Учителя и М-ученики (русь Эзотерическая).

Размер шрифта: - +

Глава 2. Василь и Виктор. Заезд.

 

«Взлёт всегда производится по команде: стоп!».

(из инструкции для самозанятых йогов).

 

Василь уставился в окно. В почти непроглядную тьму. Под стук колес поезда, трясясь в прокуренном вагоне… Ощущая только движение железа, и первозданное одиночество, он всматривался в очертания деревьев, и в проносящиеся мимо столбы с фонарями. А настроение его, тем временем, неожиданно упало ниже отметки нуль. До стадии: просто жесть.

«Духовный поиск, блин, - подумал он. – Вечно меня тянет на странные приключения. И странные компании… В них скажешь «карма», скажут – читали, скажешь «аура» - скажут, слышали. Ага… Бла-бла-бла… А реальное что-нибудь изобразить – слабо? «Духовные Учителя в наше время не снисходят до чудес» – пурга какая-то… Хоть кто-нибудь бы из них, хотя бы ради прикола, сотворил чудо. Опять двадцать пять – говорят, «каналы» нужно открывать… «Выходи за грань возможного, ты всё можешь – главное, это поверить в себя!» Как? Силой мысли? А мысли уже скисли… Лучше, надо было в мае рвануть в Крым. Там ребята йогу крутят», - размышления Василя в поезде, среди ночи и вынужденного бдения, радостными не были. А были весьма сумбурными.

К тому же, он сам толком не знал, зачем втянулся в это приключение. Вышло как-то само собой… Как и многое в его жизни, поездка вышла стихийной. Вот потянуло – и всё тут. Как, впрочем, нередко с ним бывало. Сергей предложил ему присоединиться к группе. А мысль съездить куда-нибудь и развеяться и раньше маячила на горизонте. Лето ведь. Пыль, жара… Раскаленный Ростов…Не хотелось бы провести всё лето в пыльном и душном городе, постоянно квася в общаге пиво с Олегом и зависая в компьютере. Тем более, он как раз ожидал деньги. Должны были привалить, за одну "шабашку". А вот новой работы пока что не наклёвывалось. И Катька, девушка Василя, уехала в Крым ещё в начале лета - и с тех пор поминай, как звали, ни письма ни привета. "Ладно, буду избавляться от чувства собственной важности и стирать личную историю," – подумал Василь, подведя общие итоги своего положения.

Но, как только он решил отправиться в путь, всё стало складываться просто наперекосяк. Ему везло, как утопленнику. В этот же день, как оказалось, Олег уже успел отдать свою палатку, на которую рассчитывал Василь… какому-то Тушканчику, который тоже неожиданно намылился в горы и по дружбе одолжился палаткой. Кто успел, тот и съел! Пришлось Василю созваниваться с Алёнкой и срочно ехать к ней, чтобы успеть выцепить хотя бы спальник.

Алёнка была его бывшей однокурсницей, и у неё были гости. И все какие-то странные: обкуренные, что ли... Пока Василь пил из вежливости некий "чаёк" подозрительной консистенции, Алёнкин младший братишка «засандалил», как он выразился, один кроссовок Василя в унитаз. Пришлось взять у Алёнки предложенные ею взамен теннисные тапочки её папы, а выловленный кроссовок отмыли и повесили сушить.

«Мелкий даун, уши некому надрать», - мысленно обругал Василь Алёнкиного брата, чья конопатая мордашка сразу же исчезла в комнате Алёнкиной бабки.

Обещанный "спальный мешок", который Алёнка разрекламировала по телефону, как «очень хороший», на проверку оказался старым, видавшим виды замшелым одеялом в цветочек, сбоку которого была вшита "молния". На немой укор Василя, хозяйка спальника отвечала, что он ничего не понимает в спальниках, тот – просто чудесный. Культовая вещь. Её сестра бывала с ним и на Грушинском фестивале бардов, и на толкинистских игрищах.

"Ну, теперь уж я из принципа поеду, - решил Василь. - Очень уж хреново всё складывается". Он был упертым, как злополучная ворона из анекдота, которая отправилась в полет с гусями, как «птица гордая, птица упертая, но…шибзданутая…» Можно сказать, Василь просто обожал трудности. Должно быть, они не напрягали, а, наоборот, вдохновляли его на подвиги.

Итак, ему пришлось пить с Алёнкиными гостями чай. Не уходить же так, сразу. Все сидели с кислыми рожами за круглым, обшарпанным столом. Одна длинноволосая девушка, похожая на хиппи семидесятых, с фенечками из бисера, пыталась что-то бренчать на гитаре. Получалось плохо.

Про свой «чаек» Алёнка сказала друзьям и подружкам, что намешала туда всякого-разного из попавшихся под руку пакетиков, и вроде бы пургена в нем не присутствует, в чем она точно не уверена, а конопля случайно попасть могла. Одним из её гостей был Виталик. Видимо, как и Василь, он попал на эту хату совершенно случайно. Кажется, хотел забрать, увести отсюда Анечку, которая уже хватила лишку. Культурный, интеллигентный парень в галстуке, он, хлебнув «чайка», услышал подобный комментарий и весьма переменился в лице. Даже слегка позеленел. Василь решил, на него глядя, что пурген в «чайке» всё же присутствует.

Пора было и честь знать. Гостям явно надоели хозяева, образно выражаясь: то есть, Василь поспешил ретироваться. И воспользовался уходом Виталика, поскольку одновременно с ним проскользнул к двери. Анечкин парень (по всей видимости, уже бывший парень), был сильно разочарован и не вынес обидных шуточек и издевательств. Действительно, Аленка и Анечка потешались над ним, как только могли. Виталик уходил мрачный, как демон, и решительный, как дух изгнанья. Василь, как только Виталик исчез в дверном проеме и шумно хлопнул дверью, расцеловался на прощание в коридоре с Аленкой, сказал пока-пока, и наконец-то освободился от странной компании.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться