Удача любит смелых

Размер шрифта: - +

Глава 4, с бурными ссорами и заманчивыми предложениями

 

Остаток ночи мне снились эротические сны, откровенные и чувственные. Поэтому не стоило удивляться, что проснулась я разбитая, неудовлетворенная и злая. Сразу вспомнился барон и брюнетистая вертихвостка. Захотелось сделать ей какую-нибудь гадость. Хвост, что ли вырастить?

Приняла душ, позавтракала, и только немного успокоилась. Ровно настолько, чтобы обстоятельно все взвесить, взять деньги, которые мне оставил Гил, его накопитель, составить договор аренды и, на всякий случай, договор купли-продажи на дом. Все это уместила в сумочку, надела новое платье, в котором барон меня еще не видел, сделала макияж, прическу (чтобы видел сволочь, кого он теряет!), и отправилась к нему.

- Агнесс?! - удивлению Дедерика не было предела. Стоит и глупо улыбается, смотря на меня. Дверь мне открыл дворецкий, сказал, что хозяин спит, и позвать он может только его брата. Позвал. Но похоже, Рик сам еще толком не проснулся, иначе чем объяснить такую реакцию на меня.

- Доброе утро, Рик. Разбуди, пожалуйста, своего брата. У меня к нему срочное дело и ждать до обеда оно не может.

- Доброе утро, Агнесс, - наконец-то отмер парень, подошел, поцеловал мне руку. Смутился, покраснел, спрятал ладони за спину, только что носком туфли ковырять пол не стал. Но и без этого выглядел, как влюбленный подросток. Вот же блин! И жалко и его, и сделать ничего не могу. Ну не замуж за него выходить? Что-то я пока не готова на такие жертвы. - Ты проходи. Может, тебе чаю? Я постараюсь разбудить Гила, но не обещаю. Он вчера нетрезвый пришел, поздно и не в духе.

- Пошли вместе! - я была настроена воинственно, к тому же барон может послать подальше брата, но не меня. Ну я надеялась, что воспитание возьмет верх над желанием отправить меня следом за Риком. - Он хоть один в спальне?

- Один. Гил домой не приводит своих любовниц, - произнес Рик и покраснел еще больше, а я разозлилась. Значит любовниц у него куча, тогда какого черта он лезет ко мне?! Хочет поставить галочку, что еще одна не устояла перед его обаянием?!

Когда мы вошли в спальню, Гил действительно спал, причем в чем мать родила. Ночью он, конечно, укрывался одеялом, но сейчас оно исполняло роль еще одной подушки, на которой удобно расположились рука и нога барона. И все-таки тело у Гила красивое, даже шрамы не уродуют мускулистую спину, а уж ягодицы с ямочками так и просились, чтобы их укусили. И вот эта красота вчера досталась той чернявой заразе?! Захотелось вылить на голову барона тазик холодной воды, а потом и пустым тазом по ней добавить, раза два или три. Я оглянулась в поисках дверей в ванную комнату, дабы не откладывать месть в долгий ящик. Рик воспринял это как смущение, быстро подошел к брату и поправил на нем одеяло. Гил что-то пробурчал, но не проснулся.

- Ну и зачем ты это сделал? Он сейчас еще крепче уснет, мы его до вечера не добудимся, - расстроено вздохнула я, несмотря на обиду и злость, попкой Гила любоваться было приятно. Себе я в этом не признавалась, предпочитая думать, что расстроилась из-за того, что не удалось огреть чем-нибудь тяжелым этого пьяницу и ловеласа.

- А может, ты действительно зайдешь вечером? Или он сам к тебе приедет, как проснется? - Дедерик чувствовал себя неловко и жаждал избавиться от моего присутствия. Или его смущало то, что я находилась в спальне его брата?

- Это долго. Да и запал пойдет, а мне ему столько хочется высказать, - еще раз вздохнула, собралась с силами и гаркнула во все горло. - Подъем! Нападение! Всем занять линию обороны!

Расчет был на то, что Гилберт человек военный, к боевой тревоге привыкший, значит, должен быстро реагировать на внештатную ситуацию. Одного не учла, того, что мужчина недавно вернулся с передовой. «Взлет» барона с кровати был красивым и запоминающимся. Просто глаз не отвести от обнаженного мужчины в полной боевой готовности. Причем это касалась всех органов. Но если с утренним стояком все было понятно, то откуда он достал меч, я заметить не успела. Вообще-то, я уже чувствовала себя отомщенной, можно было уходить. Вот только набросить на этот «жезл» накопитель, как кольцо на кеглю в детской игре и можно идти на работу.

- Рик? Агнесс?! …, - и длинная тирада из непереводимой лексики. Что-то я поторопилась, уйти всегда успею.

- Ты бы оделся, или надеешься, что я упаду в обморок? – ехидно произнесла я, демонстративно рассматривая барона. – Извини, ждать пока ты протрезвеешь и выспишься, не стала.

Вытащила из сумочки мешочек с деньгами, хотела кинуть на постель Гила, но передумала. Все-таки он мне их давал если и не от чистого сердца, то не требуя их вернуть. Подошла к комоду, игнорируя ошеломленный взгляд Рика и потихоньку разгорающийся от ярости барона.

- Здесь деньги, которые ты мне оставлял, я добавила туда за аренду дома. Накопитель тоже там. Спасибо, он мне очень помог. Так же я хочу купить у тебя дом, в котором сейчас живу. Назови цену.

- Агна, что это за спектакль?! – Гил откинул меч в сторону и, не стесняясь своей наготы, пошел ко мне.

- Какой спектакль Гил? Я всего лишь хочу не остаться на улице, после того, как ты женишься. Сомневаюсь, что твоя любимая малышка потерпит «девку - подстилку принца» в доме, который принадлежит тебе. Или ты надеешься, что она будет сквозь пальцы смотреть на твоих содержанок? Хотя это уже ваши с ней дела, меня они совершенно не касаются. Потому что я не твоя содержанка, не твоя любовница, что бы ты себе ни напридумал. У меня к тебе только одно дело: назови цену за дом! Потому что либо я куплю его, либо куплю другой. Но жить я буду в собственном доме, и никто не будет считать себя моим хозяином, - под конец монолога я уже кричала, выплескивая свою обиду на мужчину.

 

 

 

***

 

 

Гилберт умел соображать быстро, но после вчерашнего подпития память его немного подводила. Да еще столь экстренное пробуждение. Поэтому он не сразу понял, о чем именно говорит Агнесс. И что она вообще делает в его комнате? То, что она на него обижается до него дошло, а вот причина стала ясна, когда он услышал «кодовую» фразу: «подстилка принца». Воспоминания полноводной рекой хлынули в голову. Вспомнилось все: и вчерашний поцелуй с Агнесс, и пьянка с Робом, и желание забыть белобрысую ведьмочку, и свидание с Алурилианой, которое закончилось ничем. После слов этой стервы он ушел домой, сказав: «никакой свадьбы не будет». В тот момент ему с трудом удалось сдержаться и не ударить зарвавшуюся девку. Как она только посмела оскорбить его Агнесс? Мужчина задержал взгляд на гневных глазах девушки, перевел на вздымающуюся грудь и понял - тяга к Агнесс никуда не исчезла. Какая же она красивая, когда злится!



Татьяна Бродских

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: