Ученица Хранителя 2. Элиа. Ланс.

Размер шрифта: - +

Глава 4. Карцер

 

Прошло два месяца.

В моей группе было два неформальных команды, где лидерами были Лом и Рыжий. Лом был зеком, и его команда состояла из таких же головорезов. Я вообще их жутко боюсь. У меня такое чувство всегда, что они не люди совсем, а злобные звери, в которых нет ничего человеческого. Подсознательно именно от них всегда ждала какой-то подлости, удара в спину, особой жестокости. Вторая группа во главе с Рыжим казалась мне как-то правильнее. Там никто никого не унижал, да и зеков в ней не было. Но и они не пытались как-то сблизиться. Ну а я уже приняла решение, что навязываться не буду. К тому же мои индивидуальные занятия с Карелом и Василеем не остались незамеченными, что еще в начале вызвало еще большую неприязнь, граничащую с ненавистью, к новичку.

Василей показывал мне разные клинки, короткие, длинные, средние, загнутые, прямые, с обоюдоострым лезвием и лезвиями, заточенными с одной стороны. Показывал особенности владения каждого из них. Их предназначение для разных вариантов ведения боя. Пока я училась новым стойкам и движениям. Не могу сказать, что это новый алфавит. Нет. Просто это дополнение к моим имеющимся знаниям. Новые буквы и слоги. Постоянные поправки.

- Не так! Криворукий! Локоть выше, колено сильнее согнуть. Тебе вторая рука зачем нужна, висеть как сопле? Куда машешь жопорукий! Да. Вот так.. Еще раз… Хорошо. Следующая позиция…

Чтоб пот не заливал глаза – я стащила половую тряпку из столовой, отстирала ее, скрутила и сделала из нее повязку на лоб. Стало намного лучше. Хотя бы глаза от соленого пота не щипет и видимость не закрывает. Василей и Карел только посмеивались, глядя на меня. А я что? Я как рембо.

Также добавились спарринги с партнерами. Нас ставили в пару, и мы отрабатывали друг на друге показанные приемы. При этом оружие у нас было пока деревянное, но по весу, форме и балансировке максимально приближенное к настоящему.

Обычные тренировки без оружия у моей новой группы были интенсивнее, чем у новичков. Полоса препятствий была усложненной. Дополнительно добавилась малая дробилка, которую без травм из всей нашей группы, кроме меня, редко кто мог проходить. На самом деле, я тоже не могла, но самые опасные и тяжелые я залечивала собственной энергией. Старалась не светиться, и время от времени наведывалась в лазарет.

Малая дробилка – это просто песня. Она состояла из комплекса тренажеров на ловкость, внимательность, меткость. Тренажеры были оснащены острыми деревянными палками, щепками, шипами. Двигались они, на первый взгляд, совершенно хаотично, но очень быстро. Часто даже глаз не мог поймать смазанное движение. Иногда, чтобы отключить какой-то элемент тренажера, требовалось бросить кинжал таким образом, чтобы попасть в конкретную точку летящего в тебя на огромной скорости мешка с острыми щепами. У меня травмы случались в основном на стыке нескольких тренажеров. Сложно было одновременно следить за бревнами, которые с огромной скоростью летят к тебе с боков, за мешком, который летит сверху, чтоб прихлопнуть тебя и за острыми щепами, которые внезапно выпрыгивают из земли. При этом еще не потерять равновесие, стоя на узком шатающемся пенечке, на который ты только что прыгнул. Время твоей реакции на все про все – какие-то жалкие мгновения. И это лишь один из моментов. Были скользкие участки и вязкие, были участки со случайными препятствиями – там невозможно было угадать что и откуда тебе прилетит. Только почувствовать, да и то, только если отключить мозги полностью и не анализировать. Еще очень смущало название малой дробилки, которое подразумевало, что есть еще и большая.

Малая дробилка была два раза в неделю всегда после обеда ближе к вечеру. Я подозреваю, это из-за того, чтобы за ночь нам могли срастить многочисленные переломы и различные травмы. Дробилку боялись абсолютно все до дрожи. Мне даже иногда кажется, что больше карцера. Я решила во что бы то не стало научиться ее проходить, так как понимала, что это существенно увеличит мои шансы на выживание.

Долго думала, где найти время. После отбоя и до подъема нельзя. Да и не нужно, у меня итак на сон уходит всего четыре часа, тогда как у остальных восемь. Я иначе просто загнусь. Иногда получается прихватывать часик во время обеда. Но мне не хватает. Спасают внутренняя энергия и танцы с мастером. И еще раз в две недели, когда у всех выходной, я позволяю себе спать днем. Часто нам на обед дают два часа времени, чтоб успели залечить травмы, полученные до обеда. Ну и немного времени на отдых. Вот его то я и использовала для тренировок на дробилке.

После двух недель ежедневных тренировок на дробилке, с Карелом и Василеем, мои успехи стали заметны всем. Особенно, когда капрал стал ставить меня в пример всем остальным. Причем в обидной, грубой, язвительной форме. Это все понятно – здесь не пансион благородных девиц, а лагерь смертников – рабов и зеков, приговоренных к страшной участи. Но все это не добавляло мне популярности. Несколько раз меня пытались убить ночью. Откуда брали яд – не понятно, но подкрадывались ночью с иголками, гвоздями, даже щепками. При детализации выявляла отраву на кончике. Если бы пропустила – никто бы ничего не узнал. Конечно, это были зеки. Только они могли вот так по-подлому. И если бы не моя сигналка с критической зоной – меня бы уже не было.

А однажды, возвращаясь с ужина между казармами на меня напали совместно обе группировки.

- Ого! Кто к нам пришел! Ланс! А ты чего такой угрюмый? Не рад что ли видеть собственных сослуживцев? – Радушно и с удивлением спросил одна из шестерок Рыжего.

Кто тут у нас? Рыжий со своими тремя прихлебалами, сзади Лом с четырьмя. Решили проучить выскочку.

- Девять на одного – неспортивно как-то, - попыталась я избежать конфликта. Хотя, глупо, конечно. Вряд ли совесть проснется, если ее нет вообще.

- Ну так ты ж у нас особый случай, уважение проявляем. А ты вот брезгуешь с народом общаться. А чего так? Рылом не вышли, а? Раб? Ты ведь единственный раб из нас, а ведешь себя как аристократ. Ну, ничего. Мы тебя манерам научим сейчас. Чай, не чужой нам, поможем по-дружески.



Семицветик

Отредактировано: 01.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться