Убить нельзя научить. Заговор внушателей

Размер шрифта: - +

Глава 8.1

ГЛАВА 8.1

 

Укрощение внушателей

 

 

 

Проснулась я ближе к полудню.

На улице наперебой пели птицы и мяукали коты, еще не достаточно напуганные вторым пришествием Вархара. И даже кузнечики стрекотали незатейливое стаккато.

В окно задувал легкий ветерок, принося прохладу и влажную свежесть.

Солнце на этом Перекрестье миров не жарило так беспощадно, как на нашем, по крайней мере, в первой половине дня.

И слава Богу! Я и без того, едва расклеив тяжелые веки, долго привыкала к атаке розового цвета на глаза, не говоря уже о несчастном чувстве прекрасного. Такого шока оно давненько не испытывало, даже в родной Академии, даже от подарков Сласи.

Вчера днем квартира, похожая на домик для Барби, почему-то воспринималась немного спокойней. То ли чудачества Вархара отвлекли меня от окружения, то ли академические неприятности совершенно переключили внимание.

Но сейчас…

Вархар так и не смог отодрать от штанги, на которой крепился прикроватный балдахин, несколько пайеток, и они просто ослепляли. Облитые солнечными лучами, ограненные почти как алмазы, тюльпаны-светильники беспощадно рассыпали вокруг радужные блики.

Из-за цвета стен, пола и потолка казалось — очнулась внутри куска сахарной ваты. Медово-сладкая до липкости во рту отдушка усиливала впечатление.

— Ага-а-а! — донесся со стороны кухни жизнерадостный крик Вархара.

Я приподнялась на локтях. Скандр, похоже, давно встал, умылся и оделся в очередную зеленую футболку и брюки на размер больше. Зажимая в каждой руке по жареной бургузьей лапе, Вархар сдержанно похохатывал. Кажется, он с самого пробуждения наблюдал за моей реакцией на рафинированный гламур вокруг.

— Ну, что? Получила ни с чем несравнимое наслаждение? — спросил скандр и изложил трагическую историю собственного пробуждения. — Ничего… Я тоже вначале орал, как будто очнулся в аду. Пришлось даже выпрыгнуть из окна. Ну, чтобы тебя не разбудить. Ты не проснулась. Но из соседних зданий почему-то повалили толпы студентов и преподов в ночнушках и пижамах таких бешеных цветов и с таким рисунком... Слов не хватает, чтобы описать этот пестро-милашечный беспредел! Узрев эту феерию красок, цветов и зверей, я заорал еще сильнее. Зато теперь я постиг, что такое истинный ужас! И эти нежные создания… Я про местных, а не про котят и медвежат на пижамках. Так вот, они метнулись назад, лепеча что-то про нападение орды варваров… Паника, суета! В общем, от потрясения я отходил минут десять. Мимо как раз носились медбратья со шприцами с успокоительным… Думал, ко мне, хотел сказать, что сотни шприцов маловато… Но они к этим убогим бегали… Потом внушатели побежали... Потом я немного утешился визгами этих… наколотых… приколотых, в смысле успокоенных. Умылся, поел, и как-то полегчало... Я тебе картошку запек и творожную запеканку сварганил. Заварил ромашково-мятный чай. Все, чтобы прийти в себя после этой сверкающе-розовой пыточной. В два часа у тебя лекция, у меня в четыре. Скажи, если хочешь вести вместе. В общем, жду…

Артист!

Вархар подмигнул, откусил ломоть мяса и скрылся в дверях кухни, давая мне простор для деятельности.

Выскользнув из постели, я «в темпе вальса» приняла душ, почистила зубы и распахнула гардероб, раздумывая, что бы такое надеть. Чтобы не шокировать Вархара и пощадить местных хотя бы до Карнавала.

Выбор пал на белую рубашку-стретч до середины бедра, с парой тонких полосок гофрированных складок вдоль линии пуговиц, и черные легинсы со стрелками. Немного подумав, я дополнила наряд узким черным пояском. Волосы собрала в высокий хвост и даже не стала скручивать в уже привычный «преподский» пучок.

Стоило показаться на кухне, Вархар метко зашвырнул в лакированное пластиковое ведро под окном кость бургуза, сверкнул глазами и объявил:

— Оленька! Ты у меня просто шикарна! И если хоть один внушатель покусится на мою женщину… — Он обгрыз вторую ногу, раскусил кость пополам, не заметив этого, швырнул ее в урну и оскалился. Людоеды племени тумба-юмба без колебаний признали бы в нем сородича. — Я покушусь на них так, что внушать будет уже некому.

И скандр придвинул мне кресло. На столе появилась тарелка с запеченной картошкой. Внутри ароматных клубней пузырился расплавленный сыр, обильно посыпанный укропом с петрушкой. Вархар утверждал, что это его любимое походное блюдо «из зелени».

Румяная запеканка и алая чашка с ароматным чаем появились на столе следующими.

На вкус картошка была — ну просто пальчики оближешь. Впрочем, как всегда. Я успела привыкнуть к тому, что меня балуют. Вархар выглядел удивительно позитивно настроенным.

И утро сразу расцвело новыми красками.

Дерево за окном, сплошь покрытое бешено-розовыми цветочками напоминало сакуру.

Комната и мебель оттенка, который мы с Алисой нарекли «вырви глаз», остатки блесток, намертво приклеенные к стенам, больше не воспринимались как изощренная пытка для глаз и надругательство над чувством прекрасного.



Ясмина Сапфир

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться