Убийство в чумном городе

Глава 2. Собеседники и собеседования

Птичка, едва Арина вошла внутрь, обернулась снова листок бумаги и скользнула на землю. От двери пристройки вниз вело несколько ступенек. Осторожно Арина принялась спускаться и тут услышала, как сама собой затворилась за ней дверь.

Ступеньки были низкими и широкими, так что упасть Арина не боялась, зато боялась ткнуться носом в стену впереди, потому она шла, выставив перед собой одну руку, в другой была сумка с упирающимся котом и пакет с одеждой и другими вещами. Всего через пять или шесть ступенек рука Арины уперлась в гладкую деревянную поверхность. И достаточно было лёгкого толчка, чтобы эта новая дверь поддалась и открылась. В следующее мгновение Арине показалось, что она ослепла, таким ярким был свет за закрытой дверью. Это был не октябрьский уже тусклый и рассеянный свет, а свежий, летний. Арина закрыла за собой дверь и, сделав несколько шагов вперёд, остановилась, чтобы оглядеться.

Перед ней была большая залитая солнцем поляна, в центре которой стоял огромный, очень красивый дом. Арина ожидала увидеть замок, но дом этот скорей напоминал дома богатых южан в Америке девятнадцатого века: трёхэтажный, с белыми стенами, длинными рядами больших окон и красивыми балконами, затенёнными пёстрыми навесами. Слева от дома поблёскивала река и белела беседка. Поляна, на которой стояла изумлённая Арина, заросла густой зелёной травой, аккуратно подстиженной и мягкой.

Арина опустила сумку и пакет на траву и хотела было тоже присесть, чтобы перевести дыхание, как вдруг её кто-то сильно толкнул. Неловко взмахнув руками, Арина вскрикнула и вернулась вперёд, но не упала.

— Эй! — возмутилась она, оборачиваясь. — Глаза раз…

Перед ней стоял тот парень, которого она толкнула, когда убежала за розовой птичкой. Который — вдруг поняла Арина — единственный заметил её.

— Прости, — сказал парень, ухмыльнувшись. На вид ему было лет семнадцать — «как было бы Алеку», — мелькнула болезненная мысль. Но выглядел незнакомец так неопрятно, как Алек не выглядел никогда. Драные джинсы протёрлись явно сами по себе, а не в угоду моде, бордовый растянутый свитер был покрыт катышками и затяжками, кроме того, на рукав, похоже, полиняло что-то синее. Волосы у парня торчали во все стороны, но тут Арина не вправе была упрекать его, так как и у неё на голове творилось не пойми что.

— Ты тоже в школу? — спросила она, потому что парень молчал и ухмылялся, и чувство неловкости росло.

— В школу? Да, — он потянулся и уселся на траву. — Что у тебя в сумке шевелится?

— Кандинский… кот. Не с кем было оставить. — Арина помолчала, переводя дыхание. Последовать примеру незнакомца и тоже сесть на траву она всё-таки не решилась. — А ты совсем без вещей? Тоже заранее не собирался?

— Нет, мне нечего было, — покачал он головой.

— Нечего? — переспросила Арина прежде, чем поняла, что такое спрашивать вроде как бестактно.

Но парень только плечами пожал:

— Можно и так сказать.

И замолчал, уставившись на большое белой здание на другой стороне поляны. Арина подумала, что, может, если у него и вещей-то нет, он и представить не мог, что в таком доме жить будет? И чтобы сгладить собственную неловкость, спросила:

— Тебя как зовут?

Парень немного помолчал и сказал:

— Крис.

После «Новора Вишмайера» Арина уже ничему не удивлялась — мало ли странных имён? но тут кое-какая другая мысль пришла ей в голову: манера речи и произношение Вишмайера выдавали в нём иностранца. Нет, он говорил почти без акцента — но это «почти» всё же ощущалось: немного странный интонации, необычное произнесение некоторых звуков — Арина такое всегда слышала отлично. Но вот Крис… конечно, они обменялись всего парой реплик, но русский язык Криса казался самым обыкновенным, словно он на нём говорил всю жизнь.

Впрочем, тут же подумала Арина, если он бездомный, то «Крис» может быть и прозвищем. И неловко попыталась пошутить, лишь бы прервать новую паузу:

— Крис? Как Кристофер или Кристобаль?

— Вроде того, — неопределённо отозвался он, затем вскочил на ноги: — Идём.

Крис побежал к белому дому так, словно перед его носом тоже маячил розовый листок-птичка. «Интересно, — мелькнула у Арины мысль, — а что его сюда привело?» Она была уверена, что второй розовой птички не видела, но, может, она просто слишком торопилась?

Крис тем временем уже добежал до ступеней, ведущих к парадному входу в здание, и махал оттуда Арине. Торопиться она не стала — так приятно было идти по мягкой зелёной траве, в которой утопала нога, и под мягкими, согревающими лучами солнца. Арина даже подумала, что могла бы не надевать ветровку, да и шерстяное платье было слишком тёплым для стоявшей тут погоды.

Когда она поравнялась с Крисом, он сказал:

— А тебя-то саму как зовут?

— Арина.

— Заходи первая, хорошо? — предложил Крис.



Valeria Antoniadi

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться