Ученица

Font size: - +

ГЛАВА 2. ЗНАКОМСТВО С ПРЕПОДОМ

Так, каникулы быстро пролетели и потянулись длинные хмурые дни, суровые и холодные. Серое, напитанное влагой небо нависало над школой так низко, что чуть не касалось крыши.

Турке осточертели одни и те же мысли, одни и те же разговоры с отцом. Диалоги с ним стали настолько предсказуемыми, что Турка отвечал не задумываясь.

Отец по сотому разу пересматривал советские комедии и смеялся на тех же самых местах, что и всегда. Турка попытался найти стоящее чтиво, чтоб хоть немного отвлечься, но любой роман наводил скуку. Отрыл книгу "Одинокие боги вселенной" и застыл. Вспомнил, что ее ему подарил на день рождения Вовка, наверное, лет пять уже назад. А он так и не прочел. Еще поржал над ним: "Нашел, что дарить - книга!".

Обложка привлекала, аннотация тоже. Вздохнув, Турка прочитал одну страницу, другую...

Проглотив книгу за вечер, он тупо таращился в потолок минут двадцать. Он схватил было телефон, чтоб позвонить Вовке и поделиться впечатлениями, потом остановился. Ха! Теперь номер друга постоянно вне зоны обслуживания, не дозвонишься.

За десять дней дома накопившаяся дрянь и одиночество капали на мозги. Они с отцом еще раз сходили к маме, но ее так и не перевели из интенсивки, опасаясь ухудшения. В конце концов, врач прямо заявил, что лучше пока больную не тревожить хотя бы недельку, пусть оправится.

- Голодать она тут не голодает... - сказал врач. - Да вы ей и так уже запасов нанесли, что общий холодильник забит. И поговорить есть с кем, в случае надобности.

Но мама пожаловалась, что ее продуло от окна, начались сопли, мокрый грудной кашель. Непонятно теперь, будут ли ее держать в этом отделении или переведут в "бокс", а может, в инфекционку положат.

В школу возвращаться не хотелось. Турка рад был передышке, но теперь понимал, что начнутся разговоры, перешептывания, кривые взгляды.

Его это не пугало. Просто все напоминало о Лене.

Обсуждают случившееся меньше, но все-таки школа никак не могла вернуться в привычное русло, да и хотела ли? Напротив, она будто искала способы затянуть в свои сети еще людей, раскрутить маятник событий опять, взбаламутить гущу.

Перед русским языком девчонки шептались и хихикали, пацаны гоготали. Турка раздумывал, не свалить ли с последних двух уроков - кому нужно обществознание? Тем более, вести должен кто-то левый, учитель на замену. Он никого не знает, не заметит.

С другой стороны, вдруг Мария Владимировна вернется? Конечно, фантастический вариант, но все-таки. Турке даже пару раз снилось, что бывшая преподавательница возвращается, только не уроки ведет... а что-то другое они делали. Связанное с Коновой. И Турка неизменно просыпался в холодном поту и со стучащим сердцем.

Галдеж хоть и раздражал, но и расслаблял тоже. Турка решил-таки остаться, чтоб посмотреть, что там будет за новый учитель. Несколько недель обществознания и истории вообще не было, потом несколько уроков провела библиотекарша с кривой рукой (сломала когда-то давно, да так она и срослась). Пацаны шутили, что сломала так руку специально, чтоб удобнее было книги носить. Бормотание сей бабки в толстых очках мало кого интересовало, ученики занимались своими делами. Библиотекарша не очень-то протестовала.

Шуля, что удивительно, не пропускал школу. Правда, с Туркой они не общались и не обсуждали тот случай на квартире у Вадика.

Андраник - он же Крыщ - пока на занятиях появился только на этой неделе, и вел себя пока относительно прилично. Нет, куда же без гнилых замашек, но все они носили безобидный характер. На пару с лупоглазой "шестеркой" Касей, хулиганы снова мерзко хихикали на задних партах, особо не слушая преподавателей.

Те, кого обычно задирали, в первые дни после трагедии ходили по коридорам более менее спокойно, даже Русаков, вечно будто пыльный, в застарелом свитерке, оживился. Ну и Муравей занятия посещал, конечно, со своей обычной прической: волосы неровно обстрижены ножницами "под горшок". Потихоньку все возвращалось в привычное русло.

В пыльных закоулках коридора таилась угроза. Может, предупреждение? Турка хотел бы сказать, что так ему кажется из-за собственного настроения, из-за погоды, из-за накатывающей депрессии - ведь так и не решил, куда поступать после девятого. Собирался в колледж, да, в школе точно оставаться не собирался. Его воля, так сейчас бы свалил. Но нет - нужен аттестат. Так что, еще несколько месяцев здесь, а потом - неизвестно, что будет.

Время тянулось резиной, и глядя в окно, мало кто мог с легкостью представить, что когда-то наступит лето.

Алик доверительно сообщил:

- Тут это... Говорят, что Тузов вернется. Как Вол будет, с одним яйцом, - толстяк сморщился и захихикал. - А может, и нет. Вовка его несильно прострелил. Вот еще клоун, взялся за дело - так иди до конца...

- Шутишь? - сказал Турка. - Вована и так чуть не посадили. До сих пор проблемы.

- Да понятно, - фыркнул Алик. - Просто, тупо вышло, несерьезно. Кстати, директору ничего не будет, приколи.

Турка кивнул. Сергей Львович, кажется, корнями врос в собственное кресло. Но, возможно, теперь с дисциплиной станет получше - мэр в новостях обещал взять школу семьдесят пять под личный контроль.

Когда продребезжал и стих звонок, Турка привычно уплыл в привычную уже прострацию. Ребята толпились под дверью кабинета, ожидая нового учителя. От Воскобойниковой прокатился слух, что мол "преподаватель - симпотный паааарень". Вроде бы Алина видела его в учительской. В новом году Воскобойникова выкрасилась в блондинку и стала выглядеть еще более взросло и зрело, что ли.

Парень, так парень. Если такой же нормальный мужик, как географ, Олег Анатольевич, то это очень даже здорово. Он же сейчас и ОБЖ вел, только в отличии от Чапая, про автомат теперь и речи даже не заводил. Диктовал параграфы и все.

И вот, откуда-то вынырнула музычка и гаркнула:



Павел Давыденко

Edited: 15.01.2019

Add to Library


Complain