Страшная догадка никак не помещалась в её маленькой голове.

— Как тебя зовут? — голос у её нового хозяина был удивительно низким для такого тощего человека.

— Уриш. А тебя?

— Тебе не всё-равно?

— Ну...

— Хорошие девочки не мямлят, — Серый человек остановился и присел рядом с ней. Уриш вздрогнула и прижала кулёк с вещами к груди. — Ты совсем сирота?

— Ага.

— Не "ага", а "да". Другой родни, кроме родителей, нет?

— Староста мой дядя.

— Понятно, отказались.

— Я теперь раб?

— Вроде того.

Уриш сглотнула и попробовала почувствовать что-нибудь особенное. Мама всегда пугала её тем, что если она будет плохо себя вести, её продадут в город, где на неё наденут ошейник и будут делать страшные вещи. Уриш этого очень боялась, но когда её действительно продали, не почувствовала ничего особенного. Ей было немного страшно, что ночевать придётся не в общем доме, как обычно, только и всего. И ещё немного пугало, что они стоят посреди дороги, по которой ходят только пограничники, вороватые торговцы и твари. Детям сюда нельзя ходить.

— Родительский дом? Он у тебя был? Или родители были батраками?

— Был. Дом.

— Большой?

— Не знаю... Корова была.

Серый человек странно улыбнулся и похлопал её по голове.

— Всё с тобой понятно. Идём.

Уриш кивнула.

На старой дороге из жёлтых камней она бывала один раз. Родители тогда были живы. Дети почему-то решили, что в тот день обязательно увидят проезд князя. Уриш так волновалась, что не запомнила, как дорога выглядит. Дома мама окончательно выбила из неё все воспоминания розгами. А теперь Уриш уходила из деревни. Серый человек не оглядывался и шёл вперёд. Она попыталась было замедлить шаг в надежде, что он сейчас остановится, посмеётся и велит ей бежать обратно в деревню. Там все обрадуются и больше...

— Хочешь вернуться? — Серый человек остановился и посмотрел ей прямо в глаза.

— Да! — Уриш закивала.

— Правда? Почему?

— Ну...

— Хорошие девочки не мямлят.

— Я домой хочу!

— Дома у тебя больше нет.

— Есть! Когда я вырасту, я буду в нём жить!

Серый человек покачала головой.

— Дурочка. Можешь возвращаться домой, и твой дядя утопит тебя в Реке, чтобы не отдавать тебе дом, или пойти со мной и посмотреть на города и Кардаш.

Уриш сжала губы. Она не очень поняла, как именно связан её дядя и дом родителей, но Кардаш, город волшебников... Она замотала головой.

— Хочу домой!

— Дура, — Серый человек взял её за руку. Уриш попыталась вырваться, но он сильнее сжал пальцы. — Идём, или хочешь остаться одна в лесу?

Оставаться в лесу Уриш не хотела. Она пыталась считать шаги и деревья, чтобы, сбежав, вернуться, но быстро сбилась со счёта. Лес вокруг был незнакомым и одновременно тем же, что около деревни. Когда Уриш заметила точно такой же дуб, как у поворота к дому, она окончательно приуныла. Серый человек, как будто услышал её мысли, и разжал пальцы. Уриш замедлила шаг. Хозяин не остановился и не оглянулся. Его серая фигура почти сразу растаяла среди деревьев и солнечных пятен. Уриш оглянулась назад. Идти домой? Или нет? Они шли с самого обеда! Она не успеет вернуться домой до темноты. А ночью, когда на этот берег поднимаются твари в поисках свежего мяса...



Изотова Ольга

Edited: 09.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: