Учителя и М-ученики (русь Эзотерическая).

Размер шрифта: - +

Глава 10. Арей.

 

«…Полу-явь и полу-сон,
Забытье неутоленное,
Дум туманный перезвон...»

( Осип Мандельштам)

 

Он легко мог представить себя за пультом космического корабля-парусника, летящего в неизвестные глубины просторов космоса, среди рыцарей Круглого Стола или даже среди североамериканских индейцев. Только... Ему было очень трудно представить себя в этом, реальном, мире. Тут ему места не находилось. Он примерял на себя разные маски социума - но ни одна не шла ему. От реальности он старался по возможности устраниться, пока она вновь не врывалась потоком площадной брани в уши, толчком в спину, давкой в автобусе...

С детства его дразнили девчонкой и маменькиным сыночком. Хотя «маменькиным сынком» он не был никогда. Почему-то всегда с трудом общался с матерью и не находил у неё понимания. Наверное, был в отца… Которого никогда не видел.

Он всегда чертил в тетради какие-то непонятные знаки… Или писал стихи. Мучительно-болезненное, до звона в ушах, восприятие мира мешало ему жить. Невыносимо сложно давалось общение с людьми: чужие вибрации нередко приводили его в состояние, близкое к обмороку или потере чувств. Он ощущал себя беспомощным, но беспредельно чутким в растянутом, как резина, времени. И был отделён от происходящего тонкой, но прочной прозрачно-ледяной коркой.

Зачастую Арей не знал, как ему жить дальше и зачем он родился на свет. Тогда жизнь казалась ему слишком трудной и абсолютно безрадостной. В таких случаях он, по собственному определению, совершал "финт ушами" - то есть, бросал всё и срочно уезжал… Куда-нибудь. Лишь бы, прочь. Целью поездки было первое, что придёт в голову. Главное - вырваться из ловушки, из замкнутого круга, хоть ненадолго...

И в этот раз он поступил именно так. Пришел на вокзал, сел на первую электричку. И вот уже за окном поплыли деревья, сады, огороды, поля... Бесконечные поля подсолнухов и кукурузы. Уже через несколько станций ему стало легче дышать. Постепенно начал приходить в себя, осознавать происходящее… Он, в конце концов, молод, здоров, полон сил… Вся жизнь у него впереди.

Вдруг, через некоторое время, Арей обратил внимание на нового пассажира. Тот продвигался вперед по вагону, но контролером не был, ничего не собирался продавать и никого не развлекал. И этот человек чем-то привлек его внимание. В ветровке и бейсбольной кепке, со светлыми, довольно длинными волосами и бородой, он был не из этого мира; всё в нем было особенным, даже походка. За плечами у незнакомца был станковый рюкзак: должно быть, он собрался идти в горы.

"Волхв", - почему-то пришла в голову краткая и ёмкая характеристика.

Тем временем, незнакомец явно кого-то искал, а не просто так шел по вагону. К тому же, пустых мест везде было предостаточно.

Наконец, они встретились глазами друг с другом. И тогда взгляд голубых глаз «волхва» стал пронзительным, а лицо осветила дружеская улыбка.

- Здесь свободно? - спросил он.

И, не дожидаясь ответа, уселся напротив Арея.

- Да, здесь не занято, - ответил тот и вновь уставился в окно. Но человек напротив его явно интересовал. И он то и дело посматривал на незнакомца.

Волхв, между тем, достал из холщовой сумки, перекинутой через плечо, простую папку. Картонную, канцелярскую, с завязочками. Медленно, глянув на попутчика загадочно, развязал узелок и открыл её. Из папки неожиданно, прямо под ноги парня, выпал какой-то листок бумаги. Молодой человек быстро поднял его, чтобы подать незнакомцу. Перевернув его, успел заметить странный рисунок, на котором невольно задержался взглядом. Только затем протянул листок сидящему напротив.

- Это - мандала, - тихо пояснил незнакомец. При этом он наклонился вперед, придвинулся поближе, и глаза его блеснули лукаво. - Она очень сильная. Принимала мандалу… Одна очень хорошая девушка. Чистый контакт! Взгляни, если хочешь.

Арей приблизил поднятый рисунок к себе, разглядел внимательней.

- Чтобы лучше почувствовать, как мандала работает, ты можешь просканировать её кончиками пальцев, - предложил его попутчик. И произнес это так, будто предлагал своему закадычному другу попробовать только что испеченный и вынутый из духовки пирог.

Мерно постукивала электричка. Но реальности больше не было.

Вернее, её затмило нечто ирреальное, неведомое, непредсказуемое и волнующее. В то же время, Арей почувствовал, что всё, что сейчас с ним происходит, именно так и должно было случиться. Это судьба. Так было предначертано; именно этого он ожидал с самого детства…

Ничтоже сумняшеся, он вышел на незнакомой станции вслед за человеком с белой бородой. Потому что «волхв» узнал, что молодому человеку всё равно, куда сейчас ехать, и предложил сойти с ним вместе. На остановку раньше того пункта назначения, что был указан у Арея в билете. На одной из маленьких станций с фонтанчиком и цветами...

Сойти, и… Отправиться в горы.

 

...Сколько дней назад это было? Два? Три? Неделю? А может, два года назад?

Странное место - Поляна... Будто, с иным измерением времени. Из-за насыщенности событий. Или же, другого их восприятия. В общем, с другой величиной временной интенсивности. Если, конечно, придумать такую физическую величину: интенсивность (или напряжённость) временного потока…



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться