Учёный из Вааны. Часть 3: Вне закона

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Пристань Мор-Горка представляла собой бетонную площадку, лежащую на круглых металлических сваях, вбитых в дно и поднимавших её на пару метров выше водной поверхности. На ней был пластмассовый навес от дождя и столбик с расписанием прибытия-отбытия плотов. Один из которых как раз принимал на борт едущих.

Приобретя билет в кабинке на берегу, Дар присоединился к ещё нескольким десяткам граждан, которые по сходне переходили на плавсредство.

Плот для гражданских перевозок внешне был похож на плавучий домик, к которому сзади пристроили небольшую котельную. На самом деле этот домик с двускатной крышей и маленькими круглыми окошками служил отделением, для размещения едущих. А часть плота, напоминавшая котельную, была машинным отделением, над которым возвышалась рулевая кабина, откуда правящий плотом также мог связываться по рации с берегом и другими плотами, курсирующими меж четырьмя прибрежными уделами. Выше кабины управления поднималась только труба, из которой валил густой чёрный дым, как из железнодорожных тягачей, поскольку, как и у них, двигатель плота работал на сырой нефти. Всё описанное стояло на плавучей основе из пустых железных бочек.

Внутри помещение для едущих было оборудовано тремя рядами скамей, на одной из которых, погрузившись в свои мысли, сидел Дар. Скамью перед ним занимали двое пожилых мужчин, гоблинг и человек. И Дару невольно пришлось слушать, о чём они говорили.

–    Я в газете прочёл, – говорил человек, – что правительство рассматривает новый план защиты морской границы от драконов. Ну, знаете, чтобы уменьшить их проникаемость в ваанские воды.

–    Да? Интересно, что же хотят сделать? – отозвался гоблинг.

–    Очень хороший замысел! –  каким-то неприятным, ехидным голосом проговорил человек. – Мне понравился. Они, значит, задумали вдоль границы расставить такие специальные сети, противодраконовые – новое изобретение!..

–    Это ж какая сеть должна быть, чтобы удержать дракона? – задумчиво произнёс гоблинг. – Из канатов?

–    А прочность, знаете ли, не всегда зависит от толщины, – воодушевлённо продолжал человек. – Этот вопрос, видать, решён. Тут сложность другую обсуждали: драконы-то зверюги хитрющие и сами в сеть не поплывут, обходить будут, а всю границу тоже сетями не затянешь (ну, может, когда-то и затянут, но разом – это очень дорого). Так вот, послушайте, Мигл, как ловко придумали. От сети во все стороны будут тонкие, но очень крепкие нити протянуты, с крюками, вроде рыболовных, только размером с якорь плота; рыба через такие сети и крюки легко проходить будет – большие они для неё, а драконы, эти громадины, за крюки-то цепляться и станут! Вот представьте, раз, угодил крюк в змеиную шкуру, дракон тут же дёргаться, изворачиваться начинает и сам попадает в сеть; а в ней тоже крючки вплетены, они, как когти, впиваются во всю его тушу, – говоря это, человек размахивал руками и почти смеялся. – Представляете, Мигл, смертельное объятие; из такой сети уже не выскользнет тварь, так там и подохнет!

–    Да, мучительная смерть, – подтвердил гоблинг, впрочем, без особого восторга.

–    А я о чём! – продолжал человек. – И это им за дело! Знаете, мой сын на рыболовецком плоту ходит, так он говорит, что эти гадские зверюги всю рыбу здесь пережрали. Её всё меньше и меньше в наших водах. Еду они, понимаешь, у нас отнимают, гады!

Новость об очередном шаге правительства по борьбе с диким миром была для Дара весьма печальной. Не меньше удручало его и то, как веселился этому рассказчик. Утверждение же, будто драконы виноваты в исчезновении рыбы, показалась учёному столь возмутительным, что он не смог промолчать:

–    Простите, господин, – привлёк Дар внимание человека со скамьи впереди, – но ваши сведения о причине сокращения зарыблённости приваанских вод не соответствуют действительности.

–    А? Что?.. – обернулся человек. – Кто это там такой умный? Как это не соответствуют?

–    Дело в том, – решил объяснить Дар, – что возможности всех живых существ в дикой природе уравновешены. Ни одно из них не может подавить и истребить другое. Иными словами, драконы охотились за рыбой в этих водах всегда, но независимо от этого она здесь была. До сих пор.

–    Так куда же, по-вашему, она делась теперь, молодой человек?

В голосе пожилого круглолицего мужчины слышались недоверие и раздражение.

–    Рыба уходит отсюда. Сама, – сказал Дар. – Потому что приваанские воды отравлены продуктами нашей цивилизованной деятельности: всевозможными отходами, выбросами.

–    Постой-ка, малец, ты что ж, хочешь сказать, что наша цивилизация нам же вредит?

–    Во-первых, не такой уж и малец, – заметил Дар. – А во-вторых, вред цивилизации очевиден. И я думаю, правительство это знает. Оно умышленно ищет, на кого бы переложить свою вину, таким образом направляя народный гнев по ложному пути. А то, что это влечёт страдания других живых существ, – просто ужасно!

–    Правительство основывает свои решения на научных исследованиях, понял, молокосос! – стал закипать круглолицый человек. – Может, ты ещё скажешь, что учёные напрасно трудятся, что они не просчитали, какая вода рыбам подходит, а какая нет?!

–    Вы всерьёз думаете, что они так ответственны и умны? – не сдержался от улыбки Дар. – Так вот, как представитель этой самой науки, я вам скажу, что учёные лучше всего просчитывают деньги в своих кошельках (потому что, признаться, их там маловато). А до защиты окружающей среды никому нет дела, за это не платят. И это отражается не только на рыбе. Вот я вижу, у вас лёгкие нездоровы, одышка; вы, наверно, живёте в Мор-Горке или в Громшаге?



Андрей Тимошенко

Отредактировано: 14.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться