Учителя и М-ученики (русь Эзотерическая).

Размер шрифта: - +

Глава 27. Появление виссарионовцев.

 

«Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник»

(Иоанн Богослов).

 

Андрей попрощался с Сан Санычем, один пошел обратно, к Ромашковой поляне. Шел быстро, самым коротким путём. Но задержался на берегу реки, раздумывая, то ли искупаться ему, то ли... Что-то удерживало его на этом самом месте, и он оттягивал то время, когда спустится к мелководью, перейдёт вброд реку, минует редкий небольшой лесочек и пойдёт по тропке вдоль длинной, вытянутой лощины. Тропка эта вилась средь травы, которая на этой узкой поляне выросла выше пояса.

И вскоре он понял, что задержался не просто так. Потому, что увидел Арея. Тот спустился к реке - и тоже заметил Андрея. Улыбнулся, подошёл поближе и присел рядом.

- Ну, что? Я смотрю, ты здесь уже освоился, стал самым настоящим лесным человеком! Не зря тут некоторые тебя уже колдуном называют: сам слышал, - пошутил Андрей. - И где ж ты побывал сегодня?

- Да вот... Будто подняло что-то... Ну, я встал и сразу пошёл в горы. Ведь завтра, с раннего утра, мне край надо будет уже уезжать. Ждут в городе дела... Ну, и захотелось напоследок забраться на одну из самых высоких гор в окрестности. Выбрал Свинцовую: вчера Володя про неё мне рассказывал, он не один раз бывал там уже. С неё, говорили, открывается замечательный вид на горы, на море. Примерно понял, как идти: Володя мне рассказал подробно. Шел, шел – и вдруг потерял дорогу. Вначале она стала еле заметной, а потом – вообще, непонятно, тропа это хоженая – или просто старая престарая колея. Ну, а потом… И вовсе, перепутал дорогу и пересохшее русло реки. Показалось, что это - дорога каменистая… Иду, а русло постепенно сужается, с двух сторон берега нависают. И вода появилась, лужицы, довольно большие, по краю. В конце концов, иду я по глухому каньону. Но, думаю, ничего: дойду так до начала реки, где-то же она берёт своё начало. Но тут мой путь перегородила отвесная скала...

- А, это место называется Капустная Щель... Не слишком тебе повезло.

- Ага… Ну, полез я дальше, на свою голову. По скале - вверх... Там, наверное, водопад бывает, но сейчас одна лишь тоненькая струйка вниз сбегает. Когда лезешь - почти не за что зацепиться. Но я чудом влез всё-таки наверх, обрадовался. Иду дальше. И вдруг вижу... Вновь скала путь перегораживает, но ещё выше первой. На эту залезть - точно нельзя. Крутая и абсолютно гладкая. А обратно — теперь тоже нельзя: залезть-то по первой из скал я залез, но вот – спускаться, по отвесной-то скале... В общем, я попался.

- И что же ты стал делать?

- Растерялся вначале. Уже подумал: орать бесполезно, до дорог каких-нибудь далеко, а сюда - вряд ли кто-нибудь забредёт в ближайшее время. И тут вдруг увидел тоненькую тропку, лёгкий след, будто кто карабкался почти вертикально вверх, по береговому склону... Я и полез. Сорвался пару раз. За кустарник, за деревья цеплялся. Склон очень высокий был. Когда влез на него, оказалось, что легкая стёжка по краю обрыва пошла, а потом снова спустилась в Капустную щель, но только уже за второй скалой. Долго идти поверху тоже было невозможно: дальше там овраг эту возвышенность пересекал. Когда я снова вниз по склону спустился, то пошёл снова по руслу реки, только уже за непреодолимым препятствием. Русло постепенно всё сужалось и сужалось. Стало сумрачно. Казалось, что моему походу никогда не будет конца. По бокам по-прежнему нависали высокие скалы. Птиц совсем не было слышно. Дорогу постоянно перегораживали большие валуны, через которые надо было перелезать, и стволы деревьев - похоже, во время сильных дождей всё это водой несёт. Было страшно. Присутствовало ощущение, что за тобой постоянно следит кто-то... Жуть!

- Там еще небольшая временная аномалия. Когда меня однажды туда заносило, так у меня даже часы остановились, - то ли шутя, то ли всерьез заметил Андрей.

- Ну, а под конец мне встретилась развилка: одно русло шло дальше, продолжая основное направление, а другой поток, по-видимому, стекал во время половодья сверху под углом градусов в девяносто. Там, действительно, немного воды и сейчас было, тоненький такой ручеёк сверху бежал. И я полез вверх, по крутому подъему: очень уж надоело по «щели» топать. Почувствовал себя альпинистом без страховки. Главное было - на шаткий камень не ступить... Трудно было вверх карабкаться, несколько раз чуть не сорвался. Но зато, когда я вылез, то оказался на высоком холме. Травы там были душистые, мягкие, высотой по пояс. А вид оттуда открывался великолепный: неожиданно, я увидел море… И море, и несколько приморских городов, и корабли в море. А ещё, покрытые пожухлой травой холмы, виноградники и поселки внизу. Затем я пошел по горной гряде, влез на ещё более высокую вершину холма. С одной стороны его я увидел бесконечные горы, с другой - бесконечное море... Я сел на небольшой светлый камень и долго созерцал то великолепие, что открылось передо мной. Потом я внезапно ощутил, почувствовал легкую дрожь земли, будто гул: очень сильные, гудящие вибрации, идущие из-под земли... Я лёг на землю животом вниз, и теперь меня пронизывали потоки этой энергии. И потоки солнечного света, льющегося сверху...

- Ну вот, ты сумел, впервые, испытать единение с ними, почувствовать их силу. Научился восстанавливать энергию подпиткой от земли и солнца, очищаться с помощью чистой, проточной воды, взаимодействовать с камнями и растениями... Ты действительно стал лесным человеком.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться