Ученица придворного алхимика

Размер шрифта: - +

Вместо эпилога

     Я наполняла желудок и чувствовала, как ко мне постепенно возвращаются силы, а слабость отступает. Талаэр тем временем обстоятельно рассказывал все, что вчера произошло. Оказалось, я проспала чуть больше суток.

      По словам оборотня, к рассвету мы выбрались из леса. Замок являл собой печальное зрелище. Ещё на подходе нас встретили снесенные ветром мелкие постройки и множество павших солдат, среди которых — несколько обгорелых древней. Большинство воинов леса остались, кто покалечен и лишён кроны, а кто и вовсе отделался парой стрел. А что такое стрела для ствола? Не больше, чем комариный укус.

      — Древни — пастыри деревьев, их тела восстановятся, а раны затянутся зелёными побегами, — успокоил Талаэр, не заостряя внимание на моей роли в погроме и вызванном смерче. — Только сгоревших уже не вернуть. Когда мы подошли, они стояли истуканами вокруг замка и никого не подпускали к себе. Спали много лет, а потом сразу попали под темные чары — и потому не знали, что им делать и как поступить, когда ощутили свободу от Исы. Тем более, вне леса древни уязвимы. Если бы мы не успели, защитникам замка пришлось бы прорываться с боем на выход. Хорошо, что после осады они были слабы, и столкновения не случилось. Я поговорил со стражами леса и отпустил их домой. Теперь в лес людям лучше какое-то время не ходить — он будет защищать себя, опасаясь врагов. Самые здоровые древни до сих пор стоят у стен. Они согласились помочь нам. Если король Ардарии нарушит слово — то под руководством эльфа, даже такого, как я, они являют грозную силу, и мы сможем отступить. Поэтому тебе нечего бояться.

      — Я и не боюсь. Ты видел, что я устроила?

      Перед моими глазами живо встали картины пылающих огненных стен и горящих врагов. А потом — ураган, чуть не снесший город с невинными жителями. Тогда я просто делала все, чтобы защитить замок и себя с Джеком. Но теперь… Можно ли было обойтись меньшими жертвами? Я убийца!

      — Послушай, — Талаэр взял мои руки в свои и заглянул в глаза. — Тебя не готовили к этому. Но каждый воин знает: мы не убиваем. Ни один солдат не берет в руки меч ради крови. Мы берём меч ради жизни, которую защищаем. Это первый урок, который дал мне мой учитель. Подумай о том, скольких ты спасла. Король, придворные, замковые слуги и стражники — любой из них мог погибнуть той ночью. Как и ты. Ты защитила их в честной схватке.

      — В честной?! Да я маг! А они простые люди!

      — Значит, маг не может умереть от меча или стрелы простого человека?

      — Может, — я опустила глаза.

      — Смотри на меня! Или эти простые люди были безоружны?

      — Не были…

      — Тогда схватка была честной. Поднял меч — не надейся обойтись без крови. Это закон войны. И все были к этому готовы.

      Не дождавшись внятного ответа, Талаэр по-братски приобнял меня и неловко погладил по голове, стараясь не задеть когтями. И это действие будто выпустило из меня всю боль последних дней: я плакала на плече обретенного родственника долго и со вкусом.

      А когда успокоилась, поняла, что ужас прошлого не ушел полностью, но мне стало значительно легче. Для этого и нужны родные? Меня охватило чувство стыда. Я не должна была поддаваться слабости. Это недостойно. Следовало взять себя в руки как можно скорее. Хексия никогда бы не одобрила такого поведения… Хексия? И я до сих пор следую тому, чему она меня учила?

      — Что было дальше? — спросила я, отстранившись и наскоро утерев лицо краешком одеяла.

      — Принцессу ждали. Встречать ее вышел главный генерал Элдмар Ноар. Я заметил, он был ранен, но держался достойно.

      — А Джек? Что с Джеком? Я имею в виду…

      — Что Ноар представился женихом принцессы, тогда как она с твоим другом были близки? Я слышал, они говорили в лесу, но передавать чужие разговоры… даже сестрёнке, — Талаэр снова улыбнулся, пытаясь смягчить отказ. Смотрелось это забавно, потому что его улыбка больше походила на оскал голодного хищника из-за обилия острых клыков. — Я могу сказать тебе, что с Джеком ничего плохого не случилось. Он так же держался с нами, и стражи сопроводили его к себе. Принцесса объявила нас своими гостями, и с нами обращались соответственно.

      Я оставил тебя здесь, а на комнату наложил заклятие, чтобы никто не проник внутрь и не потревожил твой покой. Мы с леди Гейратен смогли омыться, а затем посетили короля. Я следил, чтобы она не приближалась к тебе. Я не верю ей. Она — ученица Исы. Мы встретились с ней в Карсте…

      — У короля? — я не хотела слышать о Хексии — просто не могла. По крайней мере, ни от кого, кроме нее самой. Я уже наподслушивалась и наелась наветами, которыми щедро снабжал меня колдун.

      — Меня приняли, как принца Эльмара. Королю Ардарии не нужна ссора с эльфами. По крайней мере, сейчас. Он хотел узнать все, что можно узнать. И заключить союз. Он беспрепятственно отпустит меня.

      — Ты собираешься вернуться домой?

      — Это мой долг. Я слишком много горя принес своей родине. И теперь хочу все исправить. Если бы не ты, я мог бы не дожить до этого дня, Алоиза, — глаза Талаэра блеснули. — Я не думал, что смогу избавиться от договора и хотел сделать то, что в моих силах — ослабить колдуна хотя бы своим отсутствием. Я ведь предупреждал, что могу прийти и за тобой! Но ты… то, что ты сделала… Правда в том, что в глубине души я не хотел умирать, не убедившись, что с Индиль все будет в порядке. А теперь у меня есть Яннаэль, — оборотень кивнул на кинжал. — Я пока не решил, что с ним делать. И ещё есть ты. И Эльмар. Я сын короля Сайларона, Алоиза. Я не оставлю свою землю. Даже если потерял право зваться принцем.



Ксения Ярополова

Отредактировано: 10.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться