Убийца теней. Пробуждение души

Размер шрифта: - +

Глава 8. Акт шестой. Пробуждение.

В следующие несколько недель я приходила в себя. Мама вызвалась быть моей сиделкой и приносила мне все, что я не пожелаю. Когда день выписки уже был назначен, я чувствовала себя намного лучше, однако память так и не вернулась. Я каждый день подходила к окну, и видела счастливые лица встречающих людей. Они были счастливы, что дорогой им человек пошел на поправку. Когда мама вывезла меня на каталке из больницы, не было никого. Никто нас не встречал. Я сидела в кресле и ждала. Кого, я сама не понимала. Просто смотрела, куда-то вдаль в надежде, что сейчас появиться человек, который будет счастлив, видеть меня здоровой. Через пару минут мама спросила:

- Ну что пойдем?

Я подавила ком в горле и стерла нежданную слезу со щеки.

- О, дорогая, что случилась? Все ведь хорошо. А на счет памяти не переживай она обязательно к тебе вернётся, вот увидишь. Доктор сам сказал, что эта твоя амнезия вызвана сильнейшим шоком. Ну что ты?

Я кивнула маме в знак благодарности за ее поддержку. Если бы не она, боюсь, мне было бы куда тяжелее поправиться. Встав с коляски, я облокотилась на мамино плечо, и мы вместе пошли в сторону остановки ждать автобус.

Прошла уже неделя с момента моей выписки и сейчас я провожала маму на железнодорожном вокзале.

- Уважаемые пассажиры. Объявляться посадка на поезд Екатеринбург – Самара…

Я заключила маму в объятия.

- Спасибо тебе за все моя дорогая и любимая мамуля. Не знаю, что бы я без тебя делала.

- Доченька моя, всегда, пожалуйста. Прошу, береги себя. Мама не вечная, и еще одного такого потрясения она не переживет.

- Хорошо, обещаю, что впредь буду осторожна. Ты тоже себя береги. – Она улыбнулась мне и погладила по щеке. Мы поцеловали друг друга в щечки, на прощание, и я помогла занести ее чемодан в вагон поезда. Через пару минут поезд тронулся, и мама, счастливая, махала мне стоя у выхода. Я показала ей что бы она уже проходила, и послала воздушный поцелуй. Как только проводница закрыла дверь, и мама пропала из виду, защемило в груди и слезы полились из глаз. Я улыбалась и махала поезду, уходящему в мой некогда родной город.

-Пожалуйста, господи, пусть у нее все будет хорошо.

Возвращаясь, домой я вспоминала, слова, которые были для меня новыми, но от чего-то казались очень важными. В течении этих трех недель они всплывали в моей голове иногда просто услышанными из телевизора иногда кем-то сказанные.

Первое слово - тень. Тени теперь были моими врагами, так же, как и ночные светящиеся фонари. Меня просто от них шарахало, и мурашки шли по всему телу.

Еще, будучи в больнице я услышала следующее важное для меня слово. Рядом с моей палатой стояли двое молодых ребят, не старше 12 лет, и один другому тогда сказал: - Я вчера с соклановцем в игрушке списывался. Он обещал подогнать ключи от новой проги.

Соклановец, клан. Почему-то мне эти слова были роднее, чем слово семья.

Следующими, всплывающими часто в памяти, и очень важными, были слова из старого кино. – Я отдаю тебе ключи от своего сердца. Наверно кто-то отдал мне свои ключи от сердца. Еще я очень прикипела к двум людям в больнице. К девочке Наташеньке 8 лет. Она страдала каким-то редким заболеванием кишечника, и потому была частым гостем этой больницы. И к фельдшеру Артему Сергеевичу, который работал по средам и пятницам и разносил лекарства по палатам. Меня к нему тянула прямо как к магниту. Однажды я даже выбралась из постели и обняла его. Мужчина смутился, и уложил меня на место, с просьбой не вставать.

Я знала, что все эти имена и вещи как-то связаны между собой. Только совершенно не представляла, как. И чем больше важных имен и вещей появлялось в моей жизни, тем все запутаннее становилось.

Уже стоя возле своего подъезда, мне захотелось подышать свежим воздухом и развеять дурные мысли. Повернувшись к парку, я закрыла глаза и набрала полные легкие воздуха и чуть не задохнулась от запаха мужского парфюма проплывающего всего в нескольких шагах от меня. Я открыла глаза и стала смотреть по сторонам. Улица была совершенно пуста. Но я точно почувствовала его. Этот запах, такой знакомый. Я даже знала, какой этот парфюм на вкус. Это был тот, кого я люблю? Артем? Я наверно спятила, но всё же решилась его позвать. Набрав побольше воздуха в грудь, я закричала в пустоту.

– Артем! Артем! – Никто не ответил. Никто не появился, я уже успела расстроиться, как запах парфюма снова защекотал мне нос. Я стояла и никак не могла понять его источник. Улица была пуста. Я повернула голову к дому. Может там был мужчина, который вышел покурить, и теперь я чувствовала его запах. Но ни в окнах, ни на балконах никого не было. Во мне зарождался страх, что еще мгновение, и я снова потеряю этот запах, который уже не смогу забыть. От невозможности что- либо сделать и ругая себя за дырявую память, я сквозь слезы снова крикнула.

-Артем! Прошу вернись! Не бросай меня здесь. – Никого не было, аромат парфюма стал растворяться в воздухе. Я села на корточки и обхватила голову руками. Слезы все продолжали идти, добивая остатки моего макияжа.

- Эй, Танька. Ты чего там орешь? – Послышалось с балкона третьего этажа. Судя по голосу, это был мой сосед алкаш. Пока все находились на работе, он, по всей видимости, только продрал свои зенки. – О ком ревешь то? Мужик что ли бросил? - Проигнорировав его вопрос, я встала на ноги, вытерла слезы рукой и побрела в сторону подъезда.



Оливия Гильц

Отредактировано: 17.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться