Ученица

Font size: - +

ГЛАВА 4. СТАРАЯ ЗНАКОМАЯ

Дома Турка поел бутерброды с сыром и маслом, выпил кофе - не ощущая вкуса, на автомате. Не завтракал, вот уже полдня прошло, и никакого аппетита, но вроде бы надо закинуть дров в топку. Отец на работе, слава богу, дома тихо. Только в такой тишине Турка мог попытаться собрать разрозненные мысли в кучу.

Он лег на диван, запустив пальцы в волосы. То, что "педколлектив" (кто-то из учителей) наведался к Коновой и вынудил ее придурочных дальних родственников подать заявление о пропаже - супер. На том хорошие новости исчерпываются.

Лена пропала, завелся маньяк... Интересно, будет ли проверять милиция саму тетку? Что если это она вывезла Конову куда-то? Может быть, она что-то знает, но молчит? То, что она хочет квартиру - понятно. И что племянница исчезла, так это ведь только на руку. Но все ли так просто?

Турка опять понял, что прокручивает одни и те же мысли, баламутит илистую воду в речушке сознания. Он должен искать Лену, должен! Только с чего начать?

Вычислить маньяка вдвойне сложно, они ведь действуют без привязки к конкретному человеку. Если Лену похитил какой-то отморозок, то отследить его сложно, потому что раньше девушка с ним никак не пересекалась.

- А если нет? - пробормотал Турка и почесал висок. - Если он ее выслеживал? Если была ссора?

Даже если и так, то с чего начинать поиски Турка не знал, и в бессильной ярости колотил по подушке, как будто она утаивала ответ. Бил, пока не треснула наволочка, и только тогда остановился, тяжело дыша.

Тут он понял, что мобильник жужжит, вибрируя.

Два пропущенных вызова и вот опять звонок. Левый номер, который почему-то выглядит знакомым. Помедлив пару секунд, Турка нажал на зеленую кнопку:

- Да?

- Это кто?

- А кто нужен? - нахмурился Турка. Где он слышал голос?

- Так... Ты мне сам звонил с этого номера. Вот, я перезваниваю.

- Сегодня я не звонил... Стоп, Аня, ты?

- Да. А это кто?

- Артур... Ну, мы с тобой...

- А, помню! - засмеялась девушка. - И чего ты названивал?

- Я тебе уже пару недель не набирал. Уверена?

- Да? Ну не знаю... Ладно, давай тогда.

- Стой! Хочешь встретиться? - фраза вырвалась сама собой, Турка даже не думал звать на свидание девушку, да и пригласил-то больше потому, что почувствовал: больше вот так сидеть дома и думать о Коновой он не может. Поедет крыша.

- Зачем?

- Развеяться. Хреново на душе.

- Ты в курсе, что теперь по улицам небезопасно ходить? И вообще, у меня дел знаешь сколько? Сессию вот закрываю.

- Сессию? Ты где учишься-то?

- В колледже, где еще. Нет, вообще можно встретиться, конечно...

Турка слушал приятный щебет девушки, и не замечал, как на лице его появилась улыбка. Впервые, наверное, за последние два месяца.   

***

В этот пасмурный день стены больницы по-особенному противно сочились бледнотой. Казалось, что за долгие годы стены впитали десятки болезней, и поправиться тут невозможно, потому что палаты и коридоры высасывают здоровье, насыщая пациентов немощью.

Однако, Тузов выздоравливал быстро. Врачи запрещали ему вставать и ходить, но он иногда надолго застывал у окна, не мигая глядя сквозь дома, как будто видел искривленное злобой лицо ботана и дуло автомата.

На откосе окна, а кое-где и на стенах, красовались вмятины от костяшек кулаков. В некоторых местах краска отвалилась до штукатурки и виднелись старые слои. По ним, как по концентрическим кругам на пеньке, можно было прикинуть возраст палаты.

Тузова навестил дед, один раз за все время. Принес бананы и сок, которые пациент выменял на сигареты. Кажется, только они спасали от копошащихся в голове мыслей-опарышей.

Один день. Два, три. Неделя.

Когда же? Когда?

На соседней койке лежал Скелет. Он стонал ночью без остановки, звал медсестру. Иногда она приходила, делала ему укол, но он все равно не переставал издавать раздражающие звуки. В одну из ночей Тузов взял подушку со свободной постели, положил на лицо Скелету и чуть надавил.

Полминуты беспорядочных движений руками, глухое мычание. Тузов убрал подушку. В темноте лихорадочно поблескивали два глаза и жажды жизни в них плескалось столько, сколько, наверное, отродясь ни бывало.

- Надоел стонать, - сказал Тузов. Скелет лишь шумно втягивал воздух, не мигая. Тузов вернулся в постель и уснул. Больше Скелет его не тревожил: ни той ночью, ни в другие.

Сейчас Тузов поймал его взгляд. Скелет зашевелился под одеялом и прохрипел:

- У тебя курить есть?

Тузов кивнул, потирая низкий, чуть выпирающий вперед лоб, как будто с костяным наростом.

- Одолжишь сигарету?

- Без проблем.

Однопалатник зашевелился, вылезая из-под одеяла. Спал он в одежде, не менял ее очень давно, так что она пропиталась потом и воняла. Сквозь желтоватый бинт на правой кисти Скелета проступало темно-красное пятно. Он выудил из протянутой Тузовым пачки сигарету, но трясущиеся пальцы не удержали ее и она упала на пол.

- Ты... - пробормотал Скелет, проворно поднимая сигарету, - надолго тут?

- Не знаю, - хмуро ответил Тузов, хрустя пальцами-сардельками. Даже расслабленное его лицо таило угрозу. - Ты сам-то как здесь?

Скелет покатал сигарету между пальцами, поднял забинтованную руку:

- Во, видишь? В армию оправить хотели. А оно мне надо? Кошу, как могу. Сначала справки собирал... В дурке лежал, - он понизил голос. - Во мне весу даже полтинника нет, а они говорят, типа, норма. Хрен там... я в армию не собираюсь. У меня там знакомого убили. Ну как, официально он повесился, а вообще... Ну ты понимаешь. На счетчик поставили, били. Понятно, что смотря в какую часть попадешь и так далее, но я рисковать не хочу, - больной облизал губы. В коридоре что-то гулко упало и Скелет вздрогнул и резко обернулся с затравленным взглядом. Тузов продолжал его бесцеремонно разглядывать.



Павел Давыденко

Edited: 15.01.2019

Add to Library


Complain