Учёный из Вааны. Часть 1: Большой Дом

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ШЕСТАЯ

После яркого дневного света глаза Дара и Понча не сразу освоились в помещении, освещённом одним лишь факелом. Но когда путешественники немного привыкли к тусклому свету, то разглядели, что находятся в небольшой комнате с каменными стенами, из которой выходит неосвещённый коридор. Кроме них и отряда воинственных «мусорных людей» здесь находился ещё один человек, он стоял возле большого механического устройства, занимавшего почти четверть комнаты.

–    Вот откуда мост поднимают, – шепнул Понч товарищу.

–    Да, я так и думал… – тоже тихо ответил Дар. – А вот и лебёдка с механическим усилителем (огромный какой!). Ну теперь ясно, как их система работает.

–    Это механический усилитель для вращения драконобойной установки старого образца, – заметил Понч. – Я в книге по истории вооружения такие видел.

В это время Голова подошёл к человеку возле лебёдки.

–    Вот, подобрали, – сказал он, махнув рукой в сторону гостей.

–    А-а, молодое пополнение, – усмехнулся тот и как-то странно взглянул на Понча.

Гному этот взгляд не понравился.

–    Да, – подтвердил Голова. – Топи мост.

Человек отжал рычаг, держащий ручку усилителя, и лебёдка стала вращаться, высвобождая трос, увлекаемый (сквозь отверстие в стене) тонущим мостом. Дверь, через которую вошёл отряд, закрыли, и дневной свет исчез окончательно. В это время Голова взял один из факелов, стоящих в углу, поджёг его от факела на стене и, сказав Дару с Пончем идти за ним, направился в тёмный коридор.

Оказавшись в коридоре, Дар заметил справа от себя ступени, уводившие наверх. Оттуда, сверху, лился слабый дневной свет, но как он проникал на лестницу, видно не было.

–    Наверное, по этим ступеням поднимается на стену ваш часовой? – спросил Дар, коснувшись плеча предводителя отряда. –  Вы не подождёте минутку, я хотел бы поглядеть сверху на болото.

С этими словами он шагнул к лестнице.

–    Э-э, куда?! – проклекотал своим вороньим голосом Голова и схватил Дара за плечо. – В строй встань. Здеся у каждого своё дело и нечего в него совать нос. Определим тебя на какую-нибудь работёнку, там себя и покажешь.

Несколько удивившись такому грубому обращению, Дар решил больше не ждать и сказать правду. Голова уже собирался продолжить путь, но теперь Дар остановил его:

–    Постойте-ка, уважаемый, не кажется ли вам, что с гостями так себя не ведут?

–    Чего-о?.. – с недоумением покосился не него предводитель отряда.

–    Я должен ещё раз поблагодарить вас за наше избавление, но дело в том, Голова, что мы с товарищем не одни из вас. Мы просто путешественники…

–    Это так теперь называются бездомные голодранцы? Хе-хе!

–    Мы не голодранцы и не бездомные.

–    Ага, ты мне ещё расскажи, что у тебя квартира есть, – при этих словах главного, весь отряд тихо рассмеялся. – И посередине Громшага! – добавил Голова.

Охотники рассмеялись громче. Смех этот был сдавленный и неприятный, больше похожий на скрежет, шипение, повизгивание.

–    Но всё так и есть, – чуть обиженно сказал Дар.

–    Хорош выделываться! – проговорил предводитель отряда, приблизив своё лицо так близко к лицу Дара, что тот поморщился от его зловонного дыхания.

Понч опустил глаза, чтобы раньше времени не выказать свою быстро растущую тревогу. Его порядком напугало поведение этого человека. Кроме того, гнома одолевало чувство, что, опустив мост, их умышленно лишили права выбора – оставаться здесь или нет.

Дар уже открыл рот, чтобы продолжать спор, но Понч сильно сжал его запястье:

–    Молчи. Не спорь, – проговорил он, – делай, что говорит Голова. Он тут хозяин.

–    Толковый гномик, – ухмыльнулся Голова. – Из тебя, глядишь, чего и выйдет. А может, и не выйдет. Там посмотрим.

–    Не понимаю… – произнёс Дар, растерянно глядя на товарища.

У того на лице обозначилась горечь, или даже это было отчаяние (колеблющийся свет факела каждый миг немного менял черты).

–    Ну всё, хватит трепотни, идём.

С этими словами Голова двинулся вперёд, дав понять, что разговор окончен. Охотники подтолкнули Дара с Пончем, и те, не имея пока возможности спокойно посоветоваться и решить, как себя вести дальше, вынуждены были им подчиниться.

В коридоре было прохладно, как в погребе. И несмотря на то, что двигался отряд довольно быстро, непросохшая одежда обоих друзей успела остыть и стала противно холодить кожу. Внезапно темнота коридора, рассеиваемая лишь светом факела, оборвалась: отряд оказался в просторном и достаточно светлом зале.



Андрей Тимошенко

Отредактировано: 12.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться