Удачная неудача Солнцеликого

Размер шрифта: - +

Часть 40.

А до рынка уже докатились ошеломительные новости. Народ гудел надеждой и неверием, дескать, сам вздорный Раштит приласкал сыночка нищей посудомойки, да так, что малыш в одну минуту стал золотисто-конопатым, невиданная редкость в этом суровом краю. Новость же о потраве в семье купца затмили слухи о бесчинствах наследного принца.

Этот товарищ с завидной регулярностью встревал в запрещенные поединки, кутил так, что после забав его компании, бывало, приходилось ресторации вновь отстраивать. Вот и нынче венценосный наследничек, говорят, разорил винные склады какого-то купчины, даже волшебная защита ему нипочем. Ну так, королевич – самая сильная магическая кровь в нашей стране. Державой, кстати, правит какой-то там герцог, прынц буянит, а король здравствует лишь условно, потому как недужит, бедняга. И помирать не помирает и жить не живет, уже два десятка лет. Наследничка воспитывать и в узде держать некому.

Герцог регентствует в свое удовольствие, народ нищает, маги существуют где-то там. Иной раз думаешь, что их трое на всю страну, Ваен, Кира и Гунар. Из доступных простым людям магических штучек печь-камни да светильники, больше, пока, ничего не попадалось. А, еще артефакты у стражников. Чем ковен занимается, непонятно. Ну и пусть, главное, чтобы ковен не занялся мной. Хотя до сих пор, надо признать, потрясающе везет, будто кто рукой беду отводит.

Само собой, никакого делового настроя не было. Ваен отчего-то сильно расстроился, Нитта и Варная заняты – время обеда, Дораш по лавкам таскаться сегодня не хотел, хотя бы и ради сестер. Вот так и получилось, что мы быстро вернулись домой, даже не заходя к оружейникам. А дома нас уже заждались.

Не успела я открыть дверь, как оказалась в совершенно нежданных объятьях Кири. Дылдочка моя родненькая, она даже покружила меня по кухне, оторвав от пола и вихрем взметнув юбку.

Следом сграбастал Гунар. Мы бы и еще пообнимались, но я заметила окаменевшего Дораша, и лишь потом его отца, Фарх-ара, и деда Халаха.

– Приветствую почтенных Халаха и Фарх-ара. Хорошо ли добрались?

– Путешествие было даже приятным, твоя дочь и родственник своей магией облегчили его, – Фарх-ар говорил язвительно цедя вежливые слова.

– Тем не менее дорога есть дорога, отдых не помешает. – Черт побери этот закон гостеприимства, мне бы Киру расспросить, а тут гости.

Папенька-степняк, вот недоволен чем-то и не скрывает. Дораш в панике. Халах и Гунар выглядят заговорщиками, только Кира улыбается ободрительно, надо полагать, поводок снят. И Сара прячется.

– Тит, милый, иди сюда. Это мой …

– Вама, я сам скажу. – Старшие степняки подскочили, услышав их традиционное обращение юноши к более взрослой девушке, – Я Тит, Нина разрешает нам с Дорашем считать ее сестрой. Старшей.

– Дораш признал тебя вамой, горожанка?

– Уважаемый Фарх-ар, меня зовут Нина. Это совсем не трудно запомнить. – Халах и Гунар дружно заулыбались, старики давно поняли мой характер, и, кажется, предвкушали забаву. Построить степняка я смогу, не вопрос. В крайнем случае отведает Сариного гостеприимства. Но! Мне ему парня отдавать, а потому «улыбаемся и машем».

Повинуясь мысленной просьбе Тит, а следом Дораш начали выгружать покупки.

Фарх наблюдал за сыном с таким недовольством, что тот ежился. Ох, городская одежда же на парне, вот в чем дело. Национальная гордость задета?

За столом мы вежливо отвечали на вопросы гостей, лишь природу Тита и приключения в храме обходили стороной, а без этой информации и рассказ получился куцым. Ваен умело вел беседу, обходя острые углы, и своим уверенным видом вынуждал Фарха держаться в рамочках.

Путешествие же Киры и Гунара было на диво плодотворным. Оказывается, до переправы через Мируву два дневных перехода, те шесть дней, которые мои родные гостилив степи были наполнены событиями.

Поводок на Кире действительно был. Все три старших шамана племени принимали участие в его ликвидации. И злились страшно. Потому как заклятие ставил кто-то из своих. Маги не практикуют такое, неспособны. А тут во всей красе шаманская магия подчинения, которая и используется крайне редко, потому как требует много затрат. Поводок ставил какой-то ренегат, вступивший в сговор с воспитателем Киры. Да вот вышло заклятье кривеньким, оттого так подавляло волю, и видно его было. Заметили же неладное прочие соплеменники Халаха.

– И кто был целью? Удалось выяснить? – Наш бесценный друг напряженно ждал ответа от шамана, да тот отвечать не спешил. Наконец, решился.

– Ваш король. – Ваен молчал, играя желваками и скручивая ложку штопором.

Мне лично до короля дела не было, но Ваену, точно было.

– Ваен, дружище, успокойся, ведь все разрешилось!

– Ты не понимаешь, Нина! А вдруг поводок не только на Кире, вдруг она не одна такая?

– Скорее всего, одна. – Халах не пояснял, не счел нужным, но в голосе звучала убежденность. Наверно, какие-то профессиональные тайны. Но меня волновало другое.

– Тогда непонятно, как Киру выпустили из-под контроля Гильдии.

– Это как раз понятно, – амазонка была спокойна и раскованна, – новый Староста про поводок, скорее всего, выведал случайно. Ключевые слова неизвестны, цель тоже. Вот и вытурил подальше, чтобы внимания сведущих людей не привлекала.

– Я думаю, – Ваен, наконец, взял себя в руки, – Коладо Жнец про дела своего предшественника что-то знал. Да новому Старосте в политику лезть не с руки, не тот пока у новичка масштаб, вот он Киру от себя и отдалил, и сделал это достаточно громко. А вот как про поводок выяснилось, вот что интересно.

– Давайте сменим тему, – Гунар немного грустно улыбнулся, – мальчики совсем заскучали. Мы, Нина тебе подарок привезли.



Елена Штефан

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться