Убей меня нежно

Размер шрифта: - +

Глава двадцать восьмая

Драконы медленно описали большой круг над замком и начали снижение, грозно распластав кожистые крылья в воздухе.

Я с тревогой смотрела на пока еще крохотные фигурки воинства Атония, приготовившегося к сражению. Очень скоро порядок в их стройных рядах нарушился: беспокойно глядя на небо, вампиры, облаченные в боевые доспехи, начали спешно сворачивать импровизированный военный лагерь. Я нахмурилась, не понимая причины их странного поведения: если все эти приготовления были для нас, то почему же они так торопливо бегут обратно к замку, превращая сплоченные ряды в беспорядочное скопление?

И в этот момент сидевший передо мной Аларис резко махнул рукой, по-видимому,  отдавая какой-то особый сигнал. И в то же мгновение все драконы одновременно выдохнули из пасти длинные струи огня, которые за одну секунду долетели прямо до земли, превращая все внизу в сплошную полосу живого пламени.

Я зажмурилась, чтобы не видеть, как за мгновение заживо сгорают сотни, тысячи вампиров и животных, среди которых наверняка были и мои собственные творения. Сквозь свист ветра доносились страшные предсмертные крики умирающих. Черный дым господствовал в воздухе, заставляя задерживать дыхание, чтобы не чувствовать омерзительный запах горящей плоти.

Мы зависли над замком, ожидая, пока рассеется дым и можно будет продолжить атаку.

Но врага было не так просто смутить: преодолев первое замешательство, он яростно ринулся в наступление. В первую секунду я и не заметила, как с высоких стен замка поднялись в воздух множество летучих существ, на ходу расправляющие большие кожистые крылья. Очередные уродцы Атония не спешили подлетать ближе, опасаясь навлечь на себя очередную струю огня.

Эти приготовления не прошли мимо внимания моего вампира: слегка наклонившись к большой чешуйчатой голове дракона, он что-то прошептал, рукой придерживая тонкие поводья. И словно понимая, что именно сказал Аларис, дракон раскрыл пасть, но вместо огненной струи оттуда вырвались несколько мелодичных звуков, которым мгновенно вторили остальные животные. Я недоуменно прислушивалась к ним несколько секунд, пока, наконец, не смогла осознать, что таким образом существа разговаривают друг с другом.

Спустя мгновение они разом замолчали, очевидно, придя к единому мнению относительно дальнейших действий, и резко бросились вниз к земле – прямо сквозь темные клубы дыма. Я что было силы вцепилась в плечи Алариса, с ужасом наблюдая, как стремительно приближается земля с обгорелыми останками еще минуту назад живого воинства.

Летучие монстры, видя, как жертва ускользает прямо у них перед носом, с громким отрывистым криком ринулись вслед за нами, протяжно хлопая крыльями. Но всего за миг до того, как наши преследователи вынырнули из густой полосы дыма, драконы сделали резкий вираж, мгновенно разворачиваясь в сторону врагов и встречая их стремительным огненным залпом. Монстры Атония не успели развернуться и попали под непрерывный огненный дождь, моментально вспыхивая и обгорая.

Через несколько мгновений чудом уцелевшие существа поспешили скрыться в очертаниях густой зелени, разом растеряв всякое желание становиться у нас на пути.

Первая преграда была пройдена. Я ликующе взглянула на прямую спину Алариса, восхищаясь его выдержкой и спокойствием: ни разу плечи мужчины не дрогнули от переполнявших чувств, ни один мускул не выдал даже тени страха и сомнений.

Но впереди нас ожидало испытание куда сложнее, и высокие тяжелые ворота казались живым воплощением мрачности и неприступности твердыни Атония. Спасшиеся бегством воины заперлись изнутри, и с высоты можно было увидеть, как они спешно суетятся во дворе, отдавая приказы все появляющимся из замка новым монстрам, многие из которых были мне незнакомы, наверняка их вывели уже после моего побега. Чем дольше я смотрела на них, тем тревожнее становилось на душе: выходить против них сейчас было бы сущим безумием, но я не видела иного выхода.

Но у Алариса имелись собственные планы. Уверенно направив дракона прямо на высокие резцы стен, с которых на нас целились круглые дула оборонительных орудий, спешно сооруженных прямо на стенах, одной рукой придерживая поводья, он достал из заплечного мешка маленький черный шар, на вид неотличимый от тех, что я неоднократно видела у воинов Гералта.

Не медля ни секунды, он метнул его в сторону скопления высоких фигур, облаченных в боевые доспехи, и тут же резким движением дернул поводья на себя, приказывая дракону уйти в сторону.

Тот повиновался, мгновенно разворачивая массивное тело и ловко увертываясь от летящих на него горящих стрел.

Не успели мы отлететь, как за нашими спинами раздался громкий треск, словно вспыхнула сухая вязанка дров, мгновенно становясь добычей голодного огня. Не удержавшись, я обернулась и не поверила своим глазам: там, где только что находились наши противники, дымилась глубокая воронка, превратившая кусок стены в нагромождение камней и безжизненных тел. Я изумленно покачала головой, мысленно пообещав себе обязательно выяснить состав этого необычайного оружия с поражающим воображение эффектом.

А в это время остальные вампиры последовали нашему примеру и, молниеносно проносясь мимо стен, сбрасывали во двор такие же шары, вслед за чем раздавались громкие хлопки, и противников становилось заметно меньше.

Но они не думали сдаваться: на каждую сотню потерь из замка появлялись все новые и новые воины, заставляя невольно задуматься – а откуда у Атония такое количество бойцов? Казалось бы, с такими кровавыми порядками, клан Крейц давно уже должен был вымереть. Но ряды противников упорно не оскудевали, наталкивая на неприятные мысли: неужели брат Иризи все-таки смог сделать то, о чем он так давно мечтал – вывел гибрид вампира и животного?



Юлия Вакилова

Отредактировано: 13.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться