Ученица чародея

Font size: - +

Глава 17

Лекарь позволил мне ехать с графиней на удивление легко. Перед этим он воткнул в привычную точку меж моих бровей китайскую иглу и вышел обсудить что-то с Женевьевой. Мой взгляд коснулся старинной чёрной книги на столе лекаря – жаль, мне так и не удалось разгадать ее секретов, точнее моих. Был бы фолиант поменьше, я бы наверняка его стащила.

Но мсьё Годфруа быстро вернулся, снял иглу и благодушно пробормотал напутствия. По-моему, его забавляла роль доброго дядюшки. Мне же стоило большого труда находиться рядом с мсьё, ибо хотелось выцарапать ему глаза за всю сотворённую мерзость. Я даже не пыталась улыбаться и смотрела либо в сторону, либо на пушистые бурые усы – почти такого же цвета, как и сгусток облака над головой лекаря. Теперь я понимала значение этих пятен над людьми, а ведь раньше они казались мне просто последствием головных болей. Человеку в тёмном облаке доверять нельзя – от таких надо бежать сломя голову, как я сейчас.

 

* * *

Солнце сияло вовсю, я с улыбкой кивнула восхищённому Огюстену и проследовала к карете. Мадам де Веруа уже истомилась ожиданием, но не показала виду. Она поманила меня в окошко пальцем, и паж распахнул дверцу передо мной, как перед знатной дамой.

Признаюсь, это было приятно, хотя я и показалась себе нелепой в своём лучшем платье рядом с роскошно разодетой графиней. Наверное, все меня примут за служанку. Увы.

- Устраивайся поудобнее, ангелочек.

Графиня потрепала по волосам, как щенка, чернокожего арапчонка. Тот сидел на скамеечке возле неё и рассматривал меня круглыми глазёнками. Я улыбнулась ему. Арапчонок не ответил и продолжал смотреть, почти не мигая, будто живая кукла. Ему, наверное, года четыре, - подумала я, изумляясь: сынок Моник такого же возраста не усидел бы и пары минут на месте…

- Благодарю вас, ваша светлость, - я потупила глаза, помня, как следует себя вести благовоспитанной девушке.

- Я уговорила лекаря отпустить тебя на несколько дней. У меня невероятный дар убеждения, - лукаво прищурилась графиня, - мсьё не смог отказаться.

«Еще бы, он так любит звон монет! Интересно, сколько стоит ваше убеждение?»

- Я очень рада этому, мадам графиня.

- Зови меня Жанна, - жеманно отмахнулась от своего титула красавица.

Карета тронулась, и с лёгкой тряской мы поехали по круговой улице. Я разглядывала обитые пунцовым бархатом стенки кареты, плотные шторки с золотыми вензелями. А мадам де Веруа кривилась, глядя на моё одеяние.

- Скажи-ка, милочка, а хотела бы ты себе платье покрасивее? – наконец, спросила она.

- Об этом я могу только мечтать.

- Ах, мой ангелочек, теперь ясно: наша первая задача – найти платье, более подобающее твоей красоте. Мы возьмёмся за это немедленно. Эй, кучер, в салон мадам Шантильи! – выкрикнула графиня приказным тоном и, будто извиняясь, добавила: - Готовое платье – безусловно, моветон, но я хотела бы, чтобы ты, ангелочек, уже сегодня предстала перед моими гостями. Сегодня у меня собираются савойские господа играть в бильбоке. Ты хотела бы присоединиться?

- С превеликим удовольствием, ваша светлость. – Графиня сделала грозный вид, и я прибавила робко: – Жанна.

- Сколько тебе лет, ангелочек?

- Семнадцать.

- Ах, ты совсем ещё юна! Но, между прочим, - с улыбкой сообщила красавица, - я не многим тебя старше. А в семнадцать меня уже выдали замуж, и я покинула мою милую Францию, чтобы поселиться в Савойе. Мы прозябаем в Турине почти весь год. И я так рада каждый раз, когда герцог Виктор Амадей решает отдохнуть от государственных дел в Перуже. Да, это милая деревенька в сравнении со столицей, но здесь всё мне ближе. И воздух свежее. Ты так не считаешь, ангелочек?

Карета удалялась от дома лекаря, и постепенно меня отпускали страх и оторопь. Мне даже стало легче дышаться, несмотря на дневную жару. Я кивнула и улыбнулась:

- Увы, мне не с чем сравнивать. Мне довелось путешествовать лишь от Парижа до Лиона, а потом я жила в Сан-Приесте. Я никогда не покидала пределы Франции.

- Пожалуй, это можно назвать счастьем. Франция – центр мира, особенно Париж. Я так скучаю по Парижу! - заметила графиня. – Между нами, ангелочек, я бы не хотела жить ни в Италии, ни в Сайвое. Только в Ницце мне бывает так же весело, как в Париже. Ты была в Ницце, душечка?

- Пока нет.

- А мне приходится довольствоваться Перужем. Надеюсь, не навсегда.

Я подивилась, неужто графиня недовольна своим положением? Хотя, возможно, и ей приходится несладко. Ведь, к примеру, Моник тоже считала, что моя жизнь в доме лекаря станет раем…

Карета остановилась, и рослый паж распахнул дверцу:

- Салон мадам Шантильи, госпожа, - почтительно склонился он.

- Кстати, милочка, я очень любопытна, - сверкнула глазами графиня, - а таких прелестных и загадочных существ, как ты, я ещё не встречала. Надеюсь, ты расскажешь мне о себе всё? Предупреждаю, я буду настойчива.

«Ложь – это грех, но когда пальцы сложишь крестом, он поменьше…», - говаривала нянька Нанон.

- Буду рассказывать, пока вам не наскучит слушать, - улыбнулась я и скрестила под ридикюлем пальцы.

- Ах, всё-таки, верно то, что ты - сущий ангел, - воскликнула графиня.

 

* * *

Салон мадам Шантильи показался мне собранием невероятных сокровищ. Как ещё можно было назвать подобное изобилие тонких кружев, атласных лент и изысканных тканей? Здесь было всё, о чем только могла мечтать девушка. На обтянутых серой материей манекенах, имитирующих женские фигуры, идеально сидели платья: белое бархатное с алыми шёлковыми вставками, голубое с нежнейшим газом на цветном чехле, розовое в букетиках роз с крупными бантами на распашной робе.

Пока графиня принимала комплименты от владелицы и целого сонма швей, я с благоговением рассматривала окружающую меня красоту, любовалась волнами шелка и парчи, в мгновение ока разматываемыми из рулонов перед знатной посетительницей. Я тихонько дотрагивалась то до мягкого муслина, то до ворсистого бархата, то до вышитых золотом позументов на лацканах жакета, висящего у стены, и чувствовала, будто прикасаюсь к святыням. Как же здорово, наверное, менять красивые, никем не ношеные до тебя платья, обсуждать новые фасоны и кружиться в роскошном наряде на балу!



Галина Манукян

Edited: 30.11.2016

Add to Library


Complain




Books language: