Училка

Размер шрифта: - +

8

И вот, наконец, настала пятница. Анна вымыла и накрутила щипцами волосы, заколов их шпильками и сделав высокую красивую прическу. Аккуратно накрасилась. Именно сегодня ей хотелось произвести впечатление. Длинное приталенное темно-зеленое платье выгодно подчеркивало фигуру. Черные на высоком каблуке туфли и маленькая сумочка в тон. Посмотрев в зеркало, девушка осталась собой довольна.
Когда пришла, все ребята, участвующие в представлении, уже были за кулисами. Классную руководительницу встретили восторженными взглядами. Здесь все было нормально, поэтому, не задерживаясь более, Анна пошла в зал. Для учителей выделили первые ряды. Она искала взглядом конкретных людей, очень хотелось увидеть реакцию на себя, да и просто увидеть лица парней. Но слишком много народу, да и освещение тусклое. Посмотрела программу вечера, ее ребята выступают перед 11а предпоследними. Не очень хороший расклад, зрители уже подустанут, да и могут быть не менее яркие номера, что затмят реализованную идею. Но тут уж как получилось. Парни нашли Аню сами, плюхнувшись на ряд выше и шепнув на ухо, как она прекрасна сегодня. Не зря, значит, столько времени провела прихорашиваясь. Восторг в глазах Влада того стоил.
Зазвучали первые аккорды мелодии, и начался вечер посвященный концу первого учебного полугодия и календарного года. Сначала выступила Нина Петровна, рассказав, как она печется о школе, как ценит своих учеников и сотрудников. Все сделали вид, что поверили и похлопали помпезной речи. Потом выступала завуч, еще учителя. Анна подбодрила взглядом смущающуюся перед речью Татьяну, улыбнулась в ответ на улыбку Гали, подмигнула хохмачу Василию Петровичу, учителю труда. А когда все порядком подустали от сводящей зубы сладости речей, объявили начало концерта.
Номера были разные. Кто-то пел или танцевал, некоторые классы тоже ставили свои сценки, попадались и весьма интересные. Ребята из подшефного класса выступили просто замечательно, сорвав нервные смешки по залу и шквал аплодисментов. Но вот очередь дошла до 11а. Они тоже сделали свою театральную постановку.
Заиграла музыка. Из антуража только большое в рост человека зеркало и парта со стулом. Немного покачиваясь, на сцену выходит Дед Мороз. На плече пустой мешок, в руке бутылка шампанского, из которой он периодически отхлебывает. Сначала дед плюхается за парту. Лезет в мешок, выворачивает его, тряся над столешницей, на которую выпадает журнал Pleyboy с известным всем логотипом головы кролика. Дед заинтересованно листает, потом подходит к зеркалу, осматривает себя и патетически восклицает: «Эх, если б я был султан!».
Звучит саундтрек из к/ф «Кавказская пленница», автор текста Дербенев Л.:
На минусовке из-за зеркала выходит персонаж в красном костюме арабской танцовщицы: топ с рукавами и широкие штаны с окантовкой из монет и меха. Дополняет сценический костюм шапка Санта-Клауса и вуаль. Плавно поднимает вверх одну пару рук, потом еще одну и еще, после чего три танцовщицы расходятся полукругом вокруг Деда Мороза и начинают танец живота под слова песни:

Если б я был султан, я б имел трёх жён.
И тройной красотой, был бы окружён. (Дед пытается приобнимать танцовщиц)
Но с другой стороны, при таких делах.
Столько бед и забот, ах, спаси аллах.

Под припев и Дед пускается в пляс:
Не плохо очень, иметь три жены.
Но очень плохо, с другой стороны.

Зульфия, мой халат, гладит у доски. (Одна пытается сдернуть с Деда красную шубу, изображая глажку)
Шьёт Гюли, а Фатима, штопает носки. (Вторая пытается стащить сапоги, но Дед убегает)
Три жены, красота, что не говори.
Но с другой стороны, тёщи, тоже три. (Под текст припева, из-за зеркала вытаскиваются изображения тёщ)

Как жена разрешит, каждая по сто.
Итого триста грамм, это кое – что. (Дед хватает бутылку и отпивает из нее)
Но когда на бровях, прихожу домой.
Предстоит разговор, с каждою женой. (Вытаскивают из-за зеркала скалки и грозно надвигаются на Деда под текст припева)

Как быть нам, султанам, ясность тут нужна.
Сколько жён, в самый раз? Три или одна.
На вопрос на такой, есть ответ простой.
Если б я был султан (фраза повторяется три раза и каждый раз очередная «жена» снимает шапку с вуалью, под которой оказывается... парень)
Был бы холостой.

Припев:
Не плохо очень, совсем без жены.
Гораздо лучше, с любой стороны.
На последних словах Дед Мороз тоже снимает шапку с бородой и под ней оказывается... девушка.
Номер был чертовски интересный, «танцовщицы» двигались очень плавно и красиво, никто даже не предполагал, что они не женского пола. А девушка в роли Деда Мороза добила всех окончательно.
Рядом сокрушался Артур, ругая режиссера-постановщика и экспрессивно восклицая: «Он нас сделал по всем статьям!»
Противостояния двух ребят из 11а и братьев были известны всем, причем суть его не разглашалась, но сомнений в чем же соревнуются главные ловеласы школы ни у кого не возникало. А поскольку подшефные так злятся, значит к выдумыванию сценки причастны соперники.
После данного выступления на сцену опять вышла директор и пригласила всех в физкультурный зал. Учителя выходили через нижнюю дверь, поэтому немного обогнали основную массу народу. Большое помещение мерцало огнями праздничной светомузыки, из динамиков лилась зажигательная мелодия. Школьная верхушка даже расщедрилась на небольшой банкет, у стенок стояли парты с печеньями и графины с напитком, олицетворяющим собой шампанское.
Когда народ собрался, жидкость разлили в пластиковые бокалы и раздали по рукам. Анна пригубила свой – оказался светлый виноградный сок. А что, умно, вроде и то же самое, но без градуса. И вдруг учительница заметила, как ушлые малолетки из-под полы доливают бокалы прозрачной жидкостью из пластиковых бутылок. И явно там не вода. Но сдавать учеников не стала, много все равно не нальют. А тут и тост за новый год прозвучал из динамиков, все стали чокаться с близстоящими, кричать что-то. Поднялся неимоверный гвалд, который при этом еще и создавал обстановку праздничного беззаботного веселья. Даже старшее поколение подчинилось всеобщему азарту, улыбаясь от переполнявших эмоций.
Потом начались сами танцы. Аня стояла у стены и мучительно завидовала беззаботным девочкам в красивых платьях. Учителям так нельзя, должны держать марку. Даже медленные танцы танцевать возбраняется. Они на данном празднике жизни всего лишь надсмотрщики, призванные следить за порядком. А Ане так хотелось потанцевать, почувствовать себя такой же юной, красивой, желанной… Настроение начало портиться. Нет, внешне она все так же улыбалась, но…
А ученики веселились вовсю, спеша жить полной жизнью. Заметила Светлану в красивом воздушном платье, кружащуюся с парнишкой из десятого класса. Похоже, у них намечается роман, не первый раз Аня эту парочку заставала вместе. И куда братишки смотрят? Хотя... Вот если честно, подходил ей серьезный Олег гораздо больше ветреных блондинчиков. Да и смотрелись они вместе красиво, как пара.
Невольно Анне вспомнился собственный выпускной вечер. У нее было белое обтягивающее платье до колен, взятое на вечер у знакомой. Выглядела девушка в нем хорошо, но внимание обращали на тех, кто был одет ярче и богаче. Так что и тогда она тоже стояла в сторонке, никому не нужная и незаметная...
В общем-то, обязаловки находиться в зале у учителей не было, Аня могла покинуть его в любой момент. Но уходить домой, оставляя яркую кутерьму праздника, не было желания. Хоть немного побыть рядом с радующейся и веселящейся молодежью. Да и хотелось еще увидеть Влада или братьев, хоть парой фраз перекинуться. В зале так и не удалось. Аня начала искать их среди собравшихся.
Статную фигуру Влада она заметила сразу. Он не танцевал, просто стоял, разговаривая с одноклассниками. Анна уже было направилась в их сторону, как к нему подошла какая-то девушка, лицо которой учительница не разглядела, и по-хозяйски обняла за талию. И Влад не только не скинул чужую руку, но и приобнял в ответ, интимно шепча что-то на ушко. А Анне стало так горько… На глаза навернулись предательские слезы.
«Вот значит цена всех этих красивых слов. Только возможность потрахаться с тем, кто сразу раздвигает ноги! Это же, блин, престиж. Отыметь училку. А я дура, уши развесила, верила всему, думала действительно нравлюсь. Тут даже и предательства никакого нет, мне же ничего не обещали, это я сама себе все надумала.» - именно такие мысли теснились в голове Ани, когда она увидела картину мило обнимающейся у всех на виду парочки.
Чтобы позорно не разреветься от снедающей душу горечи, она развернулась и быстро выбежала из зала. Пока натягивала сапоги все-таки расплакалась, но тут же вытерла непрошенные слезы. Еще не хватало, чтобы кто-то увидел. Вот придет домой, закроется в комнате и тогда только даст выход боли и обиде. «Хотя на кого обижаться, на себя, если только, что оказалась настолько доступной. Как шлюха…» - продолжились ее депрессивные раздумья.
Она выбежала из школьных дверей, чтобы побыстрее быть дома, закрыться от всех и не выходить как минимум ближайшие два дня. Так было обидно за себя, тяжело на душе. «И ведь кто я для Влада? Всего лишь полная и безоговорочная победа, первая в списке. Зачем ему девушка старше, если видный парень привлекает молоденьких красавиц?» - мысли не отпускали, не давая вздохнуть и только увеличивая желание расплакаться. Сразу же вспомнились все те взгляды, что украдкой кидались на ученика в школе. И с чего это она решила, что он этим девочкам не отвечает взаимностью? Да, может и до главного дело не доходило, но он же и не скрывал, что руками было и не с одной. Анна быстро шла по пустынной улице, смотря только под ноги и думая лишь о том, как сдержать непрошенные слезы.

***

- Ты Анну Андреевну не видел? – уже в который раз спрашивал Владислав у знакомых.
Но получал лишь отрицательные ответы. Она же вроде находилась совсем рядом. Как она красива сегодня в этом обтягивающем стройный стан зеленом платье, с высокой вечерней прической. Он даже не успел выразить свое восхищение, сказать, как хотел ее увидеть, ее одну. Но на концерте было не до того, а в зале при обилии народа потерял из виду. Потом знакомые разговором задержали. Да и Ирка еще, вот надумала, обниматься полезла. Ну, мало ли что он с ней в пустом классе вытворял, все эти игры руками, горячие поцелуи. Он тогда еле сдержался, чтобы не поиметь так откровенно предлагающую себя девчонку. Но как кандидатуру на роль первого интимного опыта он ее не рассматривал, а своей девушки тем более. Слишком доступна.
Поэтому когда Ирина вздумала предъявлять какие-то права, взял ее за плечи и сказал на ухо, чтобы другие не слышали, что шансов у нее нет. Ирка обиделась, конечно, но сама виновата. Нечего его лапать было. А если хочешь к себе уважительного отношения – не стоит перед каждым встречным ноги раздвигать. А то он не знает, что парни в курилке о подобных легких на передок девочках говорят. Ими просто пользуются. И он воспользовался, как подвернулась возможность, и ничуть не жалеет. А тискаться прилюдно, нет уж, увольте.
Увидев в толпе танцующего в окружении поклонниц друга, направился к нему. Влад братьям нисколько не завидовал, считая, что каждому свое. Он бы не хотел с такой легкостью перебирать партнерш, гоняясь за новыми ощущениями. Для этого молодого мужчины чувственная составляющая интимной близости была важнее физической. Да, организм требовал, от взрыва гормонов в крови порой сносило крышу. Но он знал себе цену и не хотел размениваться по мелочам.
Пытаясь перекричать музыку, Влад повторил свой вопрос. Но Артем тоже не знал где Аня. Зато вопрос услышала одна из девчонок группы поддержки, что всегда крутились возле весьма популярных в женском обществе друзей.
- Я вроде биологичку видела выходящей из школы вот буквально несколько минут назад, – сказала девушка. – И она казалась чем-то очень расстроенной и чуть ли не бежала, – задумчиво добавила пару секунд спустя.
А в душе Влада зародилось какое-то неясное ощущение беды. Поблагодарив информатора, он быстро покинул зал, надеясь перехватить Аню по дороге к дому.
Что могло ее расстроить? Может, обидел кто?
Он выскочил на улицу, где уже весьма сильно стемнело. Тревога нарастала.
Уже никого не стесняясь, парень припустил по тротуару. И вот впереди знакомая белая шубейка. По самой проезжей части идет девушка. Совсем о своей безопасности не думает! Да и движется как-то деревянно, опустив голову и не смотря по сторонам.
Влад был уже совсем близко, хотел окликнуть, чтобы не напугать ненароком, как в прошлый раз. И вдруг из-за поворота на большой скорости выруливает легковушка.
- Аня!!! Машина! – в отчаянии кричит парень, поскольку понимает, что оттолкнуть ее с траектории движения уже не успевает.
Она, как сомнамбула, поднимает глаза, но вместо того, чтобы отскочить с дороги, безучастно останавливается на проезжей части. Водитель бьет по тормозам, но на скользкой дороге машину заносит и по инерции она все еще несется вперед. Влад бежал что есть сил, но он был слишком далеко. А Аня, казалось бы, и не видела несущуюся на нее смертельную опасность, равнодушно глядя перед собой.
Вдруг смазанная тень метнулась к девушке, выдернув ее за руку практически из-под колес. Они вместе покатились по тротуару.
- Идиотка гребанная, какого хера ты шляешься по проезжей части? – орал на сжавшуюся Аньку смутно знакомый голос нависающего над ней мощного мужика.
Схватив за шкирку, подоспевший Влад дернул его на себя, отцепляя от девушки. Глаза обеспокоенно бегали по ее телу, ища повреждения.
- Аня, Анечка, с тобой все в порядке? – допытывался Влад, подхватив ее на руки и целуя бледные щеки.
И только поняв, что беда обошла стороной, обернулся к спасителю, желая поблагодарить за жизнь самого дорогого человека.
- Орелов? Фигасе какие мексиканские страсти. – выразил свое удивление хитро прищурившийся мужчина.
И только в этот момент Влад понял, как прокололся. Перед ним, сложив руки на груди и наклонив голову, оглядывая колоритную сцену, стоял учитель физкультуры Павел Степанович.
- Э-э-э, - невразумительно ответил вместо целой благодарственной тирады обескураженный парень, осторожно ставя свою ношу на ноги.
- Ага. Прокололся, парниша? Ну да я тебя понимаю, Аня девчонка что надо. Совет вам да любовь, короче.
- А совет-то какой? – ляпнул озадаченный ученик.
- Трепаться меньше, дите ты неразумное, – хохотнул в ответ физрук. – Я коллегу не сдам, но найдутся и те, кто возжелает сплясать лезгинку на могиле ее карьеры. А с любовью вы, похоже, и сами справитесь.
- Паш, спасибо, - прорезался голосок спасенной.
- Пожалуйста. Его вон благодари, если бы не заорал, я бы тебя не заметил и не успел среагировать.
И колоритный мужчина развернулся, оставляя их вдвоем.

***

- Ты, мать твою, идиот! – вскинулась Аня, выражая степень оценки умственных способностей конкретного индивида вместо всяческой благодарности. – Это ж надо было так меня подставить перед коллегой!
- Ага, – с улыбкой имбецила подтвердил мальчишка. – Зато ты жива, – и уже совсем другим тоном, раскаивающимся и заискивающим, добавил: – Извини, Ань, я просто очень за тебя перепугался. Боялся, что не успею. Просто сердце в пятки скатилось от паники, не контролил себя совершенно, вот и прокололся. Ты почему ушла из школы, никому ничего не сказав? Мы же условились, что с ребятами проводим тебя после окончания школьной тусни.
И тут Аня как-то разом вспомнила предысторию своего бегства на улицу.
- Какого ты вообще здесь оказался? Вот и миловался бы со своими подружками в зале! – прошипела возмущенно. – Зачем я тебе нужна? Ты от меня уже все, что хотел, получил. Первая зарубка есть, поздравляю.
- О чем ты? – нахмурился Влад.
- О том, что пора покорять новые горизонты. За моей спиной уже очередь желающих, да и ты совсем не прочь, как я видела. Давай, дерзай. – махнула Аня рукой в сторону школы.
Но вместо того, чтобы попытаться оправдываться или хотя бы объясниться, этот, этот… заулыбался еще более довольно, как будто Анна ему миллион долларов пообещала. А ее это обидело еще больше. «Радуешься, значит? Мог бы и поставить в известность, что получил все желаемое, а теперь и не интересна. Вали, мол, на все четыре стороны.» - хотела сказать она, но озвучить гневную тираду не успела.
- Ты ревнуешь, ты меня ревнуешь! – чуть ли не подпрыгивая от радости, возвестил парень.
- Вовсе нет! – тут же начала отнекиваться девушка. – И нечего тут приплясывать, как будто тебе пряник маковый посулили.
- Ревнуешь! Анька, ну признайся, – ученик схватил ее за руки. – Значит, я тебе не безразличен.
- Ну ладно, есть немного… – смущенно созналась Аня.
Он подхватил и закружил, а потом прижался к губам в безудержном поцелуе на середине улицы. «Безумец!» - хотелось крикнуть в ответ, но она не могла воспротивиться, яростно отвечая его губам.
- Давай просто прогуляемся, а? – попросил Влад так прочувственно, что Аня не могла ему отказать. – Как будто у нас свидание.
На улице потеплело, был небольшой плюс, того и гляди весь выпавший снег растает и к Новому году останется только пшик. Но в данном случае у погоды был один положительный момент – в тонком платье было не холодно.
- Скажи, почему ты сбежала? – первым нарушил тишину Влад.
- Не скажу, – буркнула в ответ.
- А-а-ань?
- Не скажу, отстань.
- Ты видела меня с Иркой, да? – догадался он. – Подумала, что это нежные обнимашки за твоей спиной? Да, у нас с ней было, не до конца и еще до тебя. И девочка возомнила, что имеет на меня какие-то права. Мне пришлось охолодить собственнический пыл. Я ее отшил именно в тот момент, который ты, возможно, увидела. Я только твой.
Последние слова согрели душу, как ничто другое. И Анна поняла, как глупо поступила, сделав выводы только на основании своих домыслов, даже и не попытавшись поговорить. Ушла в свою обиду, не заметив опасности. Если бы не эти два человека, ее просто наверняка сбила бы та машина, поскольку спасаться сама она в тот момент не хотела. И Аня обняла Влада, выражая тем самым свое отношение к сказанным словам и к нему самому.
Эти отношения начались, мягко скажем, нетипично. Была пропущена очень важная для пары стадия ухаживания и теперь оставалось только наверстывать упущенное. Даже странно немного, что, при всем буйстве подростковых гормонов, этот человек хочет не безудержного секса везде, где только можно и нельзя, а так вот неспешно прогуливаться просто разговаривая. Трепетно держать за руку, смотреть в глаза, прижав спиной к ограде набережной, или нежно, еле касаясь, целовать лицо.
Они узнавали друг друга: стремления, мечты, да и просто рассказывали о себе. И не было желания что-то утаить, скрыть. Влад был таким искренним в этот момент, открытым донельзя. И обаянию этого парня просто невозможно было сопротивляться. Аня тонула в его глазах, все сильнее погружаясь в невесомую паутину нежности этого вечера.

 



Dmitry Belov

Отредактировано: 07.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться