Убийство в чумном городе

Глава 3. Вопросы этики и торжества человеческого гения

Комната была совсем маленькой, но уютной и обставленной с явной заботой о тех, кто должен в ней жить: кровать в углу, рядом комод, а у высокого, почти до потолка, широкого окна — стол и стул. Распахнутые шторы были тёмно-синие, а по стене вились мелкие узоры из бледно-голубых цветов и прозрачно-зелёных листьев.

Из комнаты вела дверь в совсем уж крошечный туалет и душевую, которые все были выложены мелкой малахитово-зелёной плиткой.

На входной двери висели две таблички: одна с правилами, другая с расписанием на неделю. Последнее Арина прочла быстро: всю следующую неделю её курс должен был заниматься с духом земли, которого звали, как ни странно, Земля. Занятия начинались в одиннадцать, а завтрак был в десять. Арина подумала, что придётся заново привыкать к расписанию.

Пока Арина раскладывала вещи, принимала душ и переодевалась, Кандинский тёрся о её ноги не переставая. Ему, похоже, понравилось в Диверситас. Недалеко от кровати стоял лоток с наполнителем, а рядом со столом — миски с водой и едой, последней уже почти не было.

Разложив вещи, Арина села на кровать и вспомнила, что всего несколько часов назад она просто собиралась пойти прогуляться. И вот она здесь, в школе магии, в самом существовании которой сомневалась.

Часа в три солнце заглянуло в окно комнаты Арины, и пришлось закрыть шторы, потому что оно было слишком ярким. Кандинский ещё раз поел и свернулся на кровати, а Арина поняла, что тоже хочет есть. О том, во сколько в Диверситас обед или ужин — и где они обычно бывают, она не знала, а потому Арина пошла найти кого-нибудь и расспросить об этом.

Коридор на этаже, где находилась её комната, пустовал. Арина спустилась вниз и вышла в холл. Агата не было за стойкой, зато у самой входной двери стояли Арман и высокое, тонкое существо с длинными, почти до пола волосами и белой кожей. Одето существо было во всё черное — и странно они смотрелись рядом с ярким, одетым  в бело-красное Арманом.

  — Мы скоро увидимся, — сказало существо. — Хотя я бы не хотел…

  — Бореас, ты так не думаешь, — отмахнулся Арман и повторил: — Скоро увидимся.

Он легко толкнул существо в плечо — и Арина не поняла, было ли это дружелюбно или презрительно.

Арман вышел из школы, а тот, кого назвали Бореасом, отвернулся от двери — и заметил Арину.

  — Простите, — воскликнула она, — я хотела узнать... когда тут едят?

 Бореас приблизился к Арине. Двигался он одновременно порывисто и плавно, а волосы мягко струлись при каждом его шаге. Вблизи было видно, что его белая кожа покрыта золотистыми узорами.

  — Новенькая? — спросил он.

  — Да, Сенина. Арина, — быстро отозвалась она, беспокоясь, что Бореас решит, будто она подслушивала.

  — О, Сенина, — Бореас с интересом оглядел её. — С тобой говорил Вишмайер?

  — Да.

Бореас медленно кивнул, не сводя глаз с Арины. Что он в ней высматривал? Явно не неземной красотой Арина поразила его. Но что? Арина передёрнула плечами — под вглзядом Бореаса ей было неловко и неприятно.

  — Я хотела... — пробормотала она. Бореас жестом остановил её:

  — Я помню вопрос. — Он наконец перестал рассматривать её. — В столовой традиционно проходят собеседования, однако остальное время года она служит по назначению. Обед для первого курса будет через пятнадцать минут.

  — Спасибо, — Арина озадачил странный тон Бореаса: лишённый эмоций, отстранённый, словно он произносил заученные фразы. И этот тон так контрастировал с лёгкими, живыми движениями Бореаса.

  — Я могу только принести извинения за то, — прибавил Бореас, — что вы не получили всей информации. Из-за... смерти Вишмайера здесь такой беспорядок. Идите есть, Арина Сенина. Заодно увидите свой курс целиком.

Арина хотела было поблагодарить ещё раз и уйти, как Бореас сказал:

— Хотя пожалуй... — Он широко развёл руки и произнёс странную музыкальную фразу. Вдруг Арина почувствовала, как воздух теплой волной обдал её лицо, — и услышала, как голос самого Бореаса, только во много раз усиленный, волной прокатился по холлу и дальше: — Обед для студентов первого курса проходит сегодня в том же зале, где проводилось собеседование и подписание контракта.

— Спасибо! — сказала Арина ещё раз, но Бореас, даже не взглянув на неё, вышел во двор.

Арина решила подождать всех в обеденном зале. Столы там стояли теми же рядами. И Арина пересчитала их. Крис был прав: справа было двенадцать столов, а слева на один больше. Только теперь у каждого стола было по четыре стула, а не по два. Арина села за стол рядом с окном, подумав, что это тот самый стол, за которым сидел Константин — и за которым Лаванда подписала свой договор. Каково ей было — под холодным, презрительным взглядом? Хоть Константин и был красавцем, ничто не давало ему права презирать Лаванду! Ей и у себя явно трудно пришлось — те, у кого есть семья и любимые, так легко не подписывают контракт... Отвлёкшись от размышлений, Арина заметила Бореаса на залитой солнцем поляне возле школы. Тот неподвижно стоял, глядя на солнце, а вокруг, словно в потоке ветра кружили сверкавшие в лучах капли воды. Арина невольно вздохнула от того, как прекрасно было это зрелище: тонкая неподвижная фигура в чёрном и ослепительный блеск капель.



Valeria Antoniadi

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться