Угол

Размер шрифта: - +

Прямая

Наша жизнь, похожа на ломаную  линию, линию полную острых, прямых и тупых углов, наша жизнь – череда зависящих и не зависимых  событий.

 

У безумно влюбленной пары Хеллен и Пола Баррет самым переломным моментом в жизни, тем самым переломным углом стало рождение сына. Это событие навсегда изменило жизнь и направило их линии жизни совсем в другом направлении.

Хеллен и Пола жили в небольшом, милом доме на две семьи и выращивали на лужайке полевые цветы. Пара давно мечтала о детях, но годы шли, а забеременеть все не получалось. А у семейства, живущего за тонкой, как лист фанеры стенкой буквально один за одним рождались дети. И вот в один сентябрьский день,  когда четвертый соседский ребенок пошел в школу, Хеллен узнала самую радостную новость в своей жизни.

– Пол, иди сюда пожалуйста. Помоги мне, я очень плохо себя чувствую.

Пол завез жену в больницу, где в считанные часы доктор с пышными усами вынес долгожданный вердикт: «Вы беременны». Мальчика назвали Адом. Именно через «О», так звали отца Пола, отца который всю жизнь играл на скрипке, отца, которого убило ударом молнии. В его имени ошибку допустила сонная женщина, которая ночью незадолго до этого сорилась с мужем и практически не спала. Исправлять ошибку разуется, никто не стал.

Новоиспеченные родители решили дать сыну имя дедушки с точностью до буквы, ведь это именно он пять лет назад сказал молодой паре: «Ребенок, ошарашит вас словно удар молнии. Он придет в самый неожиданный момент». Так, мальчик с небольшой родинкой над бровью стал Адомом, а Хеллен и Пол Баррет – родителям. В будущем им не раз придется исправлять врачей, воспитателей и даже родную тетю – всех, кого так и норовило допускать в имени сына ошибку. Но это совсем неважно, важно, что сбылась их мечта.

Наступила вторая зима после рождения ребенка.

– Хеллен, может не стоит постоянно закутывать Адому рот. Ему же нечем дышать, – возразил Пол.

Адом рос безболезненным ребенком: он почти не плакал, хорошо ел и смотрел на родителей так, словно сильнее их рад тому, что появился на свет. Но в этот раз он заплакал и долго не успокаивался.

– Тихо, мой хороший, папа просто ничего не понимает. Не нужно плакать, – убаюкивала Хеллен.

Так Адом впервые заболел. Это был обычный грипп, но доктор пояснил, что, скорее всего его вызвал мокрый шарф: «От теплого дыхания ребенка между шарфом и ртом образуется влага, в ней могут появиться болезнетворные микробы».

 – Как зовут мальчика? – спросил врач.

– Адооом, – в один голос ответили родители.

– Послушай Адом, ты маленький, но сильный, поэтому не пугай больше маму и папу. Понял? – доктор подождал, несколько секунд. – Вижу, что понял. Все можете идти, не волнуйтесь, с ним все будет в порядке.

Доктор был прав, с Адомом все было в порядке. И с каждым днем все сильнее входил в жизнь родителей. Они радовались и мило смеялись с любого проявления сына: отрыжки или неловких движений. А новое слово первенца вызывал восторг сравнимый только с крупным выигрышем в лотерее.      

Город, в котором жили Барреты казался идеальным городом для детей. Множество детских площадок и игровых зон. Но отец не водил туда Адома, он боялся, что ребята постарше заденут, столкнут или и вовсе ударят сына.  Качели казались Полу олицетворением риска. Шаткие конструкции, отсутствие ремней и странный скрежет – эти страхи усугубил случай с Джоном, соседским мальчиком. Джон – крайне подвижный ребенок, при этом родители практически не уделяли внимания его воспитанию. И нет ничего удивительного в том, что Джон случайно всунул руку, в механизм качели пока на ней каталась старшая сестра. Мальчик сломал два пальца и сильно испугался.   

– Хеллен, куда они смотрели? О чем думал Джон, разве он не понимал, что это не шутки, – недоумевал Пол.

– Дорогой, но это же дети. Они – эпицентр случайностей. Наверное, еще не появился тот ребенок, который вырастет без разбитого носа или стертых коленок. Перестань, уделять этому столько внимания.

–   Адом будет первым. Без дурацких травм. Никаких стертых коленок – Пол поднял сына над собой и посадил его плачи. – Твой отец за этим проследит.

– Не тряси ты его так. Он, скорее всего, заработает синяк, катаясь у тебя на плечах. Ладно, мне пора собираться. Скоро за мамой приедет тетя, – произнесла Хеллен игривым голосом. –  Рагу в холодильнике, кстати, я вчера купила виноград, если захочешь, он на верхней полке. Только лучше его Адому не давай.

До рождения сына Хеллен с сестрой регулярно ездили на шопинг. И сегодня спустя практически два года они собирались возобновить эту привычку.  У семьи Баррет была небольшая, но уютная квартира: маленькая кухня, жилое помещение, санузел и балкон. Недалеко от родительского дивана, стаяла кроватка Адома, рядом с ней лежала его любимая игрушка – толстый, желтый жираф с пищалкой внутри. Хеллен уехала, Пол остался с сыном один.

Прошел час после ухода матери. Адом бегал по комнате и периодически исчезал из вида отца, за спинкой дивана, подавая только звуки, нажимая на любимого жирафа. Отец с сыном пообедали. После Пол вспомнил о винограде, взял веточку с собой к телевизору,  откусил маленький кусочек и протянул сыну.



Дмитрий Никитин

Отредактировано: 23.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться