Убить нельзя научить. Заговор внушателей

Размер шрифта: - +

Глава 17.2

Сегодня мы решили отложить все дела и просто валять дурака. Повеселились этим вечером на славу. Наверное, всем требовалась разрядка после пережитого за последние дни. Даже Эйдигеру и Гвенду.

Да и отвлечься от мыслей о грядущих испытаниях не мешало.

Слася еще несколько раз притопнула, и у соседа разбилось то ли несколько старинных ваз, то ли плафонов. Кто ж их знает? К нам сальф с претензиями больше не приходил — кажется, ему хватило одной незабываемой встречи с Вархаром и Сласей.

Алиса попыталась с моей помощью потренировать магнитный дар. Я предлагала ей много раз, даже уговаривала, но созрела сестра только сегодня. Подозреваю, что появление крипсов сыграло в этом не последнюю роль. Но я все равно радовалась от души. Правда, пока успехи Алисы оставались более чем скромными. Ей удавалось поднять в воздух небольшие металлические предметы и отправить их в окно на радость проходящим внушателям. Но тяжелые вещи и живых существ сдвинуть с места пока не получалось.

Вархар поддерживал Алису советами и варварскими комментариями.

— Ну, давай же! Еще немного, и вон тот краснокостюмщик будет шикарно смотреться с кастрюлей на голове… Эх… ну ладно. Днищем по голове тоже неплохо… Звон такой… хм… почти музыкальный. А визг краснокостюмщика еще музыкальней. Ой, кастрюля еще и на ногу ему свалилась! Надо же, как удачно! Давай-давай-давай! К такому оранжевому костюму вилки в прическе — самое то! Эх… ну ладно… Вилка за шиворот тоже смешно… Вон как он орет! От восторга, наверное… А-а-а! Вторая вилка вонзилась прямо в пряжку ремня на штанах! Да ладно тебе, нытик! Твоя пряжка с драгоценными камнями и бусинками буквально вопила, требуя нового дизайна. Просто твои вопли ее чутка заглушили. А ссадины, чтоб ты знал, только украшают мужчину. Я понимаю, что ты не мужчина. Но вилка-то об этом не знает… Да и Алису могли сбить с толку некоторые хм… половые признаки…

Слася подбадривала сестру так, что к вечеру у нас отвалились жалюзи прямо вместе с гардиной. Она с грохотом рухнула на пол, недолго сварливо подребезжала и затихла.

Вархар не расстроился — вышвырнул порушенную конструкцию в окно и на чей-то возмущенный оклик равнодушно сообщил:

— Сходите к нашему нижнему соседу. Сейчас такая мода. Люстры и жалюзи на шее — последний писк. Да не последний писк тех, кто получил ими по голове, а последний писк моды. Хотя в вашей Академии она в последний раз пискнула давно и с горя ушла в глубокую кому… Вот ща и реанимируется, бедолага. А шишки на башке так вообще гламур! У Гвенда вон посмотрите. Как гармонично смотрится шишкарь посередине его лба. И насколько украшает его немужественное лицо. Гвенд сразу становится чуть больше похожим на мальчика. А если сомневаетесь, я сейчас на вашем же примере и докажу…

С улицы послышался чей-то перепуганный ойк, а затем — быстро удаляющийся топот.

Когда в дверь постучали снова, я уже было восхитилась чьей-то смелостью. Алиса подняла брови и процитировала:

— Безумству храбрых поем мы песню.

Но на щедрое предложение Вархара: «Кому тут еще жить надоело? Заходите, помогу с вашей маленькой проблемой!» — ответили голосом Гвенда:

— Позвольте, я вас поблагодарю?

— Позволяю! — гаркнул Эйдигер и ввалился в дверь, толкая перед собой ошарашенного Гвенда.

— Вот! Мается перед завтрашним. Переживает, — кивнул на проректора Мастгури. — Предлагаю помочь. Как считаешь?

Он подмигнул Вархару, и проректор испуганно попятился. Кажется, запоздало смекнул, что идея отблагодарить скандров была не слишком-то разумной.

Как же поздно он спохватился!

Эйдигер приобнял Гвенда за плечи, да так, что тот скривился и даже слегка присел, и повел к столу.

Мы с Алисой еще не понимали, что за шоу предстоит. Зато Слася сверкала глазами, полными поистине варварского задора, и улыбкой, достойной звания мрагулки.

— Карты? — предложил Вархару Эйдигер, расплылся в улыбке людоеда племени Тумба-Юмба и нарочито ласково произнес в сторону Гвенда: — Поверь, тебе понравится.

Проректор испустил душераздирающий вздох и обреченно сел в кресло, заботливо придвинутое ему Мастгури. Кажется, Гвенд, как и мы, отлично понимал: если варвары столь обходительны, ничего хорошего не жди.

Вархар кивнул, и на кухонный стол легла самая удивительная колода, что я когда-либо видела. А видела я всякие карты, и эротические в том числе. Но скандры были бы не скандрами, если бы и тут не перещеголяли все остальные расы — что волшебные, что обычные.

Вместо дам с белых пластиковых прямоугольников размером с мою ладонь смотрели… мужчины-сальфы. Да-да, абсолютно все дамы на самом деле никакими дамами не были. Об этом свидетельствовало все — фигуры, лица и одежда — электрически яркие брючные костюмы.

Название карт говорило само за себя: «баба с красным сердцем», «баба с черным сердцем», «баба с бубном», «баба с крестом».

С пластиковых прямоугольников королей и тузов скалились акульими улыбками скандры с мрагулами. Роли вальтов исполняли истлы со смешными кошачьими ушками и хвостами, похожие на героев аниме.



Ясмина Сапфир

Отредактировано: 22.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться