Ученица придворного алхимика

Размер шрифта: - +

Глава 6

      Я обернулась, но вокруг были только зеленые холмы, а невдалеке возвышался серый королевский замок, укутанный стеной и обросший домами горожан. Рядом никого не было. Магическое зрение показало только сияние чар там, где стояла Эльвина. Но кто ее держал?

      — Алоиза! — снова испуганно позвала подруга.

      И я, наплевав, что кто-то может меня увидеть, приготовилась защищать ее и зажгла в руке яркое белое пламя.

      — А девушку не заденешь? — лукаво произнес нежный женский голос.

      — Ты Индиль?

      — А ты Алоиза? Кого ты привела с собой, да еще и под пологом невидимости? Это не колдун.

      — Конечно, это не колдун! Отпусти ее! Это Ее Высочество принцесса Эльвина Ардарийская! Ей нельзя открыто покидать замок, но она пришла поговорить с тобой! Мы тоже хотим остановить Ису, как и ты!

      — Тогда убери огонь. Он все равно не принесет тебе пользы.

      — А тебе принесет пользу то, что ты схватила беззащитную девушку? — я нахмурила брови и собрала в кулак всю свою суровость. Нельзя было отступить, когда Эльвине угрожала опасность.

      — Что же, я ее уже не держу. Но я сделала бы глупость, если бы не проверила, кто пытается меня найти, — невозмутимо ответила эльфийка.

      — Талаэр должен был передать, кто тебя ищет!

      — Брату нельзя верить, — возразила лучница. — Он связан договором. И сделает все, что ему скажут.

      — Алоиза, я свободна, — успокоила принцесса. — Остынь! У тебя платье загорелось!

      — Тьфу ты! — пришлось затушить огонь, хотя было уже поздно. Правый рукав обгорел почти до локтя, обнажая старый шрам и вчерашний свеженький ожог. Оборотная сторона колдовства снова дала о себе знать.

      — Если вы и правда хотите поговорить, то идите за мной, — предложил голос, и почти неслышно зашуршали шаги.

      Сама Индиль так и не показалась, но звала за собой, указывая, куда идти. Иногда мне удавалось заметить впереди примятые стебли, которые тут же поднимались обратно, скрывая следы эльфийки. Казалось, волшебный лесной дух заманивал нас в свои сети. Я с трудом запоминала дорогу. Вместо того, чтобы петлять среди холмов, хотелось просто молча слушать чарующий голос лучницы и идти на его звучание. В такой голос можно было бесповоротно влюбиться. Музыка жила в каждом слове.

      — Пришли, — наконец, сказала эльфийка. — Спускайтесь вниз.

      Мы увидели небольшой овраг, заполненный кустарником. Индиль легонько подтолкнула нас в спину. Я пошла первой, отводя ветки, чтобы не повредить кружевное платье принцессы. Оказалось, что только снаружи овраг выглядел заросшим. На самом деле кусты росли по краям, но их кроны плотно переплетались над головой. К тому же, дно оврага было сухим и устеленным мягкой травой. Мы словно оказались в зеленом шатре, скрытые от посторонних глаз. Эльфийская магия? Слишком удобным, ненастоящим казалось это место.

      В «шатре» приходилось сильно нагибаться, и я устроилась на земле, не боясь испачкать платье — рукав все равно было уже не вернуть. Эльвина, сняв кольцо, беспомощно вздохнула, задрала верхнюю юбку и уселась в нижней, чтобы не портить внешний вид.

      Наконец, мы увидели Индиль. Она присоединилась к нам, скрестив ноги и откинув капюшон походного плаща. Теперь мы смогли разглядеть дочь короля Сайларона. И по первому впечатлению на принцессу она походила меньше всего. Во-первых, на ней был мужской костюм: штаны, заправленные в высокие кожаные сапоги, рубашка и дублет. Одежда болотно-зеленых оттенков, что, наверное, позволяло ей легко прятаться в лесу. За плечом торчали лук и колчан со стрелами, на поясе висели короткий меч и кошель, из-за голенища выглядывала рукоять кинжала. Руки, сложенные перед собой, могли принадлежать прачке или служанке — с обветрившейся смуглой кожей и мозолями на пальцах. Индиль была очень худой, угловатой, с точеными скулами и острыми коленками. В ее лице, по которому гуляли тени листьев, будто бы собралась вся усталость этого мира.

      Но глаза! Какие у нее были глаза! Большие, травянисто-зеленые, с медовой «звездочкой» вокруг зрачка. Они так пристально, пронзительно смотрели, что сердце наполнялось печалью и горечью. Ее густые неровно обрезанные волосы были яркого, золотисто-рыжего оттенка, будто поцелованные солнцем. И вся ее тонкая фигура словно излучала свет. В ней было что-то смутно знакомое, близкое, из-за чего все мое тело покрылось мурашками.

      Я правда была так сильно похожа на нее? На ту, кого эльфы называли Благословенной Принцессой? Мне было тяжело сравнить. В хорошее зеркало я смотрелась только один раз в жизни, когда мерила платья в комнатах леди Крестон. Лишь дворяне могли себе позволить настоящее карстское зеркало из стекла, покрытого тонкой оловянной пленкой. Мы с Хексией пользовались простым бронзовым, и потратили на него немало средств. Так что оставалось положиться только на мнение Эльвины, которая ошарашенно переводила взгляд с меня на эльфийку и обратно.

      — Так вы… родственницы? — наконец, отмерла подруга. — Такое сходство…

      — В чем же сходство? Мы совсем не похожи! — смогла выдавить я из себя. Дешевое вранье.

      — Не скажи. Вы как будто одинаковые. Форма лица, разрез глаз, скулы, нос, подбородок… только волосы у тебя темнее, — задумчиво ответила Эльвина и огорченно надулась. — Почему же ты не сказала, что состоишь в родстве с эльфами? Мы же подруги!

      — Я и сама не знала…

      Наши взгляды с Индиль снова пересеклись, и она не отвела глаз. Неужели? Неужели она и правда… моя мать? Я потрясла головой, чтобы отогнать эти мысли. Талаэр убеждал, что его сестра не могла иметь детей. Или он ошибался?

      — Перейдем к делу, — произнесла принцесса эльфов и повернулась к Эльвине: — Ты можешь говорить смело, что тебе нужно.

      — Алоиза рассказала, что ты спасла ее с помощью магии. И еще, что ты желаешь уничтожить Ису Легхоа. Насколько ты сильная волшебница? — лицо наследницы Ардарии больше не принадлежало моей нежной подруге. Это новое лицо было серьезным, собранным и холодным. Она по-деловому обсуждала смерть колдуна.

      — Я обучалась магии сначала в Эльмаре, затем у человеческих магов. Во многих местах далеко отсюда.

      — Так ты сможешь одолеть его?

      — За триста лет я пыталась много раз. И, возможно, у меня бы получилось. Но мой брат скован заклятием и вынужден защищать колдуна. Каждый раз, когда я пытаюсь достигнуть Исы, он с удовольствием прячется за спиной Талаэра и смотрит, как мы сражаемся. А я не хочу убивать брата. Я хочу спасти его, — грустно призналась Индиль. — Но сейчас Иса как никогда близок к рогу единорога. Если он откроет путь в Эльмар, у меня не останется выбора.

      — Эльмар, эльфы, рог единорога — они действительно существуют? Чем ты докажешь свои слова? — засомневалась подруга. Индиль в ответ показала острое ухо. — И это все?

      — Человек, который носит эльфийский артефакт невидимости, и в чьем замке стоит башня из эльмарского белого камня, спрашивает, существуют ли эльфы, — лучница улыбнулась краешком губ. — Думаю, ты и сама знаешь ответ на свой вопрос. Я скажу тебе лишь, что если Иса достигнет Эльмара, то обретет силу, которую сложно представить, и станет почти бессмертным. Ему будет мало короны эльфов. Он начнет расширять свою власть. И первой на его пути окажется Ардария. Вы ничего не сможете ему противопоставить.

      — Тогда нам нужно объединиться. Не допустить, чтобы он нашел рог. Мы хотим одного и того же, — кивнула Эльвина. — Сейчас стражники прочесывают замок. Я могу попытаться отменить обыск через генерала Ноара. Но боюсь, что это лишь подарит нам отсрочку. Рано или поздно Иса найдет то, что ищет.

      — И что ты предлагаешь? — уточнила Индиль.

      — Мы должны найти рог раньше колдуна. А когда найдем, то… передадим его тебе. У тебя он будет в безопасности. Ты встречала короля Игора. Не догадываешься, где он мог бы скрыть артефакт? — подруга в раздумьях потерла подбородок.

      — Игор Умный был прозорлив. Он не открыл местонахождение тайника ни одной живой душе, — нахмурилась эльфийка и покачала головой.

      Вдруг Эльвина зевнула, потерла глаза, и опала на землю, как лепесток цветка. Я встревожилась, но было уже поздно. Чары лучницы окутали мою подругу густым зеленым туманом.

      — Что ты делаешь?! — я попыталась вскочить, зажечь пламя, но не смогла пошевелиться. — Что это такое?!

      — Успокойся, — Индиль мягко дотронулась до моей руки. — Принцесса просто спит, потому что нам с тобой надо поговорить без лишних ушей. Тебя я обездвижила, чтобы ты в страхе не спалила наше укрытие. Клянусь, Эльвине не будет никакого вреда. Она даже не заметит, что спала. Сейчас я отпущу тебя, и ты сможешь удостовериться, что с ней все в порядке.

      Я почувствовала, что стало легче дышать, и смогла наклониться над подругой. Ее сердце билось, дыхание было ровным и глубоким, на щеках играл розовый румянец. Она на самом деле крепко спала.

      — Зачем ты усыпила ее? Это с ней ты должна была договариваться! Она принцесса Ардарии! Чего ты от меня хочешь? Если поговорить о нашем родстве, то мне не очень-то нужна родня! Ты не можешь быть моей матерью! Это все неправда!

      Эльфийка тихо засмеялась. Ее смех смешался с шелестом листвы, словно короткая птичья трель, и быстро оборвался.

      — Иса считает тебя моей дочерью. Если бы он только знал… я думала над этим. Ты даже не представляешь, насколько необычно твое появление. Никто и вообразить не мог. И все же решусь открыть тебе правду. И то, что я сейчас скажу, не должна больше узнать ни одна живая душа. Ни принцесса, ни Талаэр, ни кто-то из твоих друзей. Когда рядом колдун, положиться нельзя ни на кого, запомни! Это слишком важно.

      — Я ничего не понимаю. Ты говоришь загадками.

      — У меня нет детей. Ты не моя дочь.

      — Но как же тогда…

      — Да, наше сходство говорит, что мы родные друг другу. Иса мог бы и догадаться, но нам повезло, что в нем говорит ревность. Это удача для нас, что он ничего не понял. Итак, — Индиль мягко взяла мои руки в свои, — поскольку ты не моя дочь, то у меня есть только одно объяснение. В роду моей матери часто рождались близнецы, как Талаэр с Яннаэлем. Моя матушка тоже не стала исключением: у нее была сестра-близнец Тинтур. И, конечно, они с королевой Анорсэль были, словно отражение друг друга. Скорее всего, ты потомок Тинтур: ее дочь или внучка, и наша с Талаэром кузина. Тогда получается, что ты пришла с той стороны, из Эльмара. Ты смогла пересечь границу.

      — Разве это возможно? — наверное, я сейчас хлопала глазами, как самая последняя дурочка.

      — Мы были так убеждены, что это невозможно, что не увидели очевидного. Граница зачарована так, что ни один эльф не может выйти из Эльмара, и ни один человек не может попасть туда. С обеих сторон есть люди с частицей эльфийской крови и эльфы с примесью людской. И они подчиняются заклятию. Но что, если границу попробует перейти полукровка, в которой равные части от эльфа и от человека? К какому народу ее отнести? Мой отец и король Игор не предусмотрели этого, и ничего не сказали о полукровках, когда совершали ритуал. Выходит, чары должны беспрепятственно пропускать тебя в обе стороны.

      Я прижала руки к вискам. Голова загудела, коже стало очень горячо, а во рту пересохло. Как же так? Я полуэльф? Моя родина — Эльмар? Поэтому Хексия не нашла в Ардаре никого, кто бы меня искал и был членом моей семьи? Поэтому я умею разговаривать на эльфийском? Поэтому, когда мы с Джеком были в лесу, чары цеплялись к нему, но никак не касались меня?

      — Успокойся, я рядом, — Индиль обняла меня и прижала к груди, погладила по волосам. — Я не оставлю тебя. Все хорошо. Не волнуйся. Сейчас тебе станет легче. Это из-за заклятия, которое стерло тебе память. Ты не можешь ничего вспомнить. Я не знаю, кто воздействовал на тебя темной магией…

      — К-к-как-к-ой те-тем-м-ной ма-маг-гией? — всхлипнула я, стуча зубами. Мне и правда было плохо. — Х-хе-ксия го-говорила, что это б-был с-страх-х… и ч-чары лес-са.

      — Никакая магия, кроме темной, не способна отобрать воспоминания. Это как украсть кусочек души, и в Эльмаре считается серьезным преступлением, — пояснила эльфийка, похлопывая меня по спине. — На тебе до сих пор есть след от колдовского вмешательства. Думаю, твоя наставница и наложила на тебя чары.

      Я тут же отпрянула от теплого тела эльфийки. Иса говорил то же самое, пытаясь опорочить Хексию, но как Индиль могла такое сказать?

      — Госпожа этого не делала! Она не могла так поступить!

      — Может быть, рядом с тобой был еще один маг? — лучница приподняла брови.

      — В Ардарии магов почти не осталось. Мы с Хексией были единственными… до прихода Исы.

      — Тогда ты и сама понимаешь, что заклятие могла применить только она.

      — Нет, это неправда…

      — Возможно, в Ардарии скрывался еще один колдун, — оборвала меня эльфийка. — Но я не могу придумать причины, зачем забирать память у ребенка и потом отдавать его в чужие руки. Только тот, кто хотел тобой воспользоваться, и мог совершить такое.

      — Хексия никогда мной не пользовалась…

      — Ты слишком мало пожила на свете и не хочешь верить в плохое. Мне горько лишать тебя уверенности в близком человеке, но я не могла не предупредить. Кроме того, сейчас мы находимся в еще большей опасности. Если Иса узнает, что полукровки могут пересекать границу, то все пропало. Рог ему больше не понадобится. Достаточно будет тебя.



Ксения Ярополова

Отредактировано: 10.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться