Ученица

Font size: - +

ГЛАВА 3. ВАЖНОЕ ОБЪЯВЛЕНИЕ

- Следи за языком и отвечай за свои слова.

- Так она пусть тоже отвечает, - Шуля скрестил руки на груди. - Вы чо, такой защитник, что ли? Где тогда справедливость? Она первая меня отбросом назвала. Хотя это неправда. А то, что она давалка... Да вы у половины школы спросите, вам подтвердят!

Тут уже все попадали со смеху. Воскобойникова покраснела и что-то пыталась сказать Шуле, а он так и сидел, с блаженной улыбкой, глядел сквозь пространство.

Препод присел на краешек парты, и со скучающим выражением ждал, когда прекратится смех. Полистал журнал, отложил его.

- Про ваш класс мне рассказали много. И про школу знаю, тут поневоле наслушаешься из разных источников. Однако попрошу вести себя по-нормальному. Вам ведь чуть-чуть осталось отучиться, выпускной класс. Кто-то последний год учится, кто-то в десятый-одиннадцатый пойдет. Неужели нельзя быть людьми?

- Можно, - выкрикнул Проханов. - Только не в случае Шули.

- Слышь, ты, на перемене я тебе лицо сломаю, добалаболишься, - прогундосил Шуля. - Вы ведите урок... Только вот зачем нужна история? Ну прошло там что-то, и посрать...

Опять смех.

- Выйди из класса, если тебе не нужна история. Дисциплину разлагаешь.

- Да мне лень... Давайте, я посплю тут, а вы там рассказывайте. Я под болтовню нормально засыпаю, ну как под телек, например.

Опять смех. Андрей Викторович прошел по ряду, переступая через сваленные рюкзаки и мешки со сменкой.

- О-о-о, щас начнется представление! - выкрикнул Кася. Андраник заржал, у многих блестели глаза: что же сейчас будет, что будет?

Преподаватель застыл над Шулей. Тот так и сидел, глядя перед собой, с приоткрытым ртом, потом комично откинул голову и сказал: - Ну? Драться будете?

- Выйди из класса.

- Как же задрала эта фраза, - пробормотал Шуля, отодвигаясь назад вместе со стулом. Железные ножки при этом противно проскрипели по паркету. Преподаватель стоял, скрестив руки на груди. Лицо у него оставалось спокойное и бесстрастное, как у вышедшего в клетку "восьмиугольника" бойца. Разве что шея, выглядывавшая из воротника рубашки, покраснела.

- Мне тоже много чего надоело.

- Так увольтесь. Я вам говорю, история - беспонтовщина. Ну толку от того, что там Наполеон завоевал или Гитлер там посылал войска... Это интересно, но какой смысл учить, если могут что угодно написать в учебнике. Вот и сейчас там что-то происходит, а мы не знаем, правду говорят по телеку или нет, - Шуля громко икнул. Андрей Викторович схватил его за рукав и потянул со стула. Пацан откинул его руку, но препод вцепился в предплечье парня и дернул. Шуля такого не ожидал и съехал со стула, упав задницей на паркет. Лицо его потемнело, когда он услышал хохот, и блаженное благодушие - неизвестно, чем вызванное, - стерлось с лица. Он поднялся и попытался толкнуть Андрея Викторовича в ответ, но тот выкрутил ему руку и загнув, поволок к двери. Хулиган пытался лягнуть препода ногой, но тот выкрутил руку еще сильнее и Шуля вскрикнул.

- Это левая. Если перелом, то тебе придется с гипсом ходить в школу, - сказал Андрей Викторович.

- Отпусти!

- Мы с тобой на одном поле не срали, чтоб ты мне "тыкал". - Преподаватель рванул на себя дверь и выкинул хулигана в коридор. На паркете остался песок и катышки засохшей грязи с кроссовок Шули, который понятное дело, никогда не переобувался.

- Я тебя еще встречу, историк! - прокричал Шуля. - Оглядывайся по сторонам!

Усиленный эхом голос резонировал, отталкиваясь от стенок школы. Андрей Викторович одернул пиджак, и тут Воскобойникова принялась хлопать в ладоши. Следом Хазова, Слютина, другие девчонки. А потом весь класс разразился шумными аплодисментами.

- Что же, - сказал историк, прикрывая дверь. - Теперь можно продолжить урок?

В створку с другой стороны заколотили, притом скорее всего, ногами.

- Полтергейст прямо, - вздохнул преподаватель. - Как думаете, можно ли изгнать этого духа? Если да, то каким способом?

- Лещей ему надавайте, - посоветовал Проханов.

- На кол посадите, - сказал еще кто-то.

- Святой водой облейте, из помойного ведра!

Посыпались и другие советы, не менее шикарные. Алик прошептал:

- Шуля это так не оставит. Вдруг и правда, подкараулит? Чот Андрей Викторович много на себя берет. Видишь, что перед тобой неадекват, чего лезть?

- Так что ж ему, спускать на тормозах? - ответил Турка. - Тогда и другие на нем ездить будут. Да Шуля сейчас мертвый совсем, по-моему. Сопьется скоро.

Алик захихикал.

Шуля еще пару раз стукнул в дверь особо сильно, потом в коридоре раздался зычный голос Галины Марковны: - Шульга! Какого черта ты тут стучишь по дверям? Дебил что ли?!

Потом дверь открылась, музычка заглянула в кабинет:

- Что у вас тут, опять хамят?

- У нас все спокойно, - ответил Андрей Викторович. - Так, проветриться отправили молодого человека.

- Ясно, - музычка обвела взглядом притихший класс, и скрылась, прикрыв дверь. Через какое-то время вновь начала выговаривать Шуле, громко, но что конкретно - не разобрать.

Андрей Викторович продолжил рассказывать про "Железную Леди", а Турка погрузился в мысли о маньяке. Лучше бы Алик не говорил! Наверное, это слухи. Вот буквально пару лет назад про велосипедиста рассказывали, и тоже все на ушах стояли. Выяснилось, что он со двора пытался увести ребенка, но его спугнули, а после совершил несколько преступлений, а может, на него накинули "висяков" - загадка. Фоторобот на школе висел, и Турка еще думал, что похожих мужиков можно встретить за день человек десять, однако конкретно такого типа попробуй найди - слишком стремный.

Того маньяка поймали быстро, посадили. Оказалось, что он довольно молодой парень, под тридцать лет всего. Работал на майонезном заводе, который сейчас уже закрыли.



Павел Давыденко

Edited: 15.01.2019

Add to Library


Complain