Удачная неудача Солнцеликого - 2

Размер шрифта: - +

Часть 4.

Ох, как нехорошо!

Король у нас бодро нарезает круги по свободному пространству,  во-всю наслаждаясь прямохождением. Предупредить? А откуда инфа, спрашивается? А не опасно ли демонстрировать заклятому вражине герцогу насколько король окреп, не повлечет ли это за собой новую волну покушений. Ведь если захотят убить, рано или поздно убьют, аксиома.

И наследник где-то шляется, а сторонникам короля не помешало бы умножить численность «благородных сэров» на квадратный метр. Надо хоть величество в кровать уложить. Кажется, Ваен пришел к тем же выводам и пытается убедить папу лечь.

Дверь распахнулась без всякого стука, кто-то незримый прокричал:

– Его Высочество, Великий герцог Наймерон Дезген! – король тут же улегся.

Целая минута тишины. Простучали уверенные, нарочито медленные шаги и в комнату вошел…

Что? Вот эта неудачная блеклая копия постаревшего и растолстевшего Бонапарта – герцог? Великий? Но лицо волевое, да. В этом не откажешь. Казалось его заплывшие глазки видят только короля, но ни грамма не сомневаюсь, что этот типус срисовал всю картину. Выделил целителя, отметил присутствие раскосых степняков, пренебрег мною и Титом. И привычно швырнул ненавистью в сторону монарших родственничков.

– Мой дорогой венценосный брат, – ух ты, какой вкрадчивый тенор, – до меня дошли невероятно приятные слухи о том, что вы чудесным образом преодолели свои недуги! Я пришел убедиться в этом лично! Ах, дорогой брат, как чудесно – слухи в кои-то веки правдивы. Вы замечательно посвежели!

Король, которого сын затолкал под одеяло прямо в мягких туфлях, ибо прятать их было уже некогда (а зачем лежащему туфли у кровати?) сиял усталой благосклонной улыбкой. И куда подевался политик, который три минуты назад так ласково пытался принудить к повиновению одну строптивицу.

– Рад видеть тебя по-прежнему энергичным, дорогой кузен, – вот так, без всякого титулования, – кажется, это твой первый визит к одру болящего за последнее время? Сколько же мы не виделись? Два года? Три? Болезнь не позволяет мне припомнить точно. В любом случае, твои искренние молитвы дошли до богов и вот, обрел надежду на полное выздоровление.

– Я так молился, так молился! И твой вей-бастард нашел чудо-целителя!

Фу-у, и они хотят, чтоб я так жила? Да я лучше в степь сбегу! К деду Халаху. Пинетки вязать. Или в пещеры к Некриру, если позовет. Всегда хотела поучиться работе со стеклом.

 За спиной великого герцога топталась целая рать разряженных товарищей с печатью глумливой надменности на лицах. Среди них особой статью и скромностью серого костюма выделялся средних лет мужчина. Ох, не понравился мне его взгляд! Смотрит, как будто жертву выцеливает. Фибула мага на его плече, если не ошибаюсь, такого же достоинства, как и у Гунара, выглядела как-то зловеще. И чего он так на Киру нашу уставился? Кто он вообще?

Ваен сказал, что это правая рука герцога.

Ладно, учтем. Помнится, Ванька упоминал, что герцог всего-то двоюродный брат короля. И что волею судьбы он лишен обоих отличительных признаков Кергонов – разноцветности глаз и сильной магии. Так значит правая рука имеет сильную магию?

Дядюшке, раз уж его идентифицировали как целителя, следовало бы разогнать эту толпу, чтоб воздух не портили, а то надушились все, как проститутки. Аа-ащщ! Но, не судьба. От свиты герцога отделился некий субъект и почесал прямиком к величеству. Гунар воспринял это спокойно. Коллега – целитель?

Тиш, миленький, смотри в оба! Чтобы не навредили.

Смотрю, вама, Ваен уже приказал. Я сделаю так, что истинного здоровья этот тип не увидит.

Ну, и в поликлиниках анализы, случается, путают…

Только Гунару скажи, что именно ты подменяешь, ему надо знать, как отвечать на вопросы.

Я покажу...

Ваен подпустил чужого целителя к отцу, тщательно изображающему усталость. Ну, дает этот пришлый! Вона какие пасы руками наяривает, что твоя танцовщица фламенко, только кастаньетами не щелкает. Аж засмотрелась. О, наконец, отступился, а то я перенервничала. А почему мы такие недовольные?

Он не понимает, почему король так хорошо выглядит, – хохотнуло в голове, – хи-хи, увидел гнилую печень и перегиб основного энергетического столба. – что, такой и впрямь есть? А я думала экстрасенсы про эти самые столбы напридумывали.

Тиш, только не перебарщивай, ладно? Это не Киру за косу дергать по утрам, это судьбы людей.

Не, вама, не беспокойся. Сиштира подсказала, чтоб похоже на правду.

Ты помирился с сестрой?

Не то чтобы, – я отчетливо поняла, что Тишка сейчас чешет в затылке, – просто ей нравится советовать, как младшему.

У этих богов память как-то иначе устроена, что ли? Тишка сидит дома и в пантеоне не отсвечивает, признает старшинство, а потому не раздражает? Ну, раз так, может и поладим.

Гунар и свитский целитель с загадочно-умным видом обменялись десятком фраз на профессиональном «птичьем» языке. Ничего не поняла, но чужак, кажется, остался доволен разъяснениями.

Зато тот, который правая рука, не на шутку беспокоил. Уж очень часто посматривал на моих степняков. В его лице, кстати, тоже было что-то такое… то ли скулы эти, то ли переносица специфическая, но и в нем угадывалась степная кровь, пусть едва-едва и только вот так, когда есть с кем сравнить. Ишь, глаз с Киры не сводит!

А вот и прынц-2 нарисовался. Подобострастно раскланялся с герцогом, высокомерно окинул взглядом свиту, поморщился при виде меня. Да наплевать, этот, который рука, воспользовавшись некоторой ротацией в свите, которая уступила дорогу Оннарваену, вдруг оказался рядом с Кирой и, глядя ей в глаза, очень тихо, но с экспрессией, произнес:



Елена Штефан

Отредактировано: 21.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться