Ученица придворного алхимика

Размер шрифта: - +

Глава 4

      Чудовище было огромным, в два человеческих роста или даже больше. Длинные ноги напоминали стволы, а пальцы были подобны разросшимся корням и впивались в землю при каждом шаге. Широкую грудь и мощные руки покрывал толстый слой коры. А лицо, если оно было, скрывалось за густой листвой, пышной кроной обрисовывающей голову. Из-под кроны по туловищу зеленым мхом росла борода. 

      Чудовище остановилось, по-птичьи склонило голову, будто прислушиваясь или принюхиваясь, и направилось в нашу сторону. Казалось, будто оно идет неуклюже, не торопясь, но гигантские шаги быстро скрадывали расстояние. Каждый шаг сопровождался глухим стуком. Ужаснее этого я ничего не видела в своей жизни. Все мое сердце сморщилось и усохло. И пока я замирала от страха, Джек вынул фамильный меч и бросился вперед:

      - Алоиза, беги!

      Я хотела остановить его, хотела крикнуть, что темные заклинания щупальцами обвивают страшное создание, но будто сквозь стекло смотрела, как в плотной коже неведомого существа застревает клинок, не нанеся чудищу никакого урона. Пока Джек пытался достать свое оружие, чудовище замахнулось и обрушило на него удар своей мощной руки. Джек отлетел, словно кукла, и, врезавшись в дерево, сполз по стволу уже без сознания. Кровь, заструившаяся по виску моего друга, во тьме выглядела черной.

      Существо повернулось ко мне. Я не знала, что делать. Больше всего хотелось убежать, но я не могла оставить беззащитного Джека на растерзание и обречь на смерть того, кто кинулся на мою защиту. Слезы подступили к глазам, и я почувствовала себя снова маленькой беспомощной девочкой, потерявшейся в большом опасном лесу. Только на этот раз не было Хексии, чтобы найти и спасти меня.

      Вытянув вперед руки, я изо всех сил пожелала, чтобы с них сорвалась самая большая слепящая молния, на которую я вообще способна. Ничего не произошло. Я удвоила усилия и взмолилась:

      - Ну же, хоть что-то.

      Сильный порыв ветра пронесся от меня к существу, срывая листву с деревьев. Но чудовище только покачнулось, вгрызаясь в землю своими ногами-корнями. Волна воздуха задержала его совсем ненадолго. После этого черные заклятия вытянулись ко мне, словно гончие псы, почуявшие добычу. В лунном свете я увидела старческое лицо, больше не скрытое кроной. И это лицо было искривлено в гримасе ненависти и страдания. 

      Мой очередной испуг вылился в сноп огня и поджег ветки, волосами обрамляющие лицо. Чудовище взревело. Нет, слухом я ничего не уловила, но мысленно, всем телом почувствовала полный боли и ярости крик, который сбивал с ног не хуже пушечного грохота. Существо занесло руку для удара. Сжавшись в комок, я зажмурилась, ожидая своей кончины.

      И тут раздалось грозное рычание. Открыв глаза, я успела увидеть черное тело, прыгнувшее на закорки чудовища и принявшееся яростно рвать когтями его волосы и шею. 

      Древоподобное нечто взревело и отшатнулось от меня, пытаясь снять неожиданно напавшую на него зеленоглазую пантеру. Но та метнулась на голову чудовищу и своей тушей закрыла его лицо. Создание темной магии наклонилось и побежало вперед, надеясь, словно бык, протаранить собой ближайший ствол и пантеру заодно. Но в последний миг кошка спрыгнула, и чудище врезалось лбом в дерево, которое тут же с ужасным треском повалилось вниз. 

      Взревев еще горше, оглушенная тварь потерла голову, покачиваясь. Наконец, ее глаза сфокусировались на Талаэре. Пантера снова зарычала, отвлекая от меня внимание и поигрывая хвостом. Подняв высоко ногу, чудище попыталось ее раздавить. Кошка отскочила. Потом еще раз и еще. Чудище оставляло после себя огромные вмятины. Я боялась, что оно заденет зверя или Джека, который все еще находился без сознания.

      Пантера танцевала на земле, уворачиваясь от исполинских ног. Оказавшись рядом, кошка неожиданно гаркнула на меня, да так сильно, что ноги подогнулись. Только что белые клыки были у самого моего лица, а уже через мгновение пантера отпрыгнула, и смертельный танец продолжился. 

      Я поняла, что Талаэр пытается меня прогнать прочь от опасного места, и перебежала к Джеку в надежде растормошить его и уйти вместе. 

      И тут… зеленая вспышка озарила лес, и на одном из деревьев показалась фигура в плаще, держащая лук. Стрела, наложенная на него, пылала магическим пламенем. Мелодичный женский голос прокричал заклинание, сила которого дрожью прошлась по всему моему телу. Пантера подбежала ближе к неизвестной колдунье, ведя за собой чудище, и стрела сорвалась в полет. Зеленый огонь ослепил меня.

      Когда разноцветные пятна перестали скакать перед глазами, я смогла увидеть останки существа. Его тело, разорванное на куски, тлело, как гигантские зеленые угли. Черное заклинание, змеями обвивающее чудище, было развеяно. 

      Охотница легко спрыгнула вниз и мягко приземлилась. Пантера приблизилась к ней, будто хотела подластиться. Спасшая меня колдунья подошла ко мне. В отблесках лунного света и зеленого огня я увидела, что это молодая девушка едва старше меня с рыжими волосами, обрезанными по плечо. 

      - Я остановлю кровь, - сказала девушка, склонившись над Джеком. – Но ему нужен лекарь. 

      Только сейчас я заметила, что сжимаю рубашку на груди парня. Он еле дышал. Незнакомка склонилась над юношей и зашептала, приложив руку к его виску и распространяя легкое зеленое свечение. Я увидела, что ухо девушки было… нечеловечески заостренным. Эльфийка из легенд? Не может быть!

      - Все. Теперь иди и никогда больше не возвращайся в этот лес, - велела спасительница.

      Голос ее был подобен журчанию ручья, а говор был необычным, но будто смутно знакомым. Вся она двигалась плавно, будто перетекала из одного состояния в другое. 

      - Постой! Кто ты? – остановила я ее.

      - Это не важно.

      - А это… что это за чудище? Это порождение Исы? Ты знаешь Ису? Это темный маг, который живет в королевском замке.

      Девушка помрачнела, но все же ответила.

      - Это не порождение зла. Это страж леса, который был пробужден и порабощен Исой, - она грустно, даже с жалостью посмотрела на останки чудовища, а потом крепче сжала лук. – Иса заплатит за все, что совершил! Ты, - она указала на меня, - не ходи сюда больше. Стражи чувствуют магию. Им приказано убивать ее носителей. Если бы ты не появилась здесь, никто бы не тронул твоего друга.

      - А ты? Разве ты не волшебница?

      - Я могу скрывать свои силы. И тем более могу постоять за себя, - отрезала незнакомка. – Уходи и не ввязывайся в это дело.

      - Но кто ты? Эльф?

      - Все, что тебе нужно знать, что я убью Ису, - сказала девушка и накинула капюшон. В тот же миг она исчезла.

      Я хотела поискать ауру чар, идущих от артефакта невидимости, но пантера легонько толкнула меня в бок, привлекая внимание к Джеку. О чем я думала? Больше всего сейчас помощь была нужна именно ему.

      - Постой, я должна найти его фамильный меч. Он очень дорожит им.

      Зверь, фыркнув, указал на останки чудовища. Меч, торчащий из туловища, был безнадежно погнут, и превратился в кусок бесполезного железа. Рукоять обгорела напрочь. Увидев, что я убедилась в бесплодности своих поисков, Талаэр улегся рядом с телом Джека, намекая, что согласен его нести.

      - Спасибо.

      С трудом я переложила друга на мощную спину пантеры. Та поднялась и аккуратно пошла, ведя меня за собой. Удаляясь от леса, я думала о том, что все хорошее, что случилось этим днем, было в один момент растоптано Исой. Джек сильно ранен, его меч не подлежит восстановлению, трофейные сапоги и мантия испорчены и остались в лесу, а мое платье порвалось и обгорело. Колдуну так легко отнять наше робкое счастье. А мне совсем нечего ему противопоставить и нечем защититься. Если бы Джек побежал вместе со мной, а не напал на лесного стража, вспомнив о рыцарской храбрости, смогли бы мы спастись? Улыбался бы он сейчас, как прежде?

      Мы дошли до крепостной стены, никого не встретив по пути. Талаэр кивнул на один из кирпичей, и я нажала на него, уже понимая, что за этим последует. Но стена не отъехала. Засопев, Талаэр поднял глаза кверху и направился к ближайшим кустам. Оказывается, проход был под стеной в виде небольшого коридора, выходящего в кусты под сторожевой башней. Когда мы поднялись наверх, один из кирпичей выступал. Стоило нажать и вернуть его в первоначальное положение, как крышка, закрывающая туннель, встала на место. Я вспомнила, как потеряла Ису и пантеру, выйдя из тайного хода. 

      Чтобы попасть в королевский замок, нужно было нажать на неприметный булыжник, валяющийся в траве вместе с горсткой таких же камней. Именно это и сделал Тараэр, надавив лапой. Кусок стены отъехал в сторону. А вот и знакомый тупик с факелом в дворцовом коридоре.

      Пантера осторожно пошла вперед, шевеля ушами. У одного поворота мы застыли, ожидая, пока мимо пройдут стражники. Кошка обернулась на меня, будто спрашивая: «Куда?»

      - Пойдем к господину Фейтону, - решила я и направилась вперед. 

      До покоев лекаря мы дошли без приключений, все же ночью замок был гораздо менее многолюдным местом, чем днем. Но пока я стучала в дверь, надеясь разбудить пожилого мужчину, Талаэра и след простыл. Когда Фейтон выглянул, суетливо кутаясь в расстегнутую мантию, Джек уже лежал на полу. 

      - Что такое? Кому-то нужна помощь? – сощурился врач сквозь очки и поднес свечу ближе к моему лицу. – Алоиза Граден?

      - Господин Фейтон. Джек, пожалуйста, спасите его, - попросила я. 

      Только кинув взгляд на запекшуюся кровь, лекарь вернулся в комнату, разбудил своего помощника, дюжего детину, и тот бережно перенес алхимика на кровать. Господин Фейтон, привыкший к таким пробудкам, быстро настроился на работу.

      - Свечей! Горячей воды! Вина! Бинты! Иглу и нитки! – руководил он, а помощник споро передвигался по комнате, доставая все необходимое. Воду в котелке он поставил над огнем.

      Пока мужчины возились над Джеком, я нагрела котелок одним прикосновением. Мне очень хотелось помочь. Лекари были чересчур заняты, чтобы заметить, что вода закипела слишком быстро. 

      Пока господин Фейтон промывал и зашивал голову Джека, удивляясь при этом, отчего мой друг не умер сразу, мы с помощником держали подсвечники. Наконец, бледный чуть дышащий юноша был оставлен в покое.

      - Он выживет? – спросила я, комкая подол своего платья.

      - Все будет зависеть от крепости его тела и духа, - устало ответил врач, снимая очки и потирая переносицу. Вода в котелке стала розовой от крови.



Ксения Ярополова

Отредактировано: 10.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться