Убийство в чумном городе

Глава 4. Уроки Грозы

Первые выходные в Диверситас  Арина провела с Крисом, Лавандой и Марьей. Они устроили пикник на поляне возле реки. Мягкая трава доходила почти до самой воды, а у берега росло несколько ив, чьи длинные ветви касались речных струй.

  — Интересно, — спросила Арина, когда всей компанией они спускались к воде, — тут всегда хорошая погода?

  — Если не злить Грозу, — смехнулся Крис, а когда Арина взглянула на него с недоумением, пояснил: — Она будет вести следующую неделю.

Марья расстелила плед, и все расселись. Лаванда и Арина доставали еду из корзинки, когда неподалёку послышались звуки гитары. Арина огляделась и увидела, что немного ниже по течению сидит Румеу и перебирает струны на потрёпанного вида гитаре.

  — Мне казалось, — прошептала Арина, — что он должен играть на чём-то средневековом.

  — Он увидел у меня гитару и попросил попробовать, — тоже шёпотом объяснил Крис. — Его собственный инструмент у него в комнате. И он выглядит куда более средневеково.

Арина подумала, что у Криса не было гитары, когда они встретились, но он, наверное, попросил у куратора принести. Сквозь плеск реки были слышны отдельные аккорды — то мелодичные, то не слишком. Арина смотрела на воду и думала, что понимает «второгодника» Мигеля: она бы тоже осталась здесь и на второй, и на третий год, лишь бы сохранить вот это, сошедшее на неё спокойствие.

Тем временем Крис решил искупаться и позвал с собой всех, правда, только Арина согласилась составить ему компанию. Купальника у неё не было, но она сбегала в комнату за майкой, в которой и купалась, что очень смутило Марью, которая отворачивалась и рассматривала то поляну, то здание школы, пока Арина и Крис купались, то спускаясь вниз по течению, то пересекая кое-как узкую, но довольно медленную речку.

Вода оказалась не слишком холодной и не слишком тёплой — просто идеальной для купания. Настолько идеальной, что Арина задумалсь, не жил ли в реке какой-нибудь дух, который поддерживал температуру на таком приятном для людей уровне. Правда, когда она поделилась этими соображениями с плескавшимся рядом Крисом, он пожал плечами и сказал:

  — Холодновата.

Ещё вода была такой чистой на вид, что Арина решила попробовать её и на вкус. Зачерпнув воды ладонью, Арина поднесла её ко рту и осторожно глотнула прохладную, слегка сладковатую жидкость. Арину охватило странное чувство, напомнившее о том, что давно прошло и не повторится.

Она подняла глаза и заметила, что Крис на неё смотрит. И на лице его блуждает очень странное выражение.

  — Ты знаешь, — торопливо сказала Арина, облизнув губы, потому что это выражение её смутило, — мы с братом как-то ходили в поход. И родители строго запретили нам пить  из любых водоёмов. И даже из фонтанчиков-поилок. Но мы, конечно, не удержались и попробовали речную воду. Она была… не такая вкусная, как эта, но ничего так. Только мы с Алеком потом ещё неделю тряслись, что заболеем и родители узнают, что мы нарушили запрет.

Крис снова странно улыбнулся и, помахав Лаванде, нырнул в течение. Арина, гадая, что это вообще было, вышла из воды. Крис тут же последовал за ней.

  — Лаванда сказала мне, что ты из двадцать первого века? Неужели, спустя всего двести лет нравы станут такими распущенными? — спросила Марья Арину, когда та вытирала свои длинные светлые волосы.

  — Нет, просто многое перестанет считаться распущенностью, — ответила Арина. — И сама идея распущенности устареет.

 Марья вопросительно взглянула на Криса, надеясь, что тот опровергнет. И тут же отвела взгляд: Крис сидел на берегу реки без майки.

  — Арина права, — отозвался он. — Идея распущенности устаревает. Я всегда так думал.

После хорошо проведённых выходных Арина была готова к новой теме, хотя странный взгляд Криса, когда они купались в реке, Арину беспокоил. Но она решила, что подумает над этим сама, а если продолжит беспокоиться, спросит у Криса прямо.

Духа воды звали Гроза. Она выглядела куда менее человекообразно, чем Земля: бледно-голубая кожа, казалось, переливалась на свету, вместо волос из головы Грозы росли тонкие щупальца, которые шевелились при ходьбе и вставали дыбом, угрожающе извиваясь, когда Гроза злилась. Иногда, словно в подтверждение её прозвища, между щупальцами проскакивали маленькие молнии.

  — С водой работать сложно, — сказала Гроза на первом занятии, — конечно, рано или поздно большинство из вас овладеет умением призывать духов воды, но не ждите, что это будет просто, и не надейтесь, что добьётесь больших успехов. Из всех, кто учился в Диверситас, всего пятеро достигло высот в работе с духами воды.

  — Очень бодрит, конечно, — хмыкнул Крис, а Арина усмехнулась. Гроза, как будто не заметив Криса, строго посмотрела на Арину.

  — Я предпочитаю, когда смеются над моими шутками, — сказала Гроза, и между щупальцами на её голове заискрило. — А не над шутками одноклассников. Итак…

Она осмотрела класс. Эмили Ларк задумчиво постукивала пальцами по столу, отчего столешница слегка подрагивала. Марья и Анна, замерев, смотрели на Грозу. Мигель задумчиво разглядывал полировку на крышке стола.



Valeria Antoniadi

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться