Удачная неудача Солнцеликого

Размер шрифта: - +

Часть 11.

Вот эта часть дома была еще не осмотрена, а посмотреть хотелось. Точнее, сначала ничего не было видно, потому что эти помещения, оказывается, вырублены в толще горы. Или это адаптированные пещеры, я не поняла. Кирины светляки решили проблему освещения, пыли стараниями Сары здесь больше не было, то-то она опять совсем прозрачной стала. Воздух не спертый, значит, вентиляция, возможно, природная, а может статься, магическая, работает исправно.

Похоже, здесь когда-то располагалось что-то вроде хранилища и по совместительству, подобие кабинета, если судить по наличию непривычного, но узнаваемого письменного стола из необыкновенной красоты древесины. Непривычного потому что имелась приставка для работы стоя, кажется, это называлось конторка, а еще изумляло неимоверное количество маленьких, не больше чем конверт, выдвижных ящичков – шуфлядок, шикарно инкрустированных по видимой части. Серебро  и не яркие самоцветы. На один из них мне указала Сара.

– Открой, – потребовала она, ее многослойные одеяния трепетали, а это означало, что хозяйка волнуется.

В ящичке лежали отточенные карандаши, штук пятьдесят. Нашлась стопка нарезанной полосками сантиметров 15 в ширину, длинных листов пожелтевшей до кремовости, плотной бумаги. Такой лист и в трубочку скатать, как свиток, и конвертом сложить удобно. Отлично, на канцелярку тратится больше не придется.

Еще в одной шуфлядке лежала связка ключей.

Хозяюшка наша зависла в углу, где стоял сундук. Намек понятен, нам разрешено покопаться в этом монстре.

Господи, какая красота, я такие ткани только в музеях видела да на картинах великих художников. Бесподобно красиво и, вот прямо сейчас, для нас с Кирой абсолютно бесполезно. Зачем нам сейчас парча? А вот бархат сгодится, хотя бы для такого, чтобы прикрыть мою страхотную юбку, выглядывающую из-под плаща. Эта мысль привела меня в уныние, юбку-то на руках стегать придется. Эх, где моя старенькая швейная машинка...

– Спасибо Сара! Мы можем взять эти вещи? – Вроде и так все понятно, но надо соблюдать условности, для Сары это важно.

Сара замерцала мелко-мелко, как при перепаде напряжения сигнальная лампочка, эту замену мимике я уже выучила, такой вот невербальный способ выразить согласие или удовольствие. Сейчас нам с радостью дозволяли воспользоваться щедростью хозяйки. Мучительно сильно, до жгучих слез, захотелось обнять прозрачную женщину в порыве благодарности. Я ею искренне восхищалась и очень жалела, очень. За неполные сутки она эволюционировала от сгустка экто-плазмы, который хотел только жрать и не пущать, до Духа. Именно так с большой буквы. Существо хоть и не материальное, но, без всякого сомнения, разумное и волевое. Способное к сопереживанию, и даже имеющее чувство юмора. Как она мои песенки из мультика слушала! Вот её надо было молодым телом одаривать, обратилась я мысленно к тому, кто меня проволок мимо чистилища, а не пожилых тётенек тырить.

Мы с амазонкой так увлеклись, что даже скинули плащи, накинутые для тепла, ведь это помещение находились в неотапливаемой части дома. Да отапливалась, собственно только кухня и наши спаленки.

В сундуке, наполненном великолепным, но, явно устаревшим верхним платьем, не находилось того, что я хотела бы для Киры, ну и, может быть, для себя.

– Дорогая, скажи, – обратилась я к Саре, – а здесь только женская одежда? Для Киры, наверное, лучше мужскую одежду посмотреть, она ей больше подойдет. Ей бы рубаху теплую и штаны попроще на смену, ну и спать в чем-нибудь, чтобы не в дневном под одеяло лезть, а?

Сара с сомнением посмотрела на рослую амазонку и указала на другие лари. Это было ошибкой, потому что в ближайшем сундуке мы Киру потеряли. Там находилось оружие. После того как я неуважительно отозвалась о собственных клинках амазонки, она впала в апатию, а тут вона человеку счастье привалило вместе с разрешением ни в чем себе не отказывать.

Зато я прибарахлилась узкими шерстяными портами, которые планировала носить под юбкой для тепла, скомплектовала себе пижамку из каких-то подросткового размера одежек и даже заставила Киру прикинуть пару вариантов. Естественно, ей ничего не подходит, хотя вот из этого и вот этого вполне можно собрать приличные домашние штаны, потому как юбку я даже предложить ей не решилась. Наконец, Кира смогла вырваться из своего восторженного транса и соблаговолила осознать, что о ней тут, собственно, позаботится пытаются.

– А-а? – тянет она удивленно и растерянно, – мне не надо, у меня есть.

– Что у тебя есть, неискушенная ты моя, – по-родственному ворчать на растерянную деваху было неожиданно приятно, – и где оно?

Кира ухмыльнулась в ответ на мой бубнеж, без слов накинула плащ, и откуда-то из подмышки, начала доставать вещи: пару тканевых носков, подштанники местного разлива, все на завязочках, тонкого полотна рубашку, безрукавку из тисненой кожи, ремень со множеством приспособлений, черную тряпку, которую я определила как бандану. Ничего похожего на то, что сойдет за домашнюю одежду. Стоп! Из подмышки? Из подмышки?!! Картина мира рушилась на глазах. В очередной раз. Весь мой опыт орал — такого не может быть, потому, что не может быть никогда, а маленькая девочка, которая все еще жила в душе, радостно хлопала глазами. Вот она, МАГИЯ! Не мелочи вроде светляка и не палец, делающий вид, что он – зажигалка, а вот это явление и есть образчик высокой магии.

– Пространственный карман? – Пришло на ум не раз читанное определение. – А что там у тебя еще есть? – Детское, неподобающе ни возрасту, ни роли главы семьи, на которую я сама себя определила, любопытство сдерживаться никак не хотело.

– Ну, – протянула амазонка, смущаясь, – еще арбалет, котелок, подстилка походная…

– А места много еще? – внутренние крохобор с экспериментатором слились в экстазе.



Елена Штефан

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться