У Ромео нет сердца

Font size: - +

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Часть шестая

Следующим вечером я приезжаю в аэропорт с загранпаспортом и чемоданом. Нахожу там кафе, беру кофе и, подойдя к свободному столику, жадно делаю глоток. Новый день и очередной поворот судьбы, — в последнее время я не скучаю... Что я здесь делаю? Пока и сама не знаю. В зал входит Кирилл с девушкой из съемочной группы. Он улыбается и машет мне рукой, как будто я его любимая бабушка, с которой он не виделся с детства, — во всем его виде, походке и улыбке есть что-то такое,… от чего меня внезапно охватывает жуткое волнение. Я давлюсь горячим кофе и тут же ставлю чашку, расплескав жидкость на стол.

— Что происходит? У вас обоих очень загадочный вид.

Кирилл берет мою чашку, пытаясь выглядеть спокойным, и отпивает, словно это очень естественно, — пить из чужой чашки. Девушка явно нервничает.

— Мы хотим вас кое о чем попросить, — произносит она после небольшой паузы так, что я понимаю, от так называемой просьбы отказаться невозможно.

Жду худшего. «Неужели, когда съемки практически завершены, меня решили сослать на луну», — со смехом думаю я.

— Мы с тобой едем в Италию, — удивляет меня Кирилл.

— Что? А съемки? У меня же еще несколько съемочных дней…

— Принято решение их отложить, — говорит официальным тоном девушка, которая все еще смотрит на меня испуганными глазами.

— Погодите, то есть меня сюда вызвали, чтобы отправить в Италию? Для чего?

— Ну, как ты не понимаешь… это такой ход. Типа парочка типа романтично проводит время на родине Ромео и Джульетты…

— Типа парочка — это мы с тобой что ли? Я еще понимаю, мы с Марком… хоть как-то за уши можно притянуть… в смысле там… мы с ним Ромео и Джульетта…, — говорю я в замешательстве.

Вздохнув, Кирилл вновь уделяет внимание моей чашке.

— Ребят, давайте вы позже все это обсудите, хорошо? — говорит ассистентка. — Вот билеты, регистрация уже идет. Если есть какие-то сомнения, звоните режиссеру или продюсеру или самому богу. В общем, звоните кому угодно, только не забывайте, как все они относятся к звонкам по пустякам… Юль, — Она смотрит мне в глаза и продолжает: — Кирилл в курсе основных событий, поэтому он за главного. Удачи вам!

— Хорошо, — говорю я и повинуюсь.

В эту самую минуту я чувствую особенно остро, как за последнее время изменилась моя жизнь, — для окружающих я всего лишь маленькая часть большой разноцветной мозаики. Надо мной нависает большая рука Карабаса Барабаса, чтобы не только в нужный момент подергать за ниточки, но и переместить в подходящий пазл.

*****

Еще вчера я сиротливо стояла на заснеженной улице и ждала Марка, и вот — я в Италии, на родине Ромео и Джульетты… Верона. Безмятежная, доверчивая, удивительно мягкая. Я с ходу влюбляюсь в этот город, в нем нет напыщенности и той яркости, которые очень утомляли меня последние дни. Теперь мои страдания далеко…

Первое время я все еще занимаюсь своими мазохистскими штучками: представляю, как по утрам мы с Марком могли выходить на эти улицы, держась за руки. Счастливая парочка, уставшая от ночной любви, два влюбленный дурачка с блаженными улыбками. Вечерами мы пили бы вино на террасе какого-нибудь кафе и ждали очередной ночи, в которой вновь оставались только втроем — он, я и любовь.

Но, увы, реальность совсем иная…

Мы с Кириллом живем в одном номере. И это так странно: проводить время с чужим, совершенно незнакомым человеком, с бывшим парнем подруги. Настолько странно, что иногда я вновь думаю: а не он ли звонил мне? Однако сердце отвечает, — нет, не он. Марк…

Сойдя с борта самолета, Кирилл как-то разом забыл все свои богемные привычки, стал простым милым парнем, — таким, каким я его еще не знала. И хотя Верона сбила с него налет пафоса, иногда в нем все же просыпается что-то такое, что меня от него отталкивает как от человека. Наверняка, за этим его якобы примерным поведением стоит какая-то выгода, — пытаюсь я объяснить себе все эти перемены. Вполне возможно, эта выгода состоит лишь в том, чтобы почувствовать себя самим собою…

— Надеюсь, нам не нужно спать вместе, — говорю я, когда впервые вхожу в номер и вижу перед собой двуспальную кровать.

— Вроде бы я не так ужасен, чтобы ты этого боялась, — смеется Кирилл.

Он, конечно, тот еще Бибер, но такой наглости я никак не ожидала, поэтому резко поворачиваюсь в его сторону. Кирилл смотрит на меня с доброй усмешкой. Если бы он всегда был таким: поддерживал шуткой в непростых ситуациях, подтрунивал над самим собой, — я бы влюбилась.

— Не парься. У нас приличная гостиница. В другой комнате есть диван, и, чур, он будет моим! — он подмигивает.

— Фух! — Театрально произношу я.

— Будь на моем месте он, ты бы так не вздыхала, да?

— Что? — Я использую свой обычный прием, делаю вид, что не расслышала.

— Марк. Будь он тут вместо меня, ты бы так не вздыхала, да?

Лучше бы не переспрашивала, — его слова загоняют меня в тупик, и теперь я должна что-то ответить, но это невозможно сделать, не выдав себя. Когда молчание не может больше длиться, Кирилл громко кашляет и падает плашмя на кровать. Как вовремя… Я решаю, что таким образом он решил выручить меня, и теперь мне больше незачем отвечать. Однако спустя пару секунд он выдает:

— У тебя это явно давно и надолго.

— Это так заметно? — спрашиваю я.

— Даже больше, чем ты думаешь…

— Ужас.



Лена Петсон

#2042 at Other
#142 at Personal development
#1186 at Young adult
#595 at Teenage literature

Text includes: молодежь, подруги

Edited: 21.08.2016

Add to Library


Complain




Books language: