Убежать от дракона

Размер шрифта: - +

14

Маша глубоко вдохнула и вышла в раскрытую дверь.

Красота солнечного дня буквально ослепила её. Девушка оказалась на крытом деревянном крыльце, с обеих сторон которого спускались деревянные ступеньки. Маша подошла к деревянным решётчатым перилам, когда-то выкрашенным в белый цвет, но сейчас местами облупившимся. Сделала глубокий вдох. Пахло летом, рекой и скошенной травой. А ещё откуда-то доносились аппетитные ароматы жареного бекона.

Невдалеке, под берёзами, расположился просторный матерчатый шатёр, у входа в который стоял… Радэн. Он сделал приглашающий жест рукой, призывая девушку присоединиться к нему.

Что происходит? Как он сумел всё это провернуть? Где её жених, к которому она ехала? И вообще, где она сама находится?

Множество вопросов вертелось у неё в голове, сменяя друг друга.

«Я не могу забрать тебя прямо сейчас, но обязательно вернусь за тобой. Ты будешь принадлежать только мне», – вспомнила девушка его горячечный шёпот, прежде чем он выпрыгнул из окна третьего этажа. И ведь мерзавцу всё равно, что она тогда здорово перепугалась за него. Стоит тут довольный, улыбается.

Это что же получается, он её выкрал? Вдруг догадалась Маша и разозлилась. Ну сейчас он у неё получит!

Дробно стуча каблучками по деревянным ступеням, Мария спустилась вниз. И прямо по свежескошенной траве, не желая тратить время на поиски тропинки, бросилась к мужчине.

– Ах ты, мерзавец! – подскочила она к Радэну и без всякого предупреждения начала молотить кулачками ему по груди. – Так ты меня похитил?

Злостный похититель даже опешил. И несколько мгновений стоял, не двигаясь, и позволял девушке колотить себя. Затем перехватил её руки, награждая поцелуем каждый пальчик, несмотря на отчаянное сопротивление.

Она крутилась и вертелась в его руках, стараясь вырваться на свободу, но мужчина только крепче сжимал объятья. Пока Мария наконец не оказалась тесно прижата к его груди. Она подняла голову, чтобы взглянуть в его бесстыжие глаза, и открыла было рот, чтобы высказать этому нахалу всё, что о нём думает. Но нахал оказался быстрее…

Радэн накрыл её приоткрытые губы своими, поглощая её вдох, её возмущение и готовые вырваться оскорбления. Он целовал её нежно, но властно, не позволяя отстраниться, заставляя забыть обо всём, что она собиралась наговорить ему.

Когда мужчина отпустил её, Маша слегка покачнулась. Голова кружилась от переизбытка вдруг нахлынувших эмоций.

– Я тоже рад, что теперь ты со мной, Мариэн, – мягко улыбнулся Радэн и снова поцеловал её.

Его поцелуй становился всё более требовательным, а прикосновения настойчивыми. Язык проник меж её губ, осваивая новую территорию, а руки беззастенчиво блуждали по её телу, скользя по мягкой ткани.

– Если я сейчас же не остановлюсь, то мы так и не позавтракаем, – прошептал он Марии на ухо. Но отстранился не сразу, ещё некоторое время подержал её в своих объятьях, позволяя справиться с наплывом чувств и вновь овладеть собой.

Маше уже не хотелось ругаться, её мысли путались, дыхание сбилось. Вряд ли сейчас она была в состоянии произнести что-то членораздельное, а главное – достаточно уместное, чтобы выразить все свои чувства. Поскольку всё её внимание было сосредоточено на пробуждающейся внутри тёплой волне, которая, разливаясь, поднималась всё выше, окрашивая даже щёки в ярко-розовый цвет.

– Ты такая милая, когда краснеешь, – Радэн поцеловал девушку в щёку от чего, та покраснела ещё больше, и повёл внутрь шатра.

Мария безропотно позволила ему это, не решаясь на какие-либо слова или действия, потому что не была уверена, что до конца овладела собой.

Мужчина усадил её за небольшой столик, накрытый бело-красной клетчатой скатертью. Сам же разместился с другой стороны. Взял с края стола матерчатую салфетку и, встряхнув, разложил её на коленях. Девушка последовала его примеру. Позволила ему наполнить свою тарелку и, взявшись за вилку, принялась завтракать. Как оказалось, она была очень голодна.

Омлет был приготовлен неизвестным Марии способом – внутри он получился белоснежным, а по краям – жёлтым, и весь оказался очень вкусным. Девушка и не заметила, как он закончился. Шоколадные кексы тоже были изумительными. Маша съела, кажется, три или четыре штуки.

Радэн тоже с аппетитом поглощал предложенные яства. Они оба молчали, лишь обмениваясь взглядами. Горячими, полными обещаний – с его стороны, смущёнными, из-под полуопущенных ресниц – с её.

Радэн то и дело подливал в её бокал сладкую бордово-красную жидкость из стеклянного кувшина. Маша поначалу принимала её за компот, пока не почувствовала особую лёгкость в голове. «Неужели он решил меня напоить?» – мелькнула подозрительная мысль.

Мария проигнорировала очередной наполненный бокал, вместо него взяв другой, и самолично налила в него воды из другого кувшина. В том, что это вода, девушка была уверена – перед тем, как пить, она понюхала содержимое сосуда. И уловила язвительную ухмылку, мелькнувшую и тут же исчезнувшую с его лица.

Упрямо вздёрнув носик, Маша сделала несколько глотков и, поняла, что угадала – это была чистейшая прохладная вода. Не смогла сдержать желание и всё же показала этому нахалу язык.



Лилия Орланд

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться