Убийства в замке Видер

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая. Бейкера настигает страшная болезнь

        Пожалуй, лишь  одно  хорошее  качество  было  у  великой  певицы: она  выглядела  великолепно  в  любой  ситуации. Нарядов  у  Бинди  Би  было  не  меньше, чем  драгоценностей, и  если  бы  находящиеся  в  замке  призадумались, то  поняли  бы, что  ни  разу  не  видели  великую  Бинди  Би  в  одном  и  том  же.

    И  на  этот  обед  Бинди  Би  надела  своё  очередное  шикарное  платье, и  Потсдорф, когда  она  вышла  из – за  ширмы  и  повертелась  перед  ним, требуя  порцию  восхищения  и  комплиментов, ухмыльнулся:

-  Ты  что, на  вручение  наград  собралась?

-  Бинди  Би  должна  блистать, пусть  даже  и  в  таком  поганом  месте, - ответила  Бинди  Би  и  повертелась  перед  зеркалом, поправила  причёску, оскалила  зубы, проверяя, всё  ли  в  порядке, подправила  помаду  и  обернулась  на  актёра:

-  Разве  это  так  плохо: быть  красивой?

-  Очень  даже  хорошо. Уж  я – то, как  обладатель  потрясающей  внешности, прекрасно  это  знаю.

  Бинди  Би  хмыкнула:

-  Бинди  Би  не  уверена, что  ты  был  бы  так  популярен, если  бы  выглядел  как  Квазимодо.

  Потсдорф  был  оскорблён  до  глубины  души.

-  Что?! Какой  ещё  Квазимодо? А  как  же  мой  талант?

-  Талант? - Бинди  Би  гомерически  расхохоталась. - Кто  тут  говорит  о  таланте? Только  у  одного  из  присуствующих  в  этой  комнате  есть  талант, и  это  явно  не  ты. Бинди  Би - настоящий  талант, а  тебе  Бинди  Би  говорит, что  ты  обычная  смазливая  мордашка - не  более. А  с  этой  повязкой  на  голове  ты  просто смешон. Бинди  Би  интересуется, почему  ты  не  избавишься  от  бинта?

-  Потому  что  меня  довольно - таки  сильно  шандарахнули, дорогая  моя, - сердито  ответил  Потсдорф. – И  это  не  шутки. Здесь  убийство  произошло, если  ты  забыла.

  Актёр  был  недоволен: Бинди  Би  вздумала  обвинять  его  в  отсуствии  таланта - она, у  которой    этого  таланта  ни  на  грош!.. Да  у  него  уши  вянут, как  только  по  радио  начинают  передавать  её  так  называемые  песни.

-  Бинди  Би  уверена, зря   ты так  сильно  переживаешь  за  свою  голову: кроме  пустоты, там  всё  равно   ничего  нет, так  что  не  особо  она  и  пострадала, - сказала  Бинди  Би, продолжая  вертеться  перед  зеркалом.

-  Знаешь  что, давай  не  будем  ругаться, хорошо? – сказал  Потсдорф, стараясь  не  вскипеть. - И  так  в  последнее  время  мы  что - то  слишком  часто  ругаемся, так  что  давай  пока  оставим  это.

-  Бинди  Би  не  против, - легко  согласилась  Бинди  Би.

 -  Ну  вот  и  умница. Пошли, а  то  опоздаем.

 

-  Шеф, вы  уже  собрались?

  Габи  постучала  в  дверь  и   вошла, не  дождавшись  приглашения. И  сразу  увидела, что  повелитель  моды  и  не  думает  никуда  идти. Сидя  в  кресле, он  почёсывал  Ди - Ди  за  ушком.

  Собачонка, развалившись  на  его  коленях, довольно  ворчала.

-  Вы  ещё  не  собрались? - недовольно  спросила  Габи.

-  А  куда? - рассеянно  поинтересовался  Руппрехт, не  отрываясь  от  собачки.

-  Обед, шеф! Все  уже  собрались, а  мы  что, решили  тут  остаться?

  В  голосе  Габи  звучало  сильное  недовольство, и  повелитель  моды  принялся  оправдываться:

-  Понимаете, Габи, Ди - Ди  так  пригрелась  на  моих  коленях, что  никуда… Ди - Ди, не  кусайся, мне  больно!.. никуда  не  хочет  идти. Лежит  и  лежит  себе, и  я  подумал… Ди - Ди, я  кому  говорю, не  кусайся!.. и  я  подумал, что  попрошу  дворецкого  принести  обед  сюда… я  же  имею  право  обедать  у  себя  в  комнате, верно? Я  же  заслужил, правда?... Ди - Ди, прекрати  кусаться! – внезапно  взвыл  повелитель  моды  и  затряс  укушенной  рукой. – Хватит, прекрати! Я  тебе  что, бревно?

  Скрестив  руки  на  груди, Габи  снисходительно, как  на  ребёнка, смотрела  на  своего  шефа.



Лилия Самойлова

Отредактировано: 30.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться