Убить нельзя научить. Заговор внушателей

Размер шрифта: - +

Глава 6.2

Кличка врача родной Академии вызвала у Гвенда тихую истерику. Он то прятал руки в карманы, то вытаскивал их, теребя золотисто-русый хвост, то кусал губы, то поджимал их до синевы. Здешние студенты сторонились Эйдигера почти так же, как наши — его младшего брата. Но на упоминание доктора Шока не среагировали совсем.

— Ишь, ты! Не знают твоего электроукалывателя-родственника! — удивился Вархар, кивнув в их сторону.

— Мы бережем эти знания для особо опасных хулиганов, — нервно хихикнул Гвенд. — Как элемент внезапности.

Вархар посмотрел на него, словно впервые увидел, с размаху хлопнул по плечу, и проректор отшатнулся, едва не потеряв равновесие.

Пока Гвенд, покачиваясь, пытался совладать с нервным тиком, Вархар похвалил его с неподдельной гордостью в голосе:

— Ну вот! Уже и юмор прорезался. Мужаешь на глазах! Еще немного общения со мной…

От этих слов проректора сильно повело в сторону. Он оперся о стену и с придыханием ответил:

— Вообще-то я не шутил.

— Какими ветрами? — отвлек Вархара от морального истязания Гвенда Эйдигер и поспешил заверить: — Помогу, чем смогу.

— Да вот, — хмыкнул мой варвар. — Тут твои новые пациенты — мрагулы… Вроде как кому-то чего-то навнушали. Нам бы с ними пообщаться. По душам, так сказать.

— А-а-а! — Эйдигер просиял фамильной улыбкой, при виде которой даже мне захотелось бежать сломя голову. — Знаю таких. А я-то думал — кто мог их так раскидать? В нашем-то заведении… Ну, ты понимаешь, — он кивнул в сторону истлов и Гвенда.

Лопоухий нервно сглотнул, черноволосый икнул, сероглазый попятился и натолкнулся на рыжего. Тот отступил, споткнулся на ровном месте и растянулся на полу.

— Понимаю, — покачал головой Вархар, наблюдая, как лопоухий помогает товарищу встать на ноги. — Я вообще удивился, как они драку-то устроили. И почему вместо этого не плевались друг в друга. Ну, или там пальцами не тыкали.

— Если хочешь их допросить — пожалуйста. Только я сильно сомневаюсь, что эти увальни и впрямь что-то сделали, — пожал плечами Эйдигер. — Они внушают еще хуже, чем дерутся. У меня глаз наметанный, — и он так подмигнул, что несколько мух за окном принялись истерично биться в стекло.

Вархар метнул в истлов пронзительный взгляд — им, кажется, на самом деле можно было пронзать, как пикой. Ребята вжали головы в плечи, ссутулились и попятились.

Лопоухий вздохнул, весь как-то поник и дрожащим голосом произнес:

— Клянусь, что именно так они нам и сказали!

— Да, говорили, — подтвердил рыжий тоном приговоренного к смертной казни, который лепечет последнее желание.

— Хвастались даже! — нервно всплеснул руками черноволосый.

— Ну правда-правда, — загалдели все истлы разом.

— Ша! — одернул их Эйдигер, и парни не просто замолчали — втянули губы. — Спокойно! — старший Мастгури озарил всех такой улыбкой, что о спокойствии говорить не приходилось. Истлы отшатнулись всей оравой, Гвенд попятился тоже, даже у меня мурашки побежали по спине. И только Вархар весело разулыбался в ответ.

— Веди! — скомандовал он и выбросил вперед руку в излюбленном указующем жесте.

Мы стремительно пересекли холл и устремились к лифту.

Кабинка его тоже напоминала кабинку лифта родной Академии. Просторная, как ангар для самолетов, с креслами у стен и пультом, предлагавшим на выбор больше трехсот этажей, она вызывала приятную, тягучую ностальгию.

Эйдигер даже не нажал, ударил кнопку с цифрой 205. И уже через несколько минут наша честная компания попала в холл — клон того, что остался на первом этаже.

Старший Мастгури подмигнул мне, кивнул Вархару и приглашающе махнул рукой на бронзовую дверь справа от лифта. На ней висела табличка «ПАЛАТЫ ДЛЯ РАСПЛАТЫ».

Да… Весело тут у них, почти как в вотчине Доктора Шока. Только знаменитого электроукалывания и не хватает.

— Не обращайте внимания, — хмыкнул Эйдигер, заметив мой потрясенный взгляд. — Шутка это. Тут вообще травматология у нас… Ну и медбратья развлекаются. Каждый день меняют таблички и каждый день с новой рифмой. Вчера тут висело «Если вам сломали ноги, знать, стояли на дороге». Позавчера: «Если вы сюда попали, значит все от вас устали». А неделю назад было мое любимое: «Если встретил скандра ты, помни — шрам для красоты».

На меня вновь повеяло атмосферой медкорпуса Доктора Шока. Вархар довольно хохотнул.

— Оленька! Ну надо же как-то пациентов развлекать. Заскучают, бедолаги!

Любимый галантно открыл мне дверь и пропустил в отделение.

Длинный коридор с множеством дверей освещался сквозь плиты, как некоторые здания родной Академии, и казалось, отовсюду льются солнечные лучи. К моему удивлению здесь пахло свежестью, словно кто-то разломил неподалеку сочный огурец.

— Вот-вот! — поддержал Вархара Эйдигер и захлопнул дверь перед самым носом истлов.

Гвенд каким-то чудом успел проскользнуть в отделение. Студенты заойкали.

Вархар притормозил, посуровел, с размаху даже не открыл — распахнул дверь и возмутился на все отделение:

— Ну и чего отстаем? Дверь не поймать, что ли?

Истлы заскочили внутрь так, словно за ними гнались полчища варваров с мечами наголо.

Лопоухий кривился и потирал лоб — на нем набухала увесистая шишка.

— Да, везет сегодня местным на шишкари, — философски заметил Вархар.

Та-ак! Вот тут он уже хватил лишку! Нечего обижать младших!

Я подбежала к скандру и ткнула его в ребра с такой силой, что Вархар аж вскрикнул. Не ойкнул, притворяясь сраженным в самую печень, а по-настоящему вскрикнул.



Ясмина Сапфир

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться