Убить, чтобы жениться

Размер шрифта: - +

Глава 6 Встреча

Вилка со звоном упала в тарелку. Когда я открыла глаза, то уже увидела удаляющуюся спину Несселфольде. С трудом сдержалась от гневного рыка в сторону лорда Гидиверга, но взглядом одарила его предупреждающим. Тот лишь усмехнулся и начал создавать портал.

Понимая, что меня не позвали, а до обеда вряд ли дадут перекусить, и, если я хотела быть в курсе всего, то придётся поторопиться, запихала всю порцию в рот. К чаю даже не притронулась и бросилась за ними следом. Успела нырнуть в портал в последний момент.

Уже в другом месте я врезалась лицом с набитым ртом в спину виконта. В месте соприкосновения с моими губами на его сюртуке осталось пятно от яичного желтка. Я тут же его затёрла его своим рукавом. Пятно осталось, но уже хотя бы не жёлтое. Рэйнер оборачиваться не стал. По его неестественно прямой спине ясно, что он понял, кто находился позади него.

На возню со мной Нессельфольде не стал тратить драгоценное время, а сразу направился к пострадавшему. Я не отставала. Видимо, мы опоздали, потому что на полу лежал посиневший труп. Разглядеть в деталях мне не дали. Спина Рэйя тут же заслонила обзор. Обойти его мне никак не получалось. Он предугадывал, куда я шагну, а когда ему надоели эти танцы, развернулся, схватил меня и прижал лицом к своей груди, чтобы не смотрела на последствия смерти. Я была благодарна виконту за заботу. Обняла руками его за талию, пользуясь внезапной близостью.

Смерть страшна. Нет в ней ничего красивого. Мне пришлось с ней столкнуться ещё во время битвы за Единый мир. Я хотела сражаться как все. Видела, как сражались родители, сестра со своим мужем и Фарах. Все центральные страны объединились перед лицом всеобщего врага.

Спасибо, госпоже ректору Великоградского университета! Она удержала меня от глупого безрассудства. Златогара Стратилат – одна из немногих, кто не принимал открытого участия в боях, а следил за порядком в Великограде и, самое главное, за студентами, точно такими же зелёными юнцами, рвавшихся показать свою отвагу в бою.

Златогара выцепила меня из строя очередного отряда, отправленного на разведку. В отличие от Фариты, которая накричала на меня за сумасбродство, госпожа ректор молча отвела меня в лазарет и определила помогать целителям и лекарям присматривать за самыми тяжелоранеными, дохаживать и держать их за руку, когда они, умирая, просили об этом. Именно тогда я отказалась участвовать в боях. Наглядный пример оказался действеннее всяких речей.

– Проверить каюты на всех кораблях! – Отдал приказ Рэйнер, чуть сильнее прижал меня к себе и отстранился.

Я обернулась. Никого уже не было на полу. Тёмные лорды один за другим исчезали в порталах. Их вообще было немного, и все они входили в Чёрную гвардию, которую полностью не могли отправить в составе делегации по соображениям безопасности королевства. С нами отрядили всего лишь девятерых, включая и Нессельфольде, по одному на каждый корабль, который требовалось проверить. Тёмные лорды хоть и занимали руководящие посты в армии Скаршии, но при этом могли с лёгкостью выполнять самую чёрную, грязную работу. Это ещё одна причина, по которой их называли чёрными. Первая – цвет их магии.

Виконт, как и все остальные, тоже исчез в портале, закинув сперва меня в мою каюту. Долго высидеть там в одиночестве я не смогла, поэтому и направилась в кают-компанию. На столе была ещё разложена карта. Мельком взглянув на неё, ничего нового не увидела. Прошлась по комнате. Села во главу стола. Встала и снова обошла стол. Потом подошла к окну. Вернулась на место. Неясная тревога не давала мне покоя. Не выдержав, вышла из кают-компании и поднялась на верхнюю палубу.

Я знала, что дисциплина на флоте была такой же суровой и железной, как и в регулярной армии. За её соблюдением зорко следили тёмные лорды, курировавшие и все военные учебные заведения. Один из них непременно присутствовал на выпускных экзаменах, проверяя комиссии и следя за честностью проведения финальных испытаний.

То, свидетелем чего я стала в этот раз, повергло меня в шок. К такому моя впечатлительность не была готова.

Всю команду корабля согнали на палубу. Мне ничего не было видно за спинами других. На глаза попался ящик. На него я встала и увидела, что с одной из рей свисала верёвка, к концу которой привязали руки одного из поваров. Мужчина был в соответствующей одежде, поэтому я смогла определить его род деятельности на корабле. Лица его не было видно.

Но привлекло моё внимание совсем другое. По пояс раздетые чёрные маги выстроились перед ним в шеренгу. В отличие от висевшего мужчины они стояли лицом к нам. Мне пришлось пригнуться, чтобы моя макушка не выглядывала, а то Рэйнер мог меня отправить назад в каюту. Я даже закрыла себе рот ладошкой, чтобы не воскликнуть от удивления. У всех магов под левой грудью находилась четырёхконечная звезда. Её горизонтальные лучи были длинными и узкими, а вертикальные – широкими и короткими, как у меня. И раз эта деталь мне привиделась во сне (Рэйнера раздетым мне созерцать не доводилось), то это был далеко не сон.

Тем временем глава экспедиции вышел вперёд из строя, чтобы рассказать о совершённом преступлении. По-другому просто быть не могло. На кораблях суд происходил в присутствии всех членов экипажа.

– Как стало известно, неизвестные проникли на борт и отравили довольно много продуктов, – разнёсся над палубой суровый голос виконта.

Интересно, а почему он не сказал сразу про калик? Ведь неспроста меня предупредили об осторожности. И там, где появлялись перехожие, жди беды. Большой беды.

– Мы нашли испорченную еду и приказали её уничтожить. Но нашёлся один идиот, который ослушался приказа, – Рэйнер сделал многозначительную паузу, чтобы все поняли, что этим идиотом оказался висевший. – Он спрятал несколько фруктов. Яд, которым отравили фрукты, называется мгновенной душиловкой. В считанные секунды распухает язык и гортань, и человек умирает в муках от удушья.



Олеля Баянъ

Отредактировано: 07.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться