Ученица

Font size: - +

ГЛАВА 7. ИНТЕРЕСНАЯ НАХОДКА

Андрей Викторович вел автомобиль машинально, не замечая дороги. Крутил баранку, переключал скорости. В данный момент он уже немного успокоился и погрузился в привычную отстраненную задумчивость. Мелкие капли дождя, падающие на лобовое стекло, гипнотизировали.

Тут тень метнулась прямо перед капотом, и преподаватель изо всех сил вдавил педаль тормоза в пол. Послышалось глухое "тук". Сердце тут же похолодело, подтянулось к горлу. Он глянул на побелевшие пальцы, сдавливавшие руль - чужие пальцы. Нет, кисть его, вот же сбитые о скулу хулигана костяшки кулака. Вот теперь приехали.

Историк вывалился на проезжую часть. Людей нет, машин нет, еще толком от школы не успел отъехать. Сапожок под колесом. Его пронзило резкое дежа вю. На мгновение зимние сумерки потускнели, будто солнце разом село и наступила ночь. Сбоку пестрела граффити огромная трансформаторная будка, чуть дальше высились многоэтажки.

Он сбил человека. Только этого еще не хватало.

Губы пересохли. На подгибающихся коленках историк обогнул машину. Прямо на асфальте сидела ошалевшая девочка, с разметавшимися блондинистыми волосами. Историк бросился к ней, бедняжка подняла голову и всхлипнула:

- Ой... Больно.

- Где? Сильно болит?

Когда девочка откинула крашеную прядь со лба, он замер на мгновение. Знакомое лицо, только недавно видел эту ученицу в своем классе. Как многие преподаватели, Андрей Викторович имел отличную память на лица.

- Нога, вроде... не так уже.

- Встать сможешь? Попробуем?

- Давайте, Андрей Викторович.

Помогая девчонке встать, историк лихорадочно вспоминал, как же ее зовут - с фамилиями пока было сложно, несколько классов, как тут упомнить. Если это девятый "А", то у них в верхней части списка есть девочки, в нижней тоже. Отличница... Слютина - внизу, получается. Значит, это Воскобойникова?

Историк посадил морщащуюся девчонку на пассажирское сидение, оббежал передок видавшего виды "Опеля" и плюхнулся за руль. Нет, нет. Допустить такой ситуации, как на прошлом месте он не может, иначе может лишиться работы навсегда.

- Почему ты тут, как так вообще вышло? Сильно болит нога, может, в больницу надо?

- Домой иду, - пожала плечами Воскобойникова. - Нет, в больницу не надо. Кстати, я вам кресло испачкаю, - она виновато улыбнулась и дернула плечом.

- Ну что ты! Кресло! Главное, что сама цела. Я только и увидел, как тень мелькнула... - Он говорил, а сам лихорадочно соображал, во что это может вылиться. Вспомнил намеки Сергея Львовича: "все мы знаем, как девичье тело может затмить разум". И конечно, директор в курсе истории с прежнего места работы.

Он повернул голову. Воскобойникова смотрела на него с любопытством и легкой тревогой. Наверное, так смотрят на охотника только-только подросшие детеныши оленей.

- Вы чего? Заглох мотор?

Андрей Викторович протолкнул по горлу комок, кивнул и еще немного помучил зажигание. Двигатель чихнул и завелся, в салон проник запах бензина.

- Переволновался я просто, - сказал он. - Точно все в порядке? Куда тебя везти, где ты живешь?

- На Оганова.

- И ты аж туда пешком ходишь? - историк бросил взгляд на коленки ученицы, обтянутые колготками. Туда смотреть ему точно нельзя. Вот почему они все взрослеют так рано? И к этому невозможно привыкнуть.

- Ходьба полезна для фигуры, - улыбнулась Воскобойникова, разглаживая оборки юбки. Притом выглядело это так, будто она... ласкает себя? На лбу у Андрея Викторовича выступил пот, он сосредоточился простых действиях, которые любой заядлый водитель делает, не осознавая. Пропустил "Ауди", тонированную и сплошь забрызганную грязью. - Да вы не волнуйтесь, все нормально, уже не болит.

- Хорошо, что не болит. Ты там и через сквер одна идешь? Слышала же, что сейчас в городе происходит.

- Ой, я думаю, это все выдумки. Касательно Коновой... Она же из нашего класса, ну вы помните, да? Типа пропала. Я ее не очень-то знаю, мы не общались особо, но что я могу сказать? Лена и раньше куда-то пропадала, еще почему-то говорили, что ездила во Флориду. Бред же! Она загуляла, скорее всего, может... кхм... Ладно, не будем озвучивать. В общем, Конова совсем не паинька, если вы понимаете, о чем я. Будет смешно, если ее вот так объявят в розыск, а она просто решила где-нибудь отметить Новый год, да так и не вернулась.

- Я читал, что Конова пропала за несколько недель до Нового года, - ответил историк. Воскобойникова заметила, что тональность голоса Андрея Викторовича поменялась, и хихикнула, осознавая, что быть может, он такой ошалевший не только потому, что чуть не сбил ее.

Что если это она так действует на него?..

От таких мыслей и без того искусанные ветром щеки покраснели.

- Ну да. Может, заранее уехала куда-нибудь. У нас с ней один парень встречался из класса... Артур Давыдов. Интересно, его уже допрашивали? Может, он что-нибудь знает. Он раньше сам хулиганом был, а в последние полгода типа встал на путь исправления. Я вот думаю, а что если он маньяк и есть? Они ведь такие, - Воскобойникова окинула взглядом преподавателя и покрутила пальчиками. - Строят из себя хороших, а на самом деле - нет. Втираются в доверие, а потом убивают. Ой, я вам тут рассказываю такое, извините!

Воскобойникова наклонилась, потом бросила взгляд на заднее сидение. Преподаватель почему-то в этом движении уловил тревогу, и посмотрел в зеркало. Во рту внезапно пересохло, и странное предчувствие пощекотало вспотевшую спину. Он отлепился от спинки кресла и кашлянув, заговорил:

- Что ты, наоборот, хорошо. Мне же надо вникнуть, я новенький своего рода. Преподаватели тоже рассказывают, но... ученики всегда друг о друге знают больше. Но обвинять вот так молодого человека не стоит. Хотя... всякое бывает, ты права.

В тоне историка проскользнули заискивающие, чуть ли не лизоблюдские нотки, причем говорил он так неосознанно, как будто что-то заставляло - инстинкт? Хотя, разумом преподаватель мог найти тысячу причин, по которой девчонка будет смущаться в компании взрослого мужчины, тем более преподавателя. Уж не оставил ли он на заднем сидении что-нибудь эдакое? А может, на полу валяется, а он не видит... Вроде бы, ничего такого забыть не мог, ничего постыдного или "компрометирующего". Андрей Викторович уже жалел, что под колеса ему попала именно Воскобойникова, которая, видно, знатная сплетница.



Павел Давыденко

Edited: 15.01.2019

Add to Library


Complain