Убить нельзя научить

Размер шрифта: - +

Глава 17.2

Не дожидаясь ответа, он схватил меня за руку и дернул на себя. Точно в ритме танго я упала на грудь Вархара. Проректор ловко отклонился и застыл в позе слеша, удерживая меня почти на весу. Теперь я возлежала на Вархаре целиком и едва доставала носочками до пола. Крепкие мужские руки на талии не стискивали, как опасалась, лишь деликатно придерживали.

Возмущение закипело в груди, обожгло щеки и уши. Я толкнулась назад. И, не рассчитав силу, полетела спиной вниз. Не успела испугаться, восстановить равновесие — на шпильках это не так-то просто — Вархар поймал меня почти без усилий. Наша поза очень подходила для танго. Одной ногой проректор остановил обе мои — с его размером ступни остановил бы и три, и четыре. Правая пятерня Вархара удерживала меня за левую руку. Наклонился он с красивой, прямой спиной — балетные бы взмолились о мастер-классе. И я зависла в четырех-пяти ладонях от пола.

— Ну что, женщина, — точно попадая в ритм музыки, нараспев произнес начальник. — Отпустить тебя? Или не надо?

— Не-е-не, — не успела договорить «не надо», как Вархар выпустил мою левую руку и мгновенно поймал правую. Конечно же, левой пятерней. Да так ловко, что я почти не приблизилась к каменным плитам пола.

— Значит, не-е? — уточнил проректор, приподняв бровь с родинками.

Я закивала настолько сильно, насколько смогла в своем нижайшем положении.

— Запомни! Ты сама это сказала! — снова нараспев скандировал Вархар и дернул меня вверх.

Ахнуть не успела, как снова легла на каменное тело проректора. Он поднял меня, как куклу и… крутанул колесом.

Поставив на ослабевшие ноги, Вархар расплылся в чеширском оскале и уточнил:

— А теперь отпустить?

— Уку, — только и смогла выдавить я — голова все еще кружилась от неожиданного виража.

— Понял! Мне повторять не надо, — Вархар подтолкнул меня, и мы сделали несколько шагов танго. Вернее, шагал проректор. Я же скорее летела, почти не касаясь ногами пола. Вот это партнер! В его стальных руках я ощущала себя Дюймовочкой!

— Очень хотелось бы встать на пол! — потребовала, когда наконец-то смогла дышать.

— Любой каприз! — усмехнулся проректор. Опустил меня на ноги, ухватился рукой за колено и рванул на себя.

Мы снова застыли в позе танго. Мое колено прижалось к бедру проректора, и разрез призывно распахнулся. Горящий взгляд Вархара прошелся по телу, недвусмысленно застревая на груди и бедрах и все больше мутнея. Опустился на голую ногу и несколько секунд исследовал. Каждый миллиметр того, что обнажало платье, и, как мне показалось, того, что оно еще прикрывало. Стало страшновато. Особенно после того как грудь Вархара заходила мехами, а изо рта вырвалось очередное:

— Ого-о-о…

И вдруг скандр отступил, не выпуская мою ногу из стальной хватки. Удержаться от нового падения на грудь Вархара удалось лишь каким-то чудом.

Поза танго стала еще более красивой и возмутительно зависимой от проректора. Один его шаг, рывок — и я в объятиях Вархара. Не теряя времени даром, проректор положил руку мне на грудь и медленно, в такт, провел до обнаженного бедра. Ладонь Вархара возмутительно по-хозяйски стиснула его, чуть отпустила и не менее нагло скользнула к колену. Снова взлетела к бедру и снова сжала.

Да! Платье было очень неудачной идеей! Самой неудачной с тех пор, как я согласилась тут работать.

Слегка приглушенное танцем негодование вспыхнуло с новой силой, опалило щеки, яростным пульсом достучалось до ушей. Я вдохнула поглубже, чтобы высказать Вархару все, что думаю. К несчастью, оторвать руку, чтобы приласкать проректора по темечку, не представлялось возможным. Я крепко держалась за плечи Вархара, чтобы не потерять равновесие на тонком каблуке, в неудобном, наклонном положении.

Проректор улыбнулся во все тридцать два зуба, словно прочел мои мысли. Подтянул поближе и еще крепче прижал мою ногу к своему бедру. Лихорадочный, мутный взгляд так и гулял по груди и, казалось, просачивался сквозь платье.

Я уже решила плюнуть на равновесие и организовать пламенную встречу своего кулака с глазом проректора. Хотя бы с его челюстью, а там как пойдет…

Но Вархар резко отпустил мою ногу. Подхватил за руки и заставил сделать еще несколько шагов танго. Сказать, что Вархар вел, не сказать ничего. Сказать, что он великолепно танцевал, не сказать ничего. Сказать, что он вопиюще нагло пользовался танцем, чтобы тискать меня и управлять мной, тоже не сказать ничего.

Но возмущение таяло, а восхищение Вархаром стремительно и неумолимо росло. Ведь в его руках я ощущала себя пушинкой, я ощущала себя… женщиной…

Лишь спустя несколько минут заметила, что пары вокруг расступились, и мы танцуем в пустом центре зала. Остальные же невзрачно подражают где-то на галерке, ближе к стенам и окнам.

Наше танго безумно походило на изысканный секс. Каждая моя клеточка, даже мысли и эмоции повиновались Вархару. То предельное напряжение собирало тело в кулак, то блаженная расслабленность разливалась по мышцам. Проректор безапелляционно вел, а я покорно крутила бедрами, выписывая фигуры танго. Без единой мысли, возражения, прогибалась, выпрямлялась, удерживала ноги и руки в верном положении. Вархар вращал меня, кружил, подбрасывал, закидывал на плечо и неизменно осторожно опускал на ноги.



Ясмина Сапфир

Отредактировано: 21.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться