Удача на двоих

Размер шрифта: - +

Часть 2

Джейн Хигсон с малолетства числилась неуправляемой и строптивой. Лазала по заборам и деревьям, носилась наперегонки с окрестными мальчишками, с ними же дралась наравне, не давая спуску, и громче всех улюлюкала, играя в индейцев. Засунуть её в платье удавалось только по воскресеньям, после череды материнских уговоров, посулов и угроз, и то, если отца не было дома. Роберт Хигсон церковные мессы не жаловал и считал, что пристойно выглядеть можно и в обносках, был бы человек приличный.

 

   Лет до десяти Джейн полагала, что отец у неё почтальон - он пропадал на месяц, возвращался с подарками, жил дома недели две-три и снова уезжал. Так продолжалось до тех пор, пока не умерла мать. Похоронив жену, Роберт Хигсон сгрёб манатки и вместе с дочерью перебрался в Сент-Пол. Чинный с виду городок уже тогда был приютом для бандитов и мошенников всех мастей - такая понимающая и сговорчивая подобралась там полиция.

   Хигсон купил небольшой дом на окраине Сент-Пола, нанял экономку присматривать за Джейн, определил её в школу и на месяц сгинул. Когда же вернулся, услышал, что в школу дочь больше не пойдёт.

   - Выперли из-за драк, - прямо и спокойно глядя на отца, сообщила Джейн. Затем перечислила: - Расквасила нос Тому Кейси, дала по башке Джошуа Уилсону, выдрала лохмы Линде Макферсон. Ну и ещё, по мелочи.

   Хигсон молча восхитился, для виду укоризненно покачал головой и через день отвёл дочь в новую школу. Спустя пару недель Джейн выставили и оттуда. В третьей по счёту школе она продержалась месяц, пока не дала затрещину учителю. Больше в Сент-Поле учебных заведений не было.

   - Ну, и что мне с тобой делать? - хмуро спросил Хигсон, потягивая бурбон. - В пансион, что ли отдать, к монашкам. Так ты, того и гляди, монастырь подпалишь.

   Джейн кивнула. Нелюбовь к церкви она от отца унаследовала и поджечь монастырь вполне могла.

   - Что ж, придётся пристроить тебя к делу, - вздохнул Роберт Хигсон. На следующий день он привёл в дом белокурого молодчика, щедро намазанного бриллиантином, с бегающими глазами и тонким шрамом на скуле.

   - Знакомься, - буркнул Хигсон. - Этого парня зовут Счастливчиком Харви. Он приглядит за тобой, пока я в отъезде, и кое о чём расскажет. У Счастливчика крепкие нервы, и в карты ему везёт, зато не очень хорошо по части мозгов. Кто-нибудь уравновешенный и спокойный рядом ему не помешает.

   Джейн удивилась. Уравновешенной и спокойной её назвали первый раз в жизни.

   Как выяснилось, не последний. К семнадцати годам Джейн Хигсон слыла хладнокровной и головастой девкой, лучше которой никто не сообразит как обчистить фруктовую лавку, обнести галантерейный магазин или угнать у заезжего простофили новенький "понтиак". Хигсон чаще и чаще стал глядеть на дочь задумчиво, будто прикидывая что-то. Однажды он в очередной раз посмотрел на Джейн, наткнулся на вопросительный взгляд и заявил:

   - Давай-ка потолкуем, дочка.

   Хигсон устроился в кресле с вечерним стаканчиком бурбона, Джейн примостилась рядом на скамеечке для ног.

   - Как тебе известно, раз-два в году я заезжаю в Вегас. Там можно распустить галстук и поиграть, не опасаясь, что за это богоугодное дело тебя надумают прищучить фараоны. Там есть с кем поиграть, особенно если есть с чем, - Хигсон примолк, провёл двумя пальцами по усам. - Подай-ка мне шкатулку с полки, Джейн.

   Из шкатулки Хигсон вынул две потрёпанных игральных карты и протянул дочери.

   - Что это, па? - Джейн принялась разглядывать туза и восьмёрку пик.

   - Это половина "мёртвой руки" самого Билла Хикока. На удачу. Если бы не эти карты - я бы тут с тобой не сидел. Пристрелили бы давным-давно к чертям собачьим, - пояснил Хигсон в ответ на удивлённый взгляд Джейн.

   - А где ты их взял?

   - Долгая история, дочка. Правда, половина "мёртвой руки" никакой удачи не приносит, а вот если полную собрать... Тут не хватает ещё двух карт. Тоже восьмёрки и туза, только трефовых. Был у меня в молодости напарник, Бак Мюррей. У него эти восьмёрка с тузом на руке были выколоты, вот здесь, - Хигсон похлопал себя по предплечью. - На двоих у нас с Баком получилась полная "мёртвая рука", и вдвоём любое дело удавалось, даже самое дохлое. Из каких только передряг не выбирались... Как-то раз вылетаем из банка, с кушом, а навстречу - шериф. Бак с ним поздоровался, раскланялся, о погоде поговорил - фу-ты ну-ты. Распрощались мы, прыгнули в машину и укатили.
Джейн расхохоталась. Хигсон усмехнулся, снова провёл пальцами по усам и продолжил.

   - А ещё как-то в Неваде - сели нам на хвост фараоны после одного дельца. Гоним по хайвею на север, а сзади - два муравьеда с быками. И не уйти - скорость у муравьедов больше, из головного уже и палят по нам. Думали - всё, конец. Так представь, проскакиваем перекрёсток с местной грунтовкой, и в тот же миг сдаёт с неё задом на хайвей лесовоз. И отрезает нас от быков, словно специально секунда в секунду угадал. Каково, а? В общем, всякое с нами бывало, и если б не удача... А потом Бак уехал раз и не вернулся.

   - Почему?

   - Фараоны шлёпнули... - Хигсон снова помолчал. - Я не об этом потолковать собирался. Есть в Калифорнии такой городишко Эскондидо, недалеко от мексиканской границы. Дыра, не чета Вегасу. Но игра в этой дыре - тоже не чета Вегасу. На окраине, местные называют это место Зелёный квартал. Там собираются большие шишки. Мэр Сан-Диего бывает, шериф. Сенатор от штата, говорят, завсегдатаем. Ещё пара промышленников из Фриско, банкиры из Монтеррея, оптовики. А также публика нашего толка - бутлегеры из Лос-Анджелеса, ипподромные жучки, торговцы порошком из Мексики. По субботам наличности туда свозят тысяч под сто, а то и больше.



Наталья Анискова

Отредактировано: 26.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться