Удивительные приключения на паровом ходу

Размер шрифта: - +

Глава 16

Продираясь сквозь кусты, компания еще недолго прошагала по лесу звериной тропой, что едва виднелась в ковре из палых листьев.
- Раньше мы жили в пещере, - объяснял по дороге Капоч, - но потом гадкие мужики прогнали нас оттуда. Как вы могли заметить, мы необычные волки. Мирный народ, все сплошь цивилизованные. Носим одежду, едим из мисок, и, кстати, да, моем посуду за собой, заметьте. Никого живого не трогаем, едим исключительно больных зверушек, выполняем заложенное природой предназначение. Куда нам воевать? А теперь вот живем в берлоге под корнями старого дуба.
- А таблички тоже вы пишете? – поинтересовалась Микра.
- Конечно, – не без гордости ответил Капоч.
- А зачем?
- Ну как, во-первых это красиво! Во-вторых, выдает в нас наличие разума. 
- Понятно. Значит, вы хотите, чтобы вас считали разумными? 
- Вы за палками бегаете и нюхаете у себя под хвостом! – брезгливо заметил Ким.
- Мы нюхаем друг у друга под хвостами, а это большая разница! – возразил Капоч. – Вы же жмете друг другу лапы? Тоже сомнительный ритуал. Что можно понять по рукопожатию? То ли дело запах. Запах сразу тебе расскажет, с кем имеешь дело.
- И на луну воете, и блох гоняете, и…
- Это все наши старинные обычаи, - огрызнулся один из сопровождавших их волков. - Вы тоже много чего делаете странного. 
- И попой елозите по траве, перебирая передними лапами! – разошелся Ким. 
- Ну, это уже наглость! – зарычал Капоч. - Лучше по поляне проехаться на заду, чем ловить всех, кто не похож на тебя, и сажать в клетки!
И все волки, глядя на своего предводителя, вдруг зарычали и остановились, окружив путников. От злобного сверкания глаз Микра оторопела, да и Ким не на шутку струхнул.
- Прошу прощения, - выдохнул мальчик, - перегнул палку.
- Палка, палка, - вдруг запрыгал Тютя, виляя хвостом. Щенок явно не понимал, почему взрослые так насторожились. – Перегнем вместе!
- Нет палки, - осадил его Капоч и шлепнул лапой по загривку. – Я прощаю тебя, молодой мужик, но больше прошу не упоминать ничего такого. Если кто-то отличается от вас, это не значит, что он хуже или лучше. Он просто другой. Вот и наша стая другая, не то, что твои пираты, выгнавшие нас из логова.
- Так ты знаешь, что я с ними? – удивился Ким.
- Ты провонялся пиратами насквозь, и мы учуяли это еще из середины леса. Только девочка пахла маслом и гарью.
- Я пахну гарью? – смутилась Микра и зачем-то добавила: - Извините, пожалуйста.
- Вот мы и пришли.
Действительно, среди деревьев выделялся огромный дуб, под корнями которого лежало еще несколько одетых волков. Щенки резвилась рядом с ними, оттачивая свое мастерство охотника друг на друге, и к ним сразу присоединился Тютя. Отдыхающие возле логова волки привстали и, настороженно навострив уши, уставились на пришедших.
- Мы же не едим людей, - сказал удивленно один из них.
- Это гости, - ответил Капоч, - я пригласил их на ужин.
- Мы же не едим людей, - повторил волк, не видя разницы.
- Они не ужин, мы их угостим своей добычей.
- Вот еще, - фыркнул его сосед, - я полдня гонялся за этим зайцем.
- Нас съедят, – прошептала Микра своему приятелю, который похоже тоже всерьез озаботился создавшимся положением. От его былой уверенности не осталось и следа.
- Я не знал, что их уже столько, - чуть слышно ответил Ким.
- Вы не беспокойтесь, я вас не дам в обиду, - заслонив собой, проговорил Капоч. - Мы хоть и дикие звери, но совершенно не злопамятные.
- Почему это? Помню, в мае прошлого года, ты первый раз меня так назвал! – возразил вожаку один из волков.
Но Капоч не обратил на это замечание ни малейшего внимания, а прошел к корням и сел напротив большого таза, в котором лежали окровавленные тушки кроликов.
- Угощайтесь.
- Спасибо, как то не хочется, - пролепетала Микра, справляясь с приступом тошноты, - мне что-то дурно, и аппетиту совершенно нет.
- Ах да, люди сырое не едят, - спохватился Капоч.
- С вашего разрешения, я смог бы разжечь небольшой костер, - улыбнулся Ким. 
Волк согласно кивнул, и мальчик принялся собирать дрова. Но то ли зажигалка отсырела, то ли не слушалась новых неумелых рук, только Киму удалось лишь высечь пару крупных искр, которые разлетелись в разные стороны. Это подняло страшный переполох во всей стае волков, раздался визг, и звери разбежались врассыпную с криками: - «Желтая змея!»
Остался только Капоч, стыдливо прикрывая лапой глаза. 
- Прошу извинить мой дикий народ. Это все инстинкты. Для леса пожар – страшное бедствие, обычно поглощающее все на своем пути, в том числе и наши дома.
Микра взяла свою зажигалку обратно и сама развела костер. Ее опытное обращение с подарком отца заставило Кима завистливо нахмуриться. Когда огонь разгорелся, и Ким, нанизав по кусочку кролика на палки, принялся обжаривать мясо, волки начали потихоньку возвращаться и с любопытством разглядывать происходящее. Особо шустрые щенки уже норовили засунуть свой нос прямо в горящие угли, но, ощутив сильный жар, тут же отскакивали и грозно тяфкали.
- Итак, могу я поинтересоваться, что привело путников в наши края? - спросил Капоч, когда с приготовлением мяса было покончено, и вначале гости, а за ними и хозяева принялись с жадностью поглощать еду.
- Мы идем забирать кое-какие мои вещи у пиратов, - прожевав, сообщила Микра.
- У пиратов можно забрать свои вещи? – переспросил один из волков. - Вот это да, все слышали?
- Они и у вас что-то присвоили? – уточнил Капоч. - У них что, профессия такая?
- Ну да, - пожал плечами Ким, - пираты – это вроде воров. Они воруют.
- Воруют, воруют, - перешептывались волки позади, чтобы донести информацию до тех, кто слишком боялся огня и не подходил близко к гостям. - Вы слышали? Воруют!
- Вы молодой человек, путаете, - покачал головой Капоч. - Воры воруют, а пираты должно быть пиратят. Значит они спиратили у вас какие-то вещи?
- Ага, можно сказать дом, как и у вас. 
- Дом, вы слышали, они спиратили дом у щенка! – пронеслось по стае.
- А зачем же вы идете к ним в наше логово за домом? Дом должен стоять, - продолжал недоумевать вожак волков.
- А у нее передвижной дом, - усмехнулся Ким, - они спиратили передвижной дом.
- Передвижной дом, не может быть, - зашептались кругом.
- Не бывает передвижных домой, только если это не клетка в зоопарке, – вздохнул Капоч. - А кому захочется возвращать свою клетку из зоопарка? Только сумасшедшему зоопарколюбу! И зачем пиратам пиратить зоопарковую клетку? Они что, решили себя в ней запереть и показывать друг другу за деньги?
Ким уже вовсю смеялся и не мог вымолвить ни слова, поэтому Микре пришлось держать ответ. И хоть ей было тоже смешно слышать такие рассуждения, она попыталась все же объяснить.
- Понимаете, я ищу маму, но для этого мне нужна машина. Я путешествовала в машине и жила в ней одновременно, а они у меня украли.
- Вы слышали, пираты еще и украды! – громко возмутился один из волков, и все вокруг принялись ему вторить. – Украли, своровали и напиратили! Какой ужасный ужас!
- Вернуться в свою стаю – это благородная цель, чтобы передвигаться в клетке. К тому же я не понаслышке знаю, что такое остаться без дома, который спиратили пираты.
- Еще пираты забрали и моих друзей с собой, - вздохнула Микра, вспомнив роботов. Чем дольше она находилась без них, тем больше скучала по бесконечным проделкам троих неугомонных и пусть не всегда умных роботроников. Без них ей было просто напросто не по себе, к тому же она ужасно волновалась, как бы Шляпа чего не вытворил и пираты его не разобрали с досады.
- Ой-ой, дело совсем плохо, - покачал головой Капоч, - можно пережить потерю дома, но остаться без стаи – это как остаться без хвоста. Или даже хуже! 
- Вы, похоже, знаете не понаслышке об этом, - заметил Ким.
- Что ж дети, я расскажу вам свою печальную историю, - вожак сел. - Всю мою стаю люди уничтожили, когда я был еще щенком. Они устроили самую настоящую охоту за нами, натравили собак и, растерянные мы разбежались в разные стороны. Те, кто был помладше – щенки или подростки – попались в их сети, старших перестреляли. Меня с братьями поместили в тесную клеточку, мы едва помещались в ней. Хозяин клеток надел на себя шкуру, снятую с моей матери и щеголял перед другими людьми в ней. Меня продали в зоопарк. Это самое ужасное место, где мне только пришлось побывать. А я живу уже очень давно и повидал немало мест, уж поверьте. Нас возили по городам и показывали за деньги сомнительной публике. Дети, да и взрослые, приходили на нас глазеть. Они кидались обидными прозвищами и камнями, они смеялись над нами, оставшимися без стаи и без дома.
- Какой ужас, почему же вы не сказали им, что это неприятно! – воскликнула Микра.
- Я тогда не мог говорить. Это уже позже, одна волшебница наделила меня гласом. Всю стаю. Из-за этого мы и освободились. Удивительно, какую силу обретают слова!
- Вас выслушали и выпустили?
- Ах, наивная, если бы! – горько вздохнул Капоч. – Когда хозяева узнали, что мы говорим, настали времена еще хуже. Теперь уж и людей приходило много больше, и все еще сильней принялись нас обижать, чтобы выудить хоть пару слов. Нам повезло, когда сменился сторож. Новый охранник был не в курсе всех дел, уж не знаю, по каким причинам ему не рассказали о наших особенностях. Бедняга так испугался, что упал в обморок прям возле моей клетки, когда я хотел вежливо попросить у него водицы. Тут мой брат не растерялся, лапой подцепил ключи и выбрался, а после освободил остальных. Мы бежали без оглядки, искали себе новый дом, но повсюду нам грозила опасность. Приходилось вновь срываться с места и бежать. Многие из нас погибли, в том числе и брат мой. Но удача нам улыбнулась. В этой дикой местности мы набрели на уютную пещерку, где и обосновались. И все шло тихо и мирно, род наш стал расти и шириться. Новые щенки рождались с врожденной способностью говорить. Но так же и с врожденным страхом перед всяким человеком. Однажды пришли пираты и спиратили наше законное логово. Мы не могли им сопротивляться. Что может пусть и крепкая, но все же маленькая, стая волков против огромной стаи людей? Наша задача лишь защитить детей, пусть и трусливым побегом.
- Это так ужасно, запирать кого-то в клетки, чтобы потом глазеть за деньги, - на глазах у девочки появились неподдельные слезы, да и Ким заметно приуныл. Ему уже не казалось таким смешным пугать бедных волков, которые просто хотели жить на свободе. - Если бы я была королем, то запретила бы такое!
- Но мы ставим таблички, носим одежду, едим из мисок, в надежде, что люди будут воспринимать нас как братьев меньших, - приободрился Капоч. - Ведь не случайно нас называют санитарами леса, мы приносим огромную пользу. Ловим больных животных, чтобы они не распространяли заразу дальше. А на досуге собираем вязанки слов. Хотите, покажу вам свою гордость?
- Конечно, - согласно закивали ребята.
Волк залез под корни дуба и выполз обратно, уже держа в зубах обычную книгу.
- Вот, хранитель слов, мудрость, начертанная на тонкой табличке!
- Книга? У меня очень много книг в доме осталось! – удивленно воскликнула Микра.
- Много книг? – переспросил Капоч. - У пиратов?
- Да!
Он подвинулся поближе к девочке и посмотрел в глаза, словно загипнотизированный.
- А что там за слова?
- Разные, - смутилась Микра, - хотите я вам их подарю, если у нас все получится?
Капоч непроизвольно вильнул хвостом, но тут же взял себя в лапы и вздохнул:
- Это слишком ценный дар, я не могу его принять, извини.
- Вы разделили с нами трапезу, это меньшее, чем я могу вас отблагодарить! Если конечно, у нас все получится.
- Получится! Я уверен! – ободряюще закивал Капоч, предвкушая подарок. - Позвольте мне посовещаться со стаей.
И вожак с остальными удалился за дуб, откуда вскоре послышался яростный шепот. Спустя непродолжительное время он вернулся и, гордо сев рядом с детьми, провозгласил:
- А теперь послушайте, что мы решили! Я дам вам лучших своих воинов в помощь! Узрите же их!
Из стаи выделилось два волка, крупных и величавых. Их рубашки выделялись строгостью цвета и новизной. Вначале они шли исполненной гордостью походкой, но чем ближе подходили к детям, тем сильней припадали на лапы, повиливая хвостом и тихонько поскуливая. 
- Вы еще живот для почухания подставьте! – рявкнул на них Капоч, отчего они еще сильней пригнулись к земле и заскулили. 
– И это лучшие воины, - с досадой пробормотал Ким.
- Эх вы! Не пристало воинам пресмыкаться перед кем бы то ни было, вы же не собаки какие-то. Вы волки и это звучит гордо! – принялся их отчитывать Капоч, все больше сердясь.
- Воин Мямля! – выпрямился один из волков. В холке он смотрелся выше даже самого Капоча. - Я грозен! Я опасен всем трусливым зайцам в округе! – а потом тихонько добавил: - Очень люблю, когда меня чешут за ушком, просто теряю волю! 
- Воин Тюфтя! – встал так же второй, голос его был тоньше и отличался странной гнусявостью, как-будто зверь простудился. - Я пишу стихи, хотите я их вам прочту?
- Ой, нет, потом! – взмолился отчего-то Капоч.



Маричка Вада

Отредактировано: 09.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: