Ученица

Font size: - +

ГЛАВА 6. ОПАСНАЯ ЗАТЕЯ

Кабинет сверкал чистотой. Сергей Львович расплылся в кожаном кресле и прикрыл глаза. Он не хотел шевелиться. Головная боль только угомонилась на перине из четырех таблеток "Но-шпы" и доброго глотка коньяка. Директору всегда казалось, что таблетки лучше действуют, если их разжевать, а уж малая толика алкоголя заставляет всасываться лекарство еще лучше. А то, что пишут в инструкциях - чушь.

В дверь постучали, директор кашлянул:

- Да-да, - и постарался приоткрыть веки чуть пошире, но их нещадно смыкал груз сонливости. - Войдите.

На пороге появился аккуратный мужчина в костюме. Вид портил слой пыли на туфлях и пятно мела на рукаве.

- О, заходите, заходите. История, обществознание... А ведь я вас предупреждал, что девятый "А" не из легких.

- Встречал хулиганов, но таких... - Андрей Викторович улыбнулся как-то странно, и выражение лица не понравилось директору. Он встал, указал на кресло, а сам заходил по кабинету, заложив руки за спину.

- Вы же знаете, к чему подобное приводит. Между нами говоря, физический метод - действенный, не могу упрекнуть. Эмоции, опять же... Но у школы и так проблем выше крыши. Уволить вас - проблему не решит. Ребятам надо пройти программу, а искать кого-то... Знаете, мне было удивительно, что вы согласились. До вас пятеро преподавателей отказались. Пятеро! И две учительницы. Одну из кандидатур я сам завернул, там женщине под семьдесят лет. Не хочется рисковать, знаете ли, - директор развернулся к Андрею Викторовичу, окинул его взглядом, и одновременно проверяя, не шевелится ли боль в затылке. Заметил сбитые костяшки кулака, моргнул и сказал: - Да вы садитесь, в ногах правды нет.

- Спасибо, - кивнул историк и устроился в прохладном кожаном кресле. Сегодня за окном проглядывало солнце, и хотелось верить, что через месяц наступит настоящая весна. Но вряд ли так будет - март почти зимний месяц.

- Так вот... я вообще-то и сам сторонник крепких мер. Тем более с такими, как Шульга. Только это чересчур, я считаю. Еще раз повторю, что уволить я вас не могу, да и не хочу. Вы еще молоды, но все-таки, попытайтесь контролировать свою горячую кровь.

- Понимаю, что оправдание будет звучать по-детски, но он первый ударил меня. Я перехватил его кисть, и так получилось, что немного перестарался. Рука соскользнула...

- Понимаю, понимаю. Но все-таки, - Сергей Львович поморщился. - Давайте впредь обходиться без подобных мер.

- Почему нельзя исключить из школы хулиганов?

- Понимаете, к нам сейчас и так повышенное внимание. Я ведь вам объяснял... Школу и так чуть не закрыли.

- Но бездействие и безнаказанность повлечет новые инциденты. Не думаю, что эти... ученики ведут себя так только на моих занятиях.

- Другие преподаватели не жалуются, и за допуском на занятия их не отправляют, - парировал Сергей Львович. - Не в упрек вам будет сказано.

- Новенький, кажется Плотников - он тоже хулиганистый тип. Вы беседовали с ним, перед тем как принять в школу? Составляли психологический портрет?

- Конечно! - всплеснул руками директор. - Само собой! С ним беседовал и я лично, и мой заместитель по воспитательной работе. Кроме того, у него были рекомендации с прошлых мест учебы.

- То есть, он уже не одну школу поменял? - прищурился историк.

- Исключительно по семейным обстоятельствам. Разъезды, родители люди деловые, бизнес.

- Понятно, - вздохнул Андрей Викторович. - И что же мы дальше делаем?

- Работаем, само собой. Уж постарайтесь сладить с ними, а? В вас заложен прекрасный педагогический потенциал, вы профессионал со стажем. В первом полугодии взяли девушку, молодую... Это моя ошибка, но я видел рвение, желание и захотел дать шанс. Вы сами знаете, как легко зов, кхм, эмоций, может заглушить доводы разума. Другими словами, девушка была видная, понравилась мне не только как преподаватель, но и как человек тоже. Однако, ей не хватало квалификации, навыка работы с трудными ребятами. Закончилось все для нее, слава богу, нормально и больше экспериментировать не хотелось. Вы и сами знаете, как легко оказаться заложником собственных эмоций, повторюсь... особенно, когда девица оказывает знаки внимания. Выпускной класс! Совсем взрослая.

- На что вы намекаете? - перебил Андрей Викторович. - Девица?

- Я не намекаю, бог с вами, - Сергей Львович развернулся и поглядел на историка. - Озвучиваю только то, что дошло до меня. Возможно, это сплетни, но так заведено, что дыма без огня не бывает.

- Инцидент на прошлом месте моей работы полностью исчерпан, - губы у историка чуть дрогнули. - Там ничего выходящего за рамки норм морали или законодательства не произошло.

- Конечно-конечно! Господи, да если бы я верил всяким сплетням, если бы не доверял интуиции и зову разума - тогда бы вообще остался без преподавателей, - директор хрипло засмеялся, ожидая, что Андрей Викторович поддержит смех, но тот молча смотрел на директора. Покашляв в кулак, Сергей Львович вздохнул: - Я вам полностью доверяю. Поэтому вы здесь. Большая часть класса - вполне нормальные дети, разве нет?

- Соглашусь. Большая часть учеников меня вполне устраивает. И все равно, не пойму, почему бы не убрать из школы хотя бы Шульгу.

- Можем. Конечно, можем! Просто выкинуть из школы, верно? А что с ним будет потом - колония?

- Она по нему давно уже плачет, Сергей Львович. Если его не будет, то адекватные дети получат то, зачем приходят в школу - знания. Мы не можем бороться с ветряными мельницами, двигать горы, или я не знаю, с чем это сравнить. Ну вы же сами знаете, что им все предметы - до одного места.

- Но аттестат свой они должны получить. Иначе, пятно на школе. Не справились, не смогли. Тут осталось-то сколько до конца года? Раз-два и вот уже лето. Попробуйте, я вас прошу... и без этого, - директор изобразил несколько боксерских выпадов. - Ладно?

- Как скажете, - вздохнул историк. - Будем работать.



Павел Давыденко

Edited: 19.01.2019

Add to Library


Complain