Убить Генерала

Размер шрифта: - +

Глава VII

Проезжая по Новому Арбату мимо Щукинского театрального училища, вишневая ВАЗовская "восьмерка" замедлила движение. Роман плотно сжал губы и молча проводил здание печальным взглядом, но едва он прижал педаль газа, как вдруг заметил голосующую на обочине дороги девушку.

Шаловливый ветерок неумолимо-бессовестно вздымал подол ее легкого платьица, которое она придерживала свободной рукой, в то время как вторая рука, тонкая и изящная, как виноградная лоза, словно трепыхала на ветру, "уговаривая" частников подвести ее хозяйку куда ей нужно. Две веселые косички нервно вздрагивали на плечиках от того, что девушка то и дело переминалась с ноги на ногу и подпрыгивала на месте: видимо куда-то очень торопилась и уже опаздывала.

"Жигули" дернулись вперед и, скрипнув тормозными колодками, замерли в нескольких сантиметрах от прекрасной незнакомки. Последняя тотчас же открыла пассажирскую дверь и забралась в салон. Роман удивленно уставился на нее, постукивая пальцами по коробке передач. Девушка приподняла тонкую дугу брови и хлопнула длинными пышными ресницами.

- Поехали, - без приветствия сказала она.

- Ну, поехали, - усмехнулся молодой человек. - Правда, ты не сказала куда тебе нужно, …и не спросила по дороге ли мне туда.

- А зачем тогда ты останавливался? Мог бы и проехать мимо, я не настаивала.

- Как тебе сказать, - улыбнулся Роман. - Увидел красивую девченку, подумал почему бы не подвести – аргумент?

- Бабник! - грубо подытожила девушка.

- Ого! А ты наглая, - удивленно приподняв брови, ответил молодой человек. - Ну, ладно, раз уж села, поехали… Куда тебе нужно?

- На Котельническую набережную, - не потрудившись извиниться, сказала она. - Сталинская высотка, знаешь?

Молодой человек утвердительно кивнул головой и вишневая "восьмерка" сорвалась с места, как будто хрипящих под капотом лошадей огрели звонким жестким кнутом.

- В "Щуке" учишься? - Роман первым нарушил затянувшуюся паузу, тайком рассматривая оголенные коленки девушки косящим взглядом.

- Ага, - кивнула та и, словно почувствовав его заинтересованный взгляд на своих ножках, поправила подол платьица. - На втором курсе режиссерского отделения.

- Режиссерского? - с неподдель-ным удивлением переспросил Роман. - А я думал все девчoнки актриссами мечтают стать.

- В том то и дело, что все мечтают… А я хочу быть выше остальных.

- Трудно учиться?

- Трудно тем, кто не хочет или не знает чего хочет. А у меня далеко идущие планы, вот, - сказала девушка и тутже, прищурив глазки, переспросила. - А ты чего такой любопытный?

- Да так, - пожал плечами Роман. - Просто интересно…

- Просто так ничего не бывает, - не меняя тона со звонкими нотками подозрения, сказала она. - Ты случайно не от папы? Я ваших нутром чую… А ну-ка, быстро признавайся! Папа подослал за мной следить, да?!

- Нет, не от папы, - откровенно в голос рассмеялся молодой человек. - Не знаю я твоего папы… Честно, мимо проезжал… На самом деле часто мимо Щукинского проезжаю, но тебя …что странно… сегодня впервые увидел.

- Ну-ну, - поджав малиновые губки, пробубнила девушка. - И чего же тебя так к "Щуке" тянет?

- Да, видимо, потому же, почему и тебя…

- То есть?

- Душа творческая, - улыбнулся Роман и воспользовавшейся остановкой на светофоре, полуобернулся к девушке всем корпусом. - Но… только я поступал, но не поступил…

- Ммм, понимаю, - окинув изучающим, заинтересованным взглядом спортивное хорошосложенное тело попутчика, сказала она

Застегнутая всего на несколько нижних пуговиц рубашка оголяла широкую загорелую грудь и лежащий в ложбинке между мышц тяжелый золотой крест с распятием. Толстая золотая цепь обвивала крепкую шею молодого человека. Скользя взглядом, девушка добралась от груди до лица. Красивые губы улыбались и молчаливо просили поцелуя. Гладковыбритые щеки лоснились ухоженной кожей. Темнокарие глаза смотрели на нее с некоторым лукавством, горя бессовским огоньком.

Встретившись взглядом с молодым человеком, девушка вздрогнула и отвела глаза прочь, уставившись в хвост автомобильной пробки. Роман ухмыльнулся и тоже отвернулся от нее.

- А кто у нас папа, что ты его так боишься? - спустя несколько минут поинтересовался он.

- У тебя не знаю кто, а у меня – начальник, - грубо ответила девушка.

Ее щечки все еще пылали румянцем смущения. Незнакомый попутчик нравился ей – она могла себе в этом признаться. И это же было отчетливо видно даже невооруженным взглядом, но этого показывать в первые минуты мимолетного знакомства ей не позволяла ее же гордыня.

- У меня нет папы …и мамы нет, - тихо сказал молодой человек. Недавняя сияющая на губах и в глазах улыбка моментально сошла на нет.

- Прости, - впервые за весь разговор извинилась девушка. - Ты детдомовский?

- Нет, - отрицательно качнул головой Роман. - Просто в один день их не стало и все.



Жан Гросс-Толстиков

Отредактировано: 02.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться