Убийца чародеев

Размер шрифта: - +

Экзамен

Нина двигалась чересчур быстро для моего восприятия – размазанный силуэт во тьме. Зато ее удары я ощущал полновесно, будто гиганты с размаху бьют стальными молотами в грудь. Железная кожа блокировала часть урона, но долго я так не продержусь. Уйдя от опасного удара когтями, летевшими прямо к горлу, я высвободил Водный резак и полоснул по руке дампира.

Бесполезное движение, даже следа не осталось на черной коже. Вот и помогай после этого химерам, теперь за десять лет не расхлебаешь. Придется потратить чуток маны из хранилища, иначе меня попросту задавят бешеным темпом.

- Ледяная стрела. Головокружение. Земляной шип! – использую сразу три заклинания.

Сосульку дампир отбил походя, она просто отскочила от плотной черной ауры, испускаемой девушкой. Земляной шип разлетелся от удара ногой, а Головокружение она даже не заметила.

- Воздушный щит, - я использовал секундную заминку дампира, чтобы возвести защиту.

При соприкосновении с темной аурой щит лопнул, хлестнув вокруг плотными жгутами воздуха. Нас с дампиром немного отнесло от эпицентра взрыва. Нина впала в какое-то уж совсем фанатичное состояние – голова мелко трясется, глаза ярко вспыхивают, из горло вырывается только утробное рычание,

Использую сразу пять щитов, отделяя себя от взбесившейся девушки, и начинаю заряжать Лестницу из тысячи клыков. Если щиты взорвутся, то это должно немного задержать ее. Я успел накопить всего один заряд, когда одним дампир взмыл в небо, перепрыгивая через щиты.

Выбрасывая руку, отправляя удар с одним клыком в летящую к земле Нину. Какая-то совсем тщедушная искра пробивает покров тьмы, но дальше теряется в черной коже. Пасть дампира разомкнулась, самое время использовать Щетину. Визжащее круглое лезвие отскакивает от моей груди, уходя в сторону и выкашивая длинную полосу травы. Ужасное заклинание – летящий на высокой скорости металлический диск, который почти невозможно заметить.

Дампир еще больше раскочегаривается, зависнув в полуметре от земли, поддерживаемые плотной подушкой ауры, стекшейся к низу. Ее тело выгнулось дугой и его сотрясали экстатические судороги, вызывающие разряды красный молний. В метре от меня появился черный кол, затем еще один; они были проявлением ауры, сотканными из такой же тьмы. Колья бьют вразнобой, но ни один не появляется в опасной близости от меня.

Похоже, что Нина не в силах удерживать свалившуюся на нее силу и сейчас происходит что-то нехорошее. Из уст девушки вырвался протяжный крик, наполненный болью и страданием. Аура сгустилась еще плотнее и разрослась, вдобавок выпустив четыре отростка. Два отростка уперлись в земля и растеклись, образуя обширные основания, два других рассеклись на хвостах, – получилось что-то похожее на когтистые руки.  

У меня появилось стойкое ощущение, что удара такой конечностью не защити ни Щетина, ни Железная кожа. Выхода не остается, придется раскошелиться по-крупному.

- Воздушный щит. Каменный щит. Водный щит… - я наконец вдохнул, успев призвать тридцать три щита.       

Даже язык заболел от скорости произнесения – не особо практиковался в таком, не рассчитывая, что смогу использовать больше трех заклинаний. Надо мной высится целая батарея щитов, от перетекающей лазурной воды, до твердого гранита, только огня не было. Огненный щит – это очень сложное заклинание, доступное одаренным стихией.  

Пока вырисовываются очертания исполинской фигуры, создаваемой аурой дампира, я начал накапливать клыки. Двадцать один пробил дыру в великане, но тот был прожжен зельем Барона. Здесь их понадобится побольше, куда побольше.

Доверившись подозрениям, использую Анализ.

Ожившая жажда крови

Порождение Бездны.

Кто бы сомневался, что Бездна снова выйдет на первый план. Сейчас это не Нина, и кажется, что здесь есть и моя вина. В груди у меня черный духовный кристалл, а в венах течет далеко не святая вода. 

Двадцать есть. Когда дошел до тридцати клыков, удар ожившей ауры разом снес половины щитов, породив взрыв. Чудовище отбросило назад, а мне рассекло щеку каменным осколком моего же щита. Черт, так не должно быть, похоже, что магия начинает искажаться соприкасаясь с аурой.

Сорок три клыка – рука начинает гореть из-за скопившейся энергии. Огромная конечность разметала остатки щитов и плюхнулась совсем рядом, Когти вспахали землю, проделав глубокие борозды. Мой предел сорок шесть клыков, дальше энергия просто заканчивается. Вытягиваю остатки, покрывая кисть Железной кожей. Как-то не хочется остаться без руки после удара. Впрояем, есть у меня одна задумка.

Перед глазами все плывет, я забрал слишком много энергии. Правая рука горит, покрытая роем оранжевых светлячков. Аура вздымает обе руки, вытянувшиеся в небе, как стволы деревьев-исполинов. Теневой шаг позволяет уйти от основного удара, но вздыбившаяся земле ударяет в ноги, выбивая весь дух. Три клыка распались золотистым дымком из-за потери концентрации.

Аура упирается ногами и подтаскивает к себе непомерно разросшиеся руки. Я бегу, на ходу отхаркивая подкатившие к горлу кусочки льда. Прыжком забираюсь на конечности чудовища – ступни тут же деревенеют, но я успеваю развернуть корпус, вкладываясь в удар. Бил в сердцевину марка, туда, где скрылась девушка, спеленатая тугими лентами мрака. 



Муси Мэй

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться