Училка

Font size: - +

Глава 7. Подлость

Турка допил чай, встал. Поставил банку с остатками сгущенки в холодильник. Там толком ничего и не было — на полках пара кастрюль, два пакета молока, на дверце — смятая упаковка «Махеева» и бутылка масла «Золотая семечка». Турка захлопнул дверцу, постоял немного.

И что теперь?

В коридоре тишина. Зал пустой, по ковру разбросаны футболки, носки. Турка вновь отразился в зеркале, проходя мимо шкафа-стенки. Посуды внутри полно, бокалов, рюмок, сервиз еще. У дальней стенки небольшой книжный шкафчик, и комод с выставленным напоказ содержимым.

Лена всхлипывала в соседней комнатке, опустив голову на стол.

— Лен? Ну, ты чего? Прости меня, если обидел.

— Ничего, все нормально. Уходи.

— Ты ж мне это самое… — Турка покраснел, не в силах говорить дальше. Вот и пацаны говаривали, что девчонке ни в коем случае нельзя признаваться в любви до секса. — Нравишься!

— Че? — Конова подняла голову. По распухшим красным щекам стекали неровные дорожки. Глаза превратились в небольшие бездонные озерца. — Уходи.

— Нет, правда!

— Вали. Не желаю ничего больше слышать!

— Лен, ну ведь я, правда, нормальный! Ты судишь…

— Не будет у меня больше парней. Потому что мне не нужно это. Я не люблю е…ся! — выкрикнула девушка. — Как вы все мне надоели, уроды! Вали!

Турка шмыгнул носом. Наверное, надо было подойти и обнять Ленку сзади, но он не решился. Так и стоял в дверях, глядя на трясущиеся плечи, вздрагивающую под футболкой спину и тоненькую изящную шейку.

А после тихонько ушел.

***

По дороге заглянул к Вовке. Вышла мать в халате и сказала, что того нет дома. Ушел гулять, а куда — она не знает.

— Обещал хлеба купить, вот ждем-пождем, — словоохотливо пояснила она.

Турка кивнул и побрел дальше. Из-под ворот Вовкиных соседей, Сомовых, снова вылез облезлый пес с торчащими ребрами. На Турку он внимания не обратил, поплелся куда-то в поисках отбросов.

— Убью! — раздалось впереди Турки. Впереди крутил педали огромного велика «Украина» полулысый тип — Бэтман. От него с хохотом убегали двое мелких пацанов. У одного в руках была палка, а второй бросал в преследователя коричневые каштаны. — УБЬЮ УАС!

— Пошел в жопу! — пищали в ответ малые. Турка шел по тротуару, наблюдая. Когда-то и он тоже дразнил Бэтмана. Фиг знает, кто придумал эту кличку. Собственно, она не очень-то подходит дебилу с безвольным, как у рыбы, ртом и глазами-щелочками. Низкий лоб, приплюснутый череп, чахлая растительность на щеках и подбородке, прыщи — все это добавляло мерзости облику шизика.

При чем тут супергерой?

— Эй, Бэтман! — прокричал Турка. — Ты чего за малыми гоняешься?

— Оаааа-ауоуээ, йа ну-э-э Бэ-йман! — промычал в ответ тот. В этот момент ему в затылок врезался каштан — только не голый, а в зеленой шипастой кожуре. Зеленые «скорлупки» разлетелись в разные стороны, а Бэтман взвыл и стал растирать затылок. — Су-у-уке! Пиайяа-ы-ыы!

Малые покатывались со смеху. Турка видел их тут много раз, но не знал, как кого зовут. Раньше они с Шулей тоже прикалывались над больным. Один раз вставили палку в колесо «Украины», и дебил полетел через руль кувырком. Тогда Турка еще испугался. Бэтман долго лежал, не подавая признаков жизни. Начали подходить к нему потихоньку, проверить, не умер ли.

А он как взвоет, как заорет!

Вскочил на ноги, а они вот так же побежали что есть духу, хохоча на ходу и задыхаясь. Природа обделила Бэтмана умом, зато, будто в компенсацию, расщедрилась на тело. Сил дебилу не занимать. Несколько раз он прикладывал не успевшим от него убежать пацанам в челюсть или в спину, и бедняги отлетали, как от стенобитного орудия.

В школу Бэтман, естественно, никогда не ходил. И лысеть начал рано. Сейчас ему что-то около двадцати пяти лет, хотя на вид можно было дать все сорок. Много раз Турка сталкивался с ним магазине: Бэтман покупал там «чупа-чупсы», газировку за восемь рублей, мороженое или там хлеб. Обидчика он не узнавал.

— Э! Хватит, не трогайте его, — внезапно врывалось у Турки. — Чего он вам сделал?

— Да ничего. Мы и не трогаем! — ответил один малой.

— Мы так… Каштаны кидаем — а он тут катается! — поддакнул второй, в потертой красной кепке.

— А я вам говорю — валите отсюда! — прорычал Турка, внезапно зверея. — Придурки вонючие!

Малые отошли на безопасное расстояние, перешептываясь. Потом тот, более дерзкий, все-таки метнул еще один каштан и попал Бэтману в спину. Тот снова завыл и заскрежетал зубами. Попытался оседлать велик, но подошва рваного кроссовка никак не попадала на педаль.

Пацанва бросилась наутек, гнусно хохоча и улюлюкая.

Турка подошел к Бэтману. Ему вдруг показалось, что все вокруг лишь призрачный сон, сквозь пелену которого школа тянет свои щупальца. Везде она, школа.

— Привет. Больно, да?

— Оуоауу, аа! — отозвался Бэтман.

— Ничего, нормально. Ты за ними не гоняйся. Они ж только этого и ждут. — Больной продолжал мычать, но теперь уже не рвался в погоню. Малые скрылись где-то у дальнего перекрестка. — Ты домой иди лучше.

— Ктатса! Ктатса!

— Ну, так катайся возле дома, — Турке вдруг стало не по себе от взгляда Бэтмана. Где-то внутри этой нелепой оболочки сидит настоящий, абсолютно нормальный человек. В его несуразной, угловатой башке просто не хватает нужных шестеренок, а так бы Бэтман был обычным пареньком, может, даже в футбол бы играл.

Турка вспомнил про Конову. Развернулся, чтоб уйти, но внезапно Бэтман ткнул его в плечо. Турка вздрогнул и оглянулся:



Павел Давыденко

Edited: 14.10.2017

Add to Library


Complain




Books language: