Убийство в чумном городе

Стихии, звери, высшие духи

Массовый отборочный тур длился часа полтора, как показалось Арине, и под конец она уже так устала от впечатлений, что едва слежила за происходящим. И когда звезда очередного неудачливого участника вспыхнула красным — того, лысоватого в спортивном костюме — и на поле появилась Татьяна, чтобы объявить конец тура, Арина выдохнула с облегчением.

— Итак, первый тур закончен, — говорила Татьяна, взмахов руки призывая звёзды с одежды участников. — Мы увидели целый ряд удивительно эффектных решений. Например, как всегда блестящее обращение с огнём у Джейн Флеминг, яркое взаимодействие с птицами Консуэло Эрнандес… а также менее впечатляющие решения.

Арина могла поклясться, что Татьяна бросила взгляд в сторону Константина. И хотя её правоту не очень-то хотелось признавать, Арина — даже проучившись в Диверситас всего пару недель — понимала, каким нелепым выглядело выступление Константина: всякий раз, когда шар летел к нему, Константин призывал… одного из духов, которые служили в Диверситас! В самом начале тура шар, оказавшись над головой Константина, вдруг резко полетел вниз, словно тот, кто держал его, решил его уронить. Зрители зашумели, кто-то засвистел. Несколько мгновений Константин не шевелился,  как бдуто не зная, что делать. И в последнее мгновение он топнул по земле — как топали однокурсники Арины: отчаянно, неумело и, кажется, с раздражением, потому что всё равно не выйдет. Но вдруг из-под земли вдруг появилась хмурая Корунд, которая отбила шар и снова исчезла.

Арина, игнорируя ироничный взгляд Криса и хохот всего ряда, захлопала изо всех сил.

  — Кто ж так делает? — раздался тот же незнакомый мужской голос, который жаловался на посредственную работу с птицами. — Явно же призвал знакомого духа. Это детский утренник какой-то.

Арина захотела дать пинка обладателю этого голоса, а также всем, кто хохотал, даже Лаванде. Но озадаченная и недовольная Корунд в самом деле выглядела смешно.

Всю дорогу до столовой Крис и Эмили ожеточённо спорили, можно ли было пропускать Константина во второй тур. Эмили настаивала, что  любые явные обходы лазеек в правилах необходимо запретить, а Крис только отмахивался:

— Но ведь само его участие — лазейка в правилах. Нигде не написано, что Инквизиторам нельзя… это вроде как подразумевается, но в правилах есть только — участвуют те, кто знает о школе. Всё! А это и Инквизиторы в том числе.

— И что тут хорошего? — хмуро спросила Эмили. Крис расхохотался:

— Впредь будут внимательней! А ещё это доказывает, что этот Инквизитор не такой дурак, как о нём теперь все думают. Нашёл же он эти лазейки.

Арина сомневалась, порадовали её эти слова или огорчили. Константин показался ей куда выше всех этих лазеек и хитростей: бывший иконописец, и сам — словно с византийской иконы… но в то же время ей ужасно хотелось, чтобы он выиграл… но лучше бы — честно, а не при помощи дырок в правилах…

— Ты не видела Мигеля? — неожиданным вопросом отвлекла Арину Лаванда, когда они уже заходили в столовую.

— Что? Нет.

Арина ощутила укол совести, потому что и не вспомнила о Мигеле с того момента во время тура…

Во второй тур Мигель, конечно, не прошёл, но получилось всё очень странно: каждый раз, когда шар летел к нему, а Мигель весь замирал, готовясь отбить его — или потерпеть поражение — что-то происходило: то очкастый в спортивном костюме с другого конца арены отбивал шар, то Консуэло с её птичками, то ещё кто… Мигелю не удавалось и руками взмахнуть, и паника на его лице становилась всё сильней.

"Кто бы ни кидал это шар, — думала Арина, — он явно издевается над Мигелем, но за что?.."

Какой бы ни была причина, тот, кто мучил Мигеля, в конце концов добился своего: ни разу шар не долетел до него, всякий раз отбитый (или не отбитый кем-то другим), но за каких-то пару минут до окончания массового тура, когда оставалась всего пара человек, Мигель вдруг замахал руками и помчался на середину арены:

  — Всё, я сдаюсь! Я не смогу! Я не достоин!

Звезда на его рукаве вспыхнула красным. Не дожидаясь никого из кураторов, Мигель сам убежал с арены. Крис вздохнул, Лаванда смотрела на арену, прикрыв рот рукой.

— Я, — сказала Лаванда уже в столовой, — пойду поищу его. Если можно, займи мне место, а то…

Столовая, в самом деле, была заполнена так, что, казалось, ещё пара человек — и помещение просто взорвалось бы. Если до сих пор Арина сомневалась, нужен ли был перерыв между турами, то теперь убедилась, что совершенно необходим: все вокруг были в невероятном перевозбуждении. И, кажется, целого дня не хватило бы, чтобы обсудить прошедший тур. Вся столовая гудела от азарта. Темы для разговоров, кроме соревнований, как будто пропали. И несмотря на запрет, Арина то и дело слышала, как заключаются пари и делаются ставки — шёпотом, оговорками, при помощи шифровок. Желание угадать победителя было слишком сильным.

Кроме того, стены столовой снова изменились: фрески изображали самые яркие эпизоды тура. Эмили даже отвлеклась от спора с Крисом (перешедшего уже, впрочем, в ленивые пререкания), чтобы найти восхитивший её момент, когда Джейн Флеминг при помощи высоченного столба пламени создала поток тёплого ветра и разогнала стайку воробьёв, которые последовали за белым шаром и плетёной девятиконечной звездой. Джейн при этом умудрилась не подпалить ни одному из воробьёв ни пёрышка.



Valeria Antoniadi

Отредактировано: 08.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться